Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Александр Яковенко: ключ к решению трудностей двусторонних отношений находится в Лондоне

10 февраля, 11:00 UTC+3
Посол РФ в Великобритании рассказал в интервью ТАСС о ситуации в российско-британских отношениях
Материал из 1 страницы
Александр Яковенко

Александр Яковенко

© ТАСС/Вадим Жернов

Посол РФ в Великобритании Александр Яковенко рассказал ТАСС о "подмороженных" отношениях между Москвой и Лондоном и о том, по чьей вине они достигли столь низкого уровня, сообщил, что британский бизнес хочет вести дела в России, объяснил, почему Москва не примет итогов расследования по "делу Литвиненко", и уточнил, когда все британские участники Арктических конвоев получат медали Ушакова.

- В октябре прошлого года, говоря про российско-британские отношения, вы сообщили о том, что политический диалог практически полностью прекратился. Сегодня, спустя три месяца, на каком этапе мы находимся?

- Есть определенное движение вперед, но он весьма далек от нормального уровня. Мы, естественно, будем прилагать усилия для того, чтобы выровнять политические отношения с Великобританией, но не наша вина, что эти отношения "подморожены", и, разумеется, ключ к решению нынешних трудностей находится в Лондоне.  

- Как бы охарактеризовали российско-британские отношения сегодня?

- Новая реальность, New Reality.

- Когда вы говорите, что есть движение вперед, в чем оно выражается?

- За это время был телефонный разговор президента России Владимира Путина с премьер-министром Дэвидом Кэмероном, была встреча главы МИД РФ Сергея Лаврова со своим британским коллегой Филипом Хаммондом, у меня была встреча с Хаммондом. Так что определенные вопросы обсуждаются. Но эти контакты носят эпизодический характер, и они не влияют так, как нам хотелось бы, на общую атмосферу отношений.

- А как вы объясняете такой парадокс: с одной стороны, Кэмерон говорит о том, что для Лондона важно решать будущее Сирии совместно с Россией. С другой же - Хаммонд делает одно за другим, скажем так, резкие заявления в отношении Москвы, обвиняя РФ и в эскалации гражданской войны, и в создании мини-государства алавитов?

- Мне трудно объяснить эти заявления. Мы считаем, что они не способствуют сирийскому урегулированию. Исходим из того, что британцы должны следовать тем договоренностям, которые были достигнуты в Вене по политическому урегулированию ситуации в Сирии. План был одобрен Советом Безопасности ООН, и все, что сейчас происходит в Женеве, это следствие достигнутых в Вене договоренностей. Мы рассчитываем на то, что Лондон будет активнее бороться с терроризмом и его проявлениями, а также с "Исламским государством" (запрещенным в РФ) и другими террористическими группировками в Сирии. Мы рассчитываем на более активную роль Великобритании в налаживании диалога с умеренной оппозицией. Сейчас, когда мы вышли на активную стадию переговоров в Женеве, которые должны возобновиться 25 февраля, рассчитываем на то, что британский подход к этому переговорному процессу будет более взвешенным.

- С вашей точки зрения, сейчас Великобритания могла бы делать больший вклад в борьбу с терроризмом?

- Конечно, в свое время мы предлагали британской стороне принять участие в определении целей, по которым российская авиация бьет террористов. Британцы отказались.

- В случае их согласия операция была бы более эффективной?

- Чем больше информации мы будем иметь по целям террористов, тем лучше, тем наша борьба с ними будет более эффективна, тем больше жизней будет спасено, тем меньше людей погибнет от рук джихадистов. Но Великобритания не готова сотрудничать.

- Вопрос для вас закрыт или работа в этом направлении продолжается?

- Для нас этот вопрос никогда не закрыт, и это как раз тот пример, где роль Великобритании могла бы быть более активной.

- Вы часто встречаетесь с представителями бизнеса. Что они думают по поводу нынешнего состояния отношений между РФ и Великобританией?  

- Бизнес выступает против санкций, за развитие торговых отношений между нашими двумя странами, активно об этом заявляет, как публично, так и не публично - правительству. Бизнес заинтересован в развитии экономических отношений между нашими двумя странами. В этом году мы отмечаем столетие российско-британской торгово-промышленной палаты, и должен отметить, что количество британских компаний, которые становятся членами этой палаты, увеличивается. Это говорит о том, что британский бизнес видит в России перспективного партнера.

- Но это не особенно помогает нашему взаимному товарообороту, который продолжает падать?

- Это следствие той политики, которую проводит Великобритания в отношении развития экономических связей, потому что в условиях, когда не работает межправкомиссия по торговле и экономическим связям, заморожены другие механизмы, частным структурам трудно преодолевать эти тенденции.

- Практически и дня не проходит без того, чтобы британская печать не разразилась очередной крайне критичной статьей в отношении России. Как бывший директор департамента информации и печати МИД РФ и как посол России в Великобритании, вы, как мало кто в нашей стране, видите эту ситуацию и способны ее проанализировать. Чем вы объясняете столь зачастую непримиримую позицию британских СМИ в отношении России?

- Мы рассматриваем эти публикации как оказание давления на российскую политику в связи с тем, что по целому ряду вопросов наши позиции, прежде всего по Сирии, по Украине, расходятся. Но вместо того, чтобы адекватно отражать российскую точку зрения, к сожалению, мы слышим лишь ничем не обоснованную критику в наш адрес, что не может не вызывать сожаления.

- Но какие-то позитивные новости все же есть в отношениях Москвы и Лондона? Вот, например, 25 февраля открывается перекрестный Год языка и литературы Великобритании и России.

- Естественно, что область культуры остается наиболее активно развивающейся сферой взаимоотношений между двумя странами. Торгово-экономические отношения также остаются на плаву, потому что британский бизнес заинтересован в работе в России. Что же касается других вопросов, прежде всего политического диалога и других направлений сотрудничества, то здесь мы пока не видим политической воли с британской стороны, более того, последнее событие, связанное, в частности, с судебным процессом по "делу Литвиненко", не добавляет оптимизма.  

- Будет ли развитие истории с Литвиненко?

- Решение принято. Процесс был закрытый для публики, для прессы, выводы судьи сопровождались фразами "возможно", "может быть" и так далее. Для нас все это звучит неубедительно, поскольку мы не смогли принять участие в процессе, не читали этих документов, нам трудно принять его результаты.

- Вот уже долгое время посольство России в Великобритании, российские консульства продолжают вручать медали Ушакова участникам Арктических конвоев. Как идет этот процесс? Когда все награды найдут своих героев?  

- Думаю, что до лета этого года мы завершим вручение всех наград. Всего их было 3,3 тыс., а около 85% медалей уже вручено. Мы провели все церемонии в крупных, и средних, и малых городах, а теперь, поскольку мы должны вручать их персонально, мы вручаем их буквально по квартирам тем ветеранам, которые не могли принять участие из-за того, что они далеко живут либо не смогли приехать. В этом процессе нам помогают парламентарии, которые следят за проживающими в их округах ветеранами, и мы очень благодарны им. Это имело совершенно колоссальный позитивный эффект для отношений между нашими двумя странами, поскольку британские ветераны, их родственники высоко оценили то, что Россия наградила и помнит о тех людях, которые вместе сражались с фашизмом в годы Великой Отечественной войны.

- С учетом этого опыта, можно ли сказать, что есть разница между официальной линией и тем, как рядовые британцы на самом деле относятся к России? 

- Конечно, разница есть. И если, например, посмотреть на опросы, которые проводят газеты по теме отношения к политике России в Сирии, то более 60% простых британцев поддерживают эту политику.

Беседовал Илья Дмитрячев

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама