Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

«Все это мы должны были запустить на километры вверх»

24 октября 2014, 18:08 UTC+3
Профессор Сколтеха Алессандро Голкар – о том, зачем он со студентами запустил в стратосферу мини-спутники, аккумулятор и образцы композитных материалов
Материал из 1 страницы
© «Сколково»

Молодые ученые из Сколковского института науки и технологий запустили в верхние слои атмосферы четыре воздушных шара с приборами и образцами материалов. Этим экспериментом руководил профессор Сколтеха Алессандро Голкар, который недавно получил престижную научную премию в области космонавтики.

– Опишите, пожалуйста, как вы готовились к эксперименту и как он проходил?

– Для того чтобы запустить летательные аппараты на территории Московской области, нам надо было получать разрешение от чиновников. Они должны были открыть для нас воздушное пространство. Мы получили это разрешение, но тут оказалось, что власти выделили нам всего 20 минут:  с 7:00 до 7:20 утра. Значит, все четыре шара нужно было запустить в этот короткий промежуток времени. Кажется, именно в этот момент мои студенты осознали, что все это не шутка: раннее утро, они непонятно где, далеко от дома, темно, холодно, идет дождь, а им срочно надо сконцентрироваться и сделать все очень быстро. Они поняли, что другого шанса провести эксперимент не будет.

Но они успели. В стратосферу, на высоту около 33 км, мы запустили четыре воздушных шара. Поскольку вес грузов был разный, то и время полета у них было разное. Минимальная длительность полета была 3,5 часа. Затем наши летательные аппараты приземлились, все в абсолютно разных местах. Мы не могли контролировать место посадки, так что шары приземлились где попало. Один в поле, второй где-то в лесу, третий залетел в такую даль, что нам пришлось изрядно побегать, чтобы найти его. Так или иначе, мы нашли их все.

– Все прошло гладко, без эксцессов?

– Да, абсолютно. Правда, в какой-то момент к нам подошел российский полицейский и поинтересовался, чем это мы занимаемся. Но когда мы объяснили, что делаем и зачем, он просто пожелал нам удачи.

Я был спокоен за этот проект. Когда запускали шары в небо, я отдал одному из пилотов свой электронный пропуск в Сколтех и попросил вернуть его, когда летательный аппарат приземлится. «А вдруг мы его потеряем?», – засомневался студент. Я ответил, что совершенно уверен, что пропуск вернется мне в целости и сохранности. «В противном случае, завтра меня не пустят на работу», – сказал я.

– Какова цель эксперимента?

– Во-первых, я бы хотел обратить внимание на то, что абсолютно все в этом эксперименте было сделано самими студентами. И главная цель его, конечно, образовательная. Мне было важно, чтобы студенты попрактиковались в выполнении полетных заданий после курса системной инженерии, который они проходили со мной в течение последних двух месяцев. Кроме того, мы попросили несколько исследовательских лабораторий Сколтеха придумать для нас задания, чтобы мы могли выполнить их в рамках нашего проекта. Делая практическую работу для других научных коллективов, мои студенты, помимо прочего, получили еще и навыки того, как взаимодействовать с заказчиками.

– То есть ваш проект по запуску воздушных шаров получился многосоставным?

– С одной стороны, у нас был придуманный нами научный эксперимент, а с другой – несколько параллельных проектов от сторонних лабораторий: образцы композитных материалов, мини-спутник, созданный другим университетом, аккумулятор, разработанный одним из исследовательских центров. Все это мы должны были запустить на километры вверх, чтобы посмотреть, как эти «пассажиры» реагируют на разреженную атмосферу и низкие температуры.

– Какой результат вы получили?

– Одним из главных приспособлений на борту наших летательных аппаратов были камеры, которые должны были показать, нормально ли проходит полет. У нас уже есть фото- и видеозаписи, которых достаточно для выполнения нашей части эксперимента. Но остается и другая часть, связанная с теми грузами, которые передали нам другие лаборатории, мы должны зафиксировать и проанализировать данные, полученные в этой части эксперимента.

– Как и когда возникла идея проекта?

– Два месяца назад я начал читать курс космической системной инженерии в Сколтехе. Его целью было научить студентов реализовывать конкретные проекты, используя системную инженерию. Они слушали лекции и читали учебники о том, как устроены и работают большие спутники. Но между тем, что написано в книжках, и реальной жизнью – большая разница, и я решил, что им нужно попробовать все на практике. Воздушный шар – очень легкое в производстве, простое и дешевое приспособление. Каждую неделю шаг за шагом студенты работали над этим проектом. Сначала решили, какие части им нужны, чтобы собрать летательный аппарат, потом как соединить их между собой, затем составляли план действий, налаживали связи с лабораториями-заказчиками и т.д. Этот запуск – финальный этап большого практического эксперимента, который продолжается уже несколько месяцев. Для меня это очень важный и позитивный опыт, потому что, кроме разных эмоциональных, весьма приятных, моментов, с этим связанных, кроме того, что студенты ужасно горды успешным завершением проекта, они получили практический опыт, который пригодится им в жизни.

– Как вы оказались в России и стали профессором Сколтеха?

– Я родом из Италии, из Рима. Но учился в Бостоне, в Массачусетском технологическом институте. Там получил степень PhD. Моим научным руководителем в те времена был доктор Эдвард Кроули, нынешний президент Сколтеха. После окончания института я принял предложение британской исследовательской лаборатории, которая занималась космическими технологиями. И вот как-то раз доктор Кроули, с которым мы продолжали общаться, подал мне идею: «А почему бы тебе не попробовать силы в России?». Действительно, для ученого, занимающегося космосом, Россия – страна, с которой много связано: первый спутник, первый космонавт… Так я оказался в Сколтехе.

– В чем особенность российских студентов?

– Мне нравится работать с российскими студентами. Они очень заинтересованы в учебе и готовы много трудиться. Ну вот, например, для того чтобы провести наш эксперимент с воздушными шарами, им пришлось работать в лесах и полях в течение 27 часов. Если у человека нет серьезной мотивации, он не будет так себя напрягать.

– Расскажите, пожалуйста, про то, как вы получили международную премию Луиджи Наполитано, и главное – за что?

– Эту премию вручают молодым ученым до 30 лет. Раньше я никогда не участвовал в подобного рода конкурсах, и вот, когда мне стукнуло 29 лет, я подумал: это мой последний шанс, почему бы не попробовать?

Смысл концепции, которая получила награду, в том, чтобы создать облачное решение для космоса. Это даст возможность космическим летательным аппаратам делиться друг с другом ресурсами и создать свою космическую инфраструктуру. Сейчас в космосе нет вообще никакой инфраструктуры. Корабль или спутник, запускаемый на орбиту, должен все необходимое «везти с собой». Обычно с собой берут больше, чем необходимо. Так вот идея в том, чтобы делиться этим «излишком», доступом к возможностям с другими. Например, случается, что на космическом аппарате что-то выходит из строя, и он не может выполнять определенные функции. Тогда он может сделать запрос на другой аппарат, чтобы тот предоставил  ему доступ к своим работающим системам, он может «арендовать» те возможности, которых сам вследствие поломки лишился. Можно организовать в космосе что-то типа «рынка», где один космический аппарат продает определенные услуги другому аппарату.

– Кто работает с вами над этим проектом?

– В нашей команде, которая носит название «Стратегическая инновационная исследовательская группа», несколько ученых из России, Испании, Италии и Армении. Среди моих студентов Сколтеха есть те, которые помогают проводить исследования по конкретным элементам концепции облачных технологий для космоса. Кстати, на одном из запущенных нами шаров проводился эксперимент для этого большого проекта. Мы попытались установить соединение между землей и воздушным шаром, чтобы потом сделать что-то типа интернет-сети между летательными аппаратами. Но надо отметить, что это только первый шаг больших исследований.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама