Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Нужны ли универсальные десантные корабли - часть 2

20 марта 2012, 18:00 UTC+3
Одно весьма важное уточнение. Порой «Мистраль» почему-то квалифицируют как десантно-высадочный корабль-док – ДВКД. Однако в мировой классификации «Мистраль» не ДВКД, а...
Материал из 1 страницы

Одно весьма важное уточнение. Порой «Мистраль» почему-то квалифицируют как десантно-высадочный корабль-док – ДВКД. Однако в мировой классификации «Мистраль» не ДВКД, а универсальный десантный корабль – УДК.

У ДВКД имеется палубная авиагруппа из нескольких вертолетов, которые либо доставляют на берег мелкие разведгруппы, либо обеспечивают снабжение высадившегося десанта. УДК имеет несколько эскадрилий и способен действовать следующим образом – эскадрилья боевых вертолетов (для России это, возможно, морской вариант Ка-52) пробивает коридор в системе ПВО противника, а эскадрилья транспортно-боевых вертолетов (для России это Ка-29) высаживает в тыл сразу роту морпехов. В таком взаимодействии в незащищенный тыл высаживается до двух рот МП (один заход – одна рота). И только потом после удара с тыла начинается высадка тяжелой техники на урез воды, а эскадрилья боевых вертолетов в это время уничтожает огневые точки на берегу, помогая высадившимся с вертолетов морпехам. Высадка на урез воды идет только после уничтожения в этом месте противодесантной обороны.

Видимо, потребуются доработки

Необходимо отметить, что вместе с УДК Россия получит от Франции некоторые новые технологии. Речь идет прежде всего о перспективной единой электро-энергетической установке (ЕЭЭУ) с погруженными главными электродвигателями, размещенными в винторулевых колонках (ВРК), что позволяет кораблю легко и быстро маневрировать.

В то же время возникает вопрос о целесообразности УДК с полным электродвижением и ВРК, поскольку те же ВМС США обходятся без этих наворотов. Для УДК типа «Мистраль», водоизмещение которого вдвое меньше, чем аналогичных американских кораблей, ВРК крайне необходимы для позиционирования корабля при волнении и обеспечения нормального входа и выхода ДКА из доковой камеры. Американские УДК, водоизмещение которых превышает 40 000 тонн, даже при четырехбалльном волнении имеют без колонок достаточную устойчивость для захода катеров. При отсутствии колонок надо применять много подруливающих устройств и создавать систему управления удержанием корабля в определенном положении, а это гораздо сложнее, чем применение ВРК. Отечественные специалисты, в частности, намучились с этой проблемой при реализации проекта 1174. Применение ВРК экономит объем корабля из-за отсутствия линий валов. Обеспечивается также возможность произвольного размещения энергоотсеков из-за отсутствия их жесткой привязки к линиям валов.

Однако эксперты отмечают и серьезные недостатки ЕЭЭУ. Прежде всего это малая скорость хода (18 узлов по сравнению с 22–24 для УДК США и Испании) и высокая стоимость технического обслуживания на протяжении жизненного цикла, которая в условиях РФ может составить 25–30 процентов стоимости корабля. Осмотр и обслуживание электродвигателей в условиях эксплуатации возможны только при нахождении корабля в доке, а с большими доками в России проблемы на всех морских театрах ввиду их нехватки.

УДК типа «Мистраль» имеет самую низкую скорость (19 узлов) в семействе мировых универсальных десантных кораблей, у которых она 21–23 узла. Однако в современных условиях УДК предназначены прежде всего для противодействия странам третьего мира со слабыми ВМС. Кроме того, даже авианосное ударное соединение имеет скорость боевого экономического хода от 18 до 22 узлов. Конечно, скорость полного хода около 30 узлов была бы для УДК предпочтительнее, но тогда водоизмещение выросло бы до 30 000 тонн и пришлось бы энергетику менять на газотурбинную. Так что для первых отечественных УДК типа «Мистраль» скорость вполне достаточна. Когда Россия будет иметь полноценные авианосцы, тогда и нужно строить полноценные большие УДК с высокой скоростью хода.

Наибольшей проблемой, которую строящиеся УДК типа «Мистраль» представляют для российского ВМФ в техническом плане, является невозможность их применения без определенных доработок, поскольку проект УДК создан во многом по гражданским нормам и требованиям.

При полном водоизмещении 21 600 тонн УДК имеет доковую камеру, в которой могут разместиться четыре ДКА проекта 11770 или два ДКА ВП, подобные катерам проекта 1206 (отечественный ДК проекта 1174 при полном водоизмещении 14 600 тонн имеет доковую камеру, в которой размещается в 1,5 раза больше ДКА). На УДК отсутствует танковый трюм. Танки типа Т-80 или Т-90 могут размещаться на площадке перед доковой камерой – три единицы и в ДКА (два-четыре танка). Таким образом, на УДК невозможно разместить штатную роту танков российской МП. Ангар для автобронетехники размещен над доковой камерой и под ангаром для вертолетов. В нем может находиться техника с единичной массой до 30–32 тонн. Высота этого ангара может не позволить разместить некоторые образцы боевой техники МП, а размещать там танки массой 50–60 тонн даже после подкрепления палубы, возможно, будет сложно из-за снижения остойчивости корабля.

Ангар для вертолетов имеет большую площадь и в нем при плотной расстановке можно разместить до 20 транспортно-боевых вертолетов типа Ка-29. Высота ангара немного недостаточна для нормальной эксплуатации российских вертолетов, однако вряд ли незначительное увеличение высоты составляет крупную проблему.

На корабле созданы прекрасные жилые условия для 450 морских пехотинцев и имеется превосходный госпиталь. По-видимому, именно создание комфортных условий размещения МП привело к минимизации габаритов танкового трюма и многих других помещений для военной техники.

По мнению экспертов, реализация в корабле требований ВМФ РФ, а также требований по размещению российской МП (одного батальона) может привести к росту водоизмещения корабля до 27000–28000 тонн и соответственно к замене ГЭУ на более мощную и простую. В противном случае необходимо менять не только требования и нормы проектирования и постройки кораблей, выработанные всем опытом отечественного кораблестроения, но и назначение, вооружение и организационную структуру российской МП.

Что-то это напоминает…

Кстати, не успели во Франции приступить к строительству первых УДК для России, как уже начали возникать опасения, что эти корабли могут разделить судьбу проекта 11780. И связано это с тем, что наши военные хотят возложить на «Мистрали» слишком много функций и намереваются установить на них слишком много современного морского вооружения.

В российском Генштабе, например, уже раздаются голоса, вещающие, что «нам не нужны безоружные УДК, которыми располагают французские ВМС. Такие «Мистрали» по сути – гигантские плавающие транспорты с современными системами боевого управления, навигации, разведки и связи, своего рода беззащитные плавучие командные пункты, которые надо прикрывать и с моря, и с воздуха другими боевыми кораблями и авиацией».

Там же подчеркивают: «УДК нашего ВМФ должны не только управлять действиями различных родов сил военно-морских группировок (надводных кораблей, подлодок, морской авиации) или даже действиями межвидовых группировок на морских и океанских ТВД, не только доставлять и высаживать на берег морскую пехоту на бронемашинах с помощью вертолетов и десантно-высадочных средств, но должны и сами обладать достаточной огневой и ударной мощью, чтобы быть полноценными самозащищенными многофункциональными боевыми кораблями в составе этих группировок».

«Поэтому российские УДК будут оснащены крылатыми ракетами с увеличенной дальностью стрельбы, новейшими средствами ПВО-ПРО и ПЛО», – уточняют наши военные «мозги».

Главком ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий заявил, что строящиеся во Франции УДК типа «Мистраль» оснастят российским оружием. На них будет повышена защищенность средствами ПВО, размещены ракетные комплексы самообороны, а вертолетная группа будет усилена вплоть до выполнения противолодочных задач.

Кстати, корабли уже строятся, а технического задания на состав вооружения и его размещение на корабле у Главного штаба ВМФ еще нет, хотя применяемые технологии строительства подобных кораблей позволяют интегрировать в существующий проект российские системы вооружения, включая отечественные десантно-высадочные средства и палубную авиацию. Нет пока и никаких «движений» по формированию береговой инфраструктуры для УДК.

Высоцкий подчеркнул, что подобные корабли важны как «элемент корабельной группировки, они могут существенно усилить ее потенциал». По его мнению, наличие на борту этого класса кораблей оборудованного командного центра позволяет управлять силами различного масштаба на любом удалении от баз флота в морских и океанских зонах. Данный корабль может быть использован в качестве корабля управления, координирующего действия группировки, развертываемой в любых районах Мирового океана для решения миротворческих и гуманитарных задач. Причем возможности для оказания гуманитарной помощи населению превышают по своим техническим показателям действующие сегодня корабли и суда России в несколько раз.

«Именно эти качества кораблей типа «Мистраль» позволяют говорить о необходимости и целесообразности их применения в составе российского ВМФ по всему спектру задач сил общего назначения в мирное и военное время», – указал главком.

Однако попробуем возразить адмиралу Высоцкому в следующем. Современные зарубежные УДК, помимо гуманитарных операций, предназначены для борьбы с разным противником: с сильным – совместно с авианосной многоцелевой группой, со слабым (например странами третьего мира с незначительными ВМС) – используя свое авиационное вооружение даже самостоятельно. Именно в расчете на это и проектировались УДК типа «Мистраль». Ливан (гуманитарная операция), Алжир, Ливия – вот, пожалуй, весь перечень стран на сегодня, где эти корабли были задействованы.

Поэтому попытка обоснования их нужности для ВМФ России в качестве комплексных морских многоцелевых платформ для координации действий межвидовых группировок на морских и океанских ТВД, доставки и высадки на берег МП на бронемашинах, с помощью вертолетов и десантно-высадочных средств, к тому же платформ с самостоятельной огневой и ударной мощью, чтобы быть полноценными самозащищенными многофункциональными боевыми кораблями в составе корабельных группировок, – все это уже начинает напоминать историю ВМФ СССР, где каждый крупный корабль рассматривался как самозащищенный и способный действовать в одиночку (как германские линкоры и крейсера во Второй мировой войне – результат известен). Эти требования начинают приближать российский «Мистраль» к судьбе УДК проекта 11780.

Итак, с одной стороны, политическое решение о приобретении для ВМФ России УДК типа «Мистраль» можно было бы рассматривать как прорывную технологию, способную видоизменить отечественные амфибийные силы. С другой стороны, создается впечатление, что в головах многих лиц, причастных к адаптации этих УДК под цели и задачи российского ВМФ, наблюдается дефицит таких прорывных технологий.

Уже раздаются голоса некоторых российских адмиралов об отправке половины этих УДК на Тихоокеанский флот. Вот только с кем они будут там воевать? С Китаем или Японией? Да и ремонтная база на Дальнем Востоке весьма слабая. Все угрозы для России, как показывают последние события, концентрируются на юге со всеми вытекающими для УДК последствиями. Если, конечно, они не повторят судьбу проекта 11780.

Опубликовано в выпуске ВПК № 11 (428) за 21 марта 2012 года
Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама