Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Рябков: работа над всеобъемлющим соглашением по Ирану переходит в круглосуточный режим

21 июня 2014, 0:52 UTC+3
Иран и "шестерка" и близко не подошли к согласованию вопроса об ограничении количества центрифуг
Материал из 1 страницы
© ИТАР-ТАСС/ Юрий Машков

ВЕНА, 21 июня. /ИТАР-ТАСС/. Выработать всеобъемлющее соглашение по Ирану до 20 июля пока реально, работа переходит в круглосуточный режим. Об этом сообщил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков.

" Готов поддержать американскую делегацию в оценке того, что нам в предстоящий период придется работать практически круглосуточно по этой теме", - сказал он.

Появление некоего текста на венском раунде Ирана и "шестерки" - позитивный шаг, но остаются вопросы по сути, сказал журналистам Рябков.

"Результат с точки зрения продвижения к конечной цели строго говоря не очень впечатляет. Мы интенсивно и в разных форматах работали целую неделю. В итоге появился некий текст, не имеющий никакого пока статуса с точки зрения готовности всех сторон подписаться под тем, что там написано", - сказал он. 

"Отражается это в наличии в упомянутом тексте большого количества скобок, то есть положения, которые вызывают по-прежнему споры, возражения разных делегаций и требуют дополнительной проработки. Эти положения многочисленны, и они касаются основных сутевых, коренных вопросов", - пояснил замминистра.

"Вместе с тем, одно то, что подобный общий текст появился, - это шаг вперед, - убежден Рябков. - Наконец, после многочисленных и продолжительных усилий сформирована понятное всем участникам переговоров единая база, от которой, я думаю, отклоняться не будем, то есть дальнейшая работа пойдет именно по этому тексту".

"В принципе, мы не пробовали никогда раньше писать подобный документ, он по своему характеру, по своему наполнению и с точки зрения его значимости для решения стоящих перед нами задач прецедентов не имеет. Поэтому здесь важно выверять каждый шаг, все очень глубоко продумывать, и мы воодушевлены тем, что делегации как "шестерки", так и иранская, проявили максимум понимания, готовности действовать именно таким образом",  - подчеркнул дипломат. 

"Недели переговоров хватило для того, чтобы сформировать весь объем, обеспечить весь листаж будущего документа в его главной составляющей части. Конечно, какие-то положения подлежат дальнейшей конкретизации. Например, мы до сих пор не продвинулись в вопросе о порядке выполнения этого документа", - продолжил Рябков.

"Но скелет документа и основные его составляющие части в разных преломлениях уже сформированы", - подчеркнул он.

"Вопросы, которые составляют наибольшую сложность, прежние, - обратил внимание дипломат. - Это по сути дела все аспекты того, как будет выглядеть будущая иранская ядерная программа, из чего она будет состоять и как она будет существовать".

"С другой стороны, в чем может заключаться специфика ответных встречных шагов (международного сообщества)", - добавил Рябков.

По словам Рябкова, Россия исходит из того, что соглашение Ирана с "шестеркой" (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия) должно быть лимитировано по времени, а после этого ограничения с ядерной программы ИРИ должны быть сняты. 

"Российская сторона исходит из того, что после того, как ситуация вокруг иранской ядерной программы будет нормализована, никаких ограничений на ядерную программу быть не должно", - сказал Рябков. При этом он отказался спрогнозировать, сколько на это потребуется времени: "Такого понимания нет".

Рябков отметил, что в практике Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) существуют "апробированные и оправдавшие себя решения этой задачи".

Замминистра пояснил, что по итогам венского раунда переговоров по иранской ядерной программе согласовать схему реактора на предприятии в Араке не удалось.

"Закончив 20 июня участие в очередном раунде, не могу сказать, какая схема будет выбрана и почему это произойдет", - сказал он.

"Есть несколько вариантов, все они касаются переделки реактора, изменения его конструкции", - уточнил Рябков. "Помимо физики, техники, химии большую роль в этом вопросе играет политика, включая отсутствие доверия со стороны ряда членов международного сообщества к Ирану, и наоборот", - отметил он.

По его словам, "на стыке этих дисциплин и политических сложностей найти общеприемлемую схему реконфигурации реактора в Араке очень трудно".

"Стержневое заключение имеет так называемое расширенное заключение об отсутствии незаявленного ядерного материала и ядерной деятельности, - пояснил он. - Но достаточно ли будет такого подхода, я судить не берусь, речь идет об уникальной ситуации. И трудностью на этих переговоров является нахождение общего знаменателя по этому вопроса".

Контакты США и Ирана по ситуации в Ираке не повлияли на переговоры по иранской ядерной программе в Вене, также сообщил Рябков.

"Насколько мне известно, у делегации США по ходу раунда состоялось обсуждение происходящего в Ираке с иранскими партнерами. Мы не имеем информации от участников венских переговоров о содержании этих контактов". "В любом случае, они никак не отражались на ходе переговоров", - подчеркнул Рябков.

Отвечая на уточняющий вопрос ИТАР-ТАСС, привело ли возникновение ситуации в Ираке к размягчению позиции США, Рябков сказал: "Не привело. Так же как не привело и к размягчению иранских позиций".

Рябков также сообщил о дальнейшем ходе переговоров. Он отметил, что политические директора "шестерки" на координационной встрече в Брюсселе 26 июня дополнительно обсудят подготовку июльского раунда переговоров с Ираном по ядерной программе.

"Это рутинное мероприятие, мы регулярно проводим такие совещания и не считаем, что за его проведением нужно усматривать какие-то особые обстоятельства", - сказал он.

"Объем сложностей и трудно разрешимых вопросов диктует необходимость дополнительного разговора", - объяснил он.

 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама