Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

О начале Великой Отечественной войны ленинградцы узнали не из газет

22 июня 2014, 10:13 UTC+3
Публикации в городской прессе, начиная с 22 июня, день ото дня меняли тональность от настроя на летний отдых к патриотическим призывам
Материал из 1 страницы
{{$root.cfg.modules.slider.galleryTable_1271602.stepNow *12 +1}} - 8 из {{$root.cfg.modules.slider.gallery_1271602.sliderLength-1}}
1
...
{{item.num+1}}
...
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_1271602'].sliderLength - 1}}
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_1271602'].sliderLength - 1}}
+
"Ленправда", 23 июня 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", июль 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", июнь 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", июнь 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", август 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", август 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", август 1941 г.
© ИТАР-ТАСС
"Смена", август 1941 г.
© ИТАР-ТАСС

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 22 июня. /ИТАР-ТАСС/. В 1941-м, ровно 73 года назад, армия нацистской Германии вторглась на территорию СССР, и началась Великая Отечественная война, в которой погибли около 27 млн советских граждан. 22 июня в России ежегодно проводится День памяти и скорби; аналогичные памятные даты отмечают также в Республике Беларусь и Украине. К дню начала ВОВ петербургский РИЦ ИТАР-ТАСС подготовил материал на основе публикаций в ленинградских газетах в первые недели войны.

Купив утренние газеты в воскресенье 22 июня 1941 года, ленинградцы прочитали в них обычные мирные новости об исторических раскопках, снаряжении альпинистских экспедиций для подъема на Кавказские горы; афиши приглашали посетить театры и кино, а местные базы отдыха звали туристов в походы по линии Маннергейма, оставшейся после Зимней войны. Июнь 1941 года не баловал погодой, и люди в конце месяца мечтали о нормальном летнем отдыхе, хотя следившие более пристально за событиями в стране и мире понимали, что отдыхать вряд ли придется.

Воскресные номера газет были сверстаны еще в мирное время, и на страницах “Ленинградской правды” от 22 июня печатались сообщения ЛенТАСС, подготовленные несколькими днями ранее. 

Наступило лето - пора дальних туристских походов. Ленинградские альпинисты готовятся к подъему на одну из труднейших вершин Кавказа - “башню” Мижирги, а также на Тихтинген, Шхару и другие.
Готовятся к туристическим походам и командиры Красной Армии. Свой отпуск многие слушатели и командиры академий и военных училищ проведут в альпинистских лагерях, где будут готовиться к сдаче норм на значок альпиниста или туриста. Несколько групп командиров выйдут на прокладку и изучение новых туристских маршрутов в северных районах Карело-Финской ССР, изобилующих вековыми лесами, бурными реками и водопадами...
ЛенТАСС, 21 июня

Кто с интересом, а кто и со страхом прочитал в ленинградских газетах сообщение ТАСС из Средней Азии о раскопках гробницы Тамерлана (Тимура): 

Сегодня продолжились работы в мавзолее Гур-Эмир. Антропологи и химики подвергли тщательному исследованию останки Тимура. Ученые обнаружили, что на черепе сохранились остатки волос. Определена возможность восстановить довольно точный портретный облик завоевателя… ТАСС, 21 июня

Это было важное событие в археологии, которое открыло многие тайны средневековой истории Средней Азии, но суеверные люди вспомнили о существовании страшного пророчества - “проклятия Тамерлана”. Легенда гласила, что если покой Тамерлана будет нарушен, начнется великая и страшная война.

Тем временем, газеты писали отчеты о повседневных событиях, которые свидетельствовали об успешной реализации планов социалистического строительства: ленинградские строители только что вернулись из командировки в Прибалтику, где приступили к подготовке планов “социалистической реконструкции” столиц и крупных городов трех новых советских республик. Предполагалось, что специалисты Гипрогора создадут в Литве первый парк культуры и отдыха. К сооружению рекреационной зоны на берегу Немана собирались приступить уже в 1941 году. 

А ленинградские школьники, только что закончившие учебный год, отправились в Таллин. ЛенТАСС сообщал, что в составе группы отличников учебы были также “юные туристы, совершавшие походы по суворовским местам и по Карельскому перешейку”. Газеты рекомендовали посетить “интересную выставку” портовых гидротехнических сооружений в Доме техники Наркомата военно-морского флота, с гордостью отмечая, что “восемьдесят процентов представленных работ принадлежит  ленинградцам”. 

На традиционный праздник открытия сезона ждал горожан Петергоф, в Ораниенбауме шла реставрация Китайского дворца. Из сообщений газет можно было сделать вывод, что культурные учреждения Ленинграда работают, как ни в чем не бывало. Только узкий круг людей знал, что ленинградские музеи уже готовят свои экспонаты к эвакуации, чтобы спасти их от войны. В новых экспозициях музейщики Ленинграда собирались рассказать о недавно закончившейся войне с Финляндией. Например, в музее Артиллерии готовили диорамы, посвященные “зимней войне” 1939-40 гг - материалы для нее сотрудники музея собирали непосредственно на линии Маннергейма, остатки которой находились на отвоеванной СССР территории. К 7 ноября 1941 года, 24-й годовщине Октябрьской революции, эта выставка должна была открыться для широкой публики. 

В ЦПКиО с начала лета было многолюдно - в местные здравницы прибывали жители северо-западных областей РСФСР. С первых дней июня, по наблюдениям газет, “на Кировские острова начали прибывать люди с чемоданами, корзинами и сундучками. Они приехали в Ленинград, чтобы провести отпуск в домах отдыха”. В июне 1941 года бывший Елагин остров принял около 450 отпускников. 

Гостей с Северо-Запада ленинградская погода встретила сурово - еще 2 июня в городе шел снег. Газеты сообщали, что температура в тот день упала до минус одного градуса, снег шел крупными хлопьями, и на Кировских островах снегопад продолжался 25 минут. Старожилы и синоптики напоминали, что такой холодный июнь - явление для города весьма редкое, хотя метель с сильным снегопадом наблюдалась всего одиннадцатью годами ранее - летом 1930 года. Некоторые еще помнили и снегопад 1908 года, когда установившийся 6 июня снежный покров продержался целые сутки. 

Несмотря на холодное начало месяца, к 22 июня ленинградцы уже активно выезжали за город, осваивая заново места на Карельском перешейке. “Ленправда” рассказывала об интересе к Териоки (Зеленогорску): 

Дорога на Териоки стала теперь чуть ли не одной из самых оживленных дорог под Ленинградом. Каждый выходной день сюда устремляются автомобили, автобусы, велосипедисты, пешеходы. Сами Териоки расположены очень живописно. Особенно красива часть Териок, известная под названием Ривьеры… Ленправда, 22 июня

При этом газета констатировала, что “все побережье Финского залива от Сестрорецка до Териок является почти сплошным пляжем”. 

Ленинградские газеты июня 1941 года сохранили память и о “необычайном зрелище”, которое наблюдали горожане: 

На Неве, умостившись на вынесенной из Ладожского озера льдине, грелся на солнце тюлень. Появление тюленя на реке - не случайное явление. Ладожское озеро богато этим морским зверем. Раньше рыбаки широко занимались промыслом тюленя, добывали за год до тысячи голов. В последующие годы финские промышленники хищнически истребляли ценного зверя.
В связи с отходом всего Ладожского озера к Советскому Союзу Научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства проводит несколько поисковых рейдов, чтобы установить зоны наибольшего скопления тюленя и его промышленные запасы. В дальнейшем будет организован планомерный промышленный лов зверя
Ленправда

Городские предприятия в те июньские дни рапортовали о досрочном выполнении полугодового плана или, как тогда говорили, программы. Постоянное внимание газет привлекал ход займа Третьей пятилетки. 

Война пришла на страницы ленинградской печати лишь 23 июня. По тону публикаций летних месяцев 1941 года можно проследить, как менялись настроения в обществе и отношение к случившемуся по мере того, как линия фронта приближалась к городу. 

С первых дней войны горожане ощутили, что Ленинград переведен на особое положение. Уже 27 июня в газетах были опубликованы разъяснения о порядке въезда в город. Это право предоставлялось рабочим и служащим, проживавшим в пригородной зоне - по предъявлении справок с предприятия, дачникам - по предъявлении паспорта с отметкой о прописке, а также колхозникам, привозившим на рынки сельскохозяйственную продукцию - по предъявлении удостоверения от колхоза и паспорта.  

На волне патриотизма 

С началом войны СМИ, как и культура в целом, обращаются к теме героического прошлого страны. В ленинградской печати появились статьи о патриотизме, истории, победах Суворова и Кутузова, о других военных победах, в том числе в Семилетней войне 1757-63 гг, когда русская армия получила ключи от Берлина, переданные потом на вечное хранение в Казанский собор Санкт-Петербурга. 

ЛенТАСС сообщал в первые дни войны о появлении новых монографий по истории:

Научные сотрудники Ленинградского университета подготовляют к печати ряд книг о героическом прошлом русского народа. Профессор В.В.Мавродин работает над книгой “Как русские били немцев”, доцент А.Л. Фрайман - о крахе германской оккупации на Украине и отпоре германским захватчикам под Нарвой и Псковом в 1918 году. Профессор А.И.Молок пишет брошюру “Фашизм - злейший враг культуры и науки”, доцент М.М.Малкин - “Американская демократия против фашизма”. Все книги будут закончены уже в этом месяце ТАСС

В “Ленправде” появился список с рекомендациями “Что читать о борьбе русского народа с немецкими захватчиками”. В него вошли 11 научных книг по военной истории - от Ледового побоища до Брусиловского прорыва, повествующие о победах русской армии над немцами. 

В лектории Горкома ВКП(б) в срочном порядке инициировали цикл лекций “В боевой готовности”. ТАСС сообщал, что “лекторы будут рассказывать о доблести и отваге советских людей на трудовом фронте и на фронтах отечественной войны против германского фашизма”. 

Агентство сообщало также, что в Публичной библиотеке открылась выставка, отражавшая “патриотический подъем, охвативший русский народ в 1812 году, партизанское движение крестьян, разгром армии Наполеона”. Особый ее раздел был посвящен войне против фашистских оккупантов. 

Первый день войны был запечатлен на кинопленку - операторы Ленинградской студии Кинохроники целый день снимали митинги, проходившие на фабриках, заводах, улицах города после сообщения по радио о начале войны. 

“Окна ТАСС” 

В те же дни “Ленправда” приветствовала инициативу тассовцев, начавших выпуск знаменитых “Окон ТАСС” - информационно-агитационных плакатов и продолживших таким образом традицию “Окон РОСТА”, пользовавшихся огромной популярностью в 1920-30-х гг:  

Работники ленинградского отделения ТАСС правильно поступили, решив последовать славной традици. Они организовали выпуск “Окон ТАСС”. В витрине магазина N1 (Гастронома) … теперь ежедневно выставляются на специальных щитах сообщения Советского Информбюро, телеграммы, карикатуры и стихи, а также снимки, показывающие боевую жизнь Красной Армии и Военно-Морского флота Ленправда

Однако по мере продвижения врага по советской территории в ленинградских газетах все чаще появлялись рекомендации, как вести себя во время воздушной тревоги, и в случае другой внешней опасности. 

Все более востребованными становились сообщения ТАСС из-за рубежа, о том, что “во Франции и в Испании полностью провалились все попытки вербовать добровольцев для участия в войне против СССР”, а также отклики зарубежной прессы на военные действия на советско-германском фронте. 

Ленинградцы узнавали из тассовских новостей о том, что в начале июля иранский еженедельник “Эттелаат” писал о советских солдатах, что они “презирают смерть, их самопожертвование показывает, что они стоят выше своего врага. Они сражаются до последних сил, до последних боеприпасов, в рукопашном бою бьются, пока не падают смертью храбрых”, а турецкая “Тюркише пост” сообщала, что германские военные корреспонденты “приводят факты беспримерной отваги советского солдата”, который, по их оценкам, “своим героизмом, бесстрашием и презрением к смерти превзошел противников Германии на Западе”. 

Из Лондона ТАСС передал обращение жителей британской столицы к жителям советских городов, в котором англичане говорили: “У нас общие цели, мы полны одинаковой решимости. Каждый дом превратим в крепость, каждую улицу - в препятствие”. 

В июле в газетах стали появляться сообщения о проводах на фронт бойцов народного ополчения, публиковались призывы вступать в его ряды. ЛенТАСС передавал о проводах ополченцев из Кронштадта: “...идут рабочие, инженеры, служащие, оставившие свои станки, учреждения, чтобы с оружием в руках встать на защиту Родины, дать отпор наглому, хищному врагу”. 

Места ушедших на фронт мужчин занимали женщины, и в газетах появились сообщения на эту тему. ЛенТАСС сообщал в июле, что “более 30 женщин - кондукторов троллейбусов явились в службу эксплоатации парка и предложили заменить водителей, призванных в ряды Красной Армии”. Рассказывая об одной из городских фабрик, агентство отмечало, что “успешно внедряется женский труд даже там, где до сих пор работали исключительно мужчины”. 

Сообщения о ходе займа пятилетки сменились сводками о сборе средств в Фонд обороны страны, куда сдавали свои сбережения и ценные вещи представители всех слоев населения. Газеты сообщали, например, что “домохозяйки и молодежь домохозяйства N242 по Пушкинской улице, жильцы дома N8 о 6-й Советской улице сдали в фонд обороны золотые и серебряные монеты, кольца, серебряные ложки и другие вещи”. 

Сводки из военного трибунала предупреждали о необходимости быть начеку и неукоснительно соблюдать ограничения военного времени. В последние дни июня военный трибунал ЛенВО приговорил к расстрелу ленинградца К., пытавшегося “распространять среди посетителей кафе-буфетов контрреволюционные листовки, фабрикуемые финской белогвардейщиной”. По 5 лет лишения свободы получили трое ленинградцев, уличенные в “злостном нарушении светомаскировки города”. 

“Грудью на защиту Ленинграда!”

Тональность газетных публикаций снова изменилась 22 августа, когда газеты вышли с заголовками: “Грудью на защиту Ленинграда!”. Враг подступал к городу, и задачей журналистов было мобилизовать все силы общества на борьбу с захватчиками.

Ленинградцам напоминали, что защита города - это не только сражения на фронте, но и труд в тылу, призывали их вступать в ряды народного ополчения. 

Вместе с тем, как напоминание о мирной жизни, в конце августа появились публикации о приближении нового учебного года. В них рассказывалось в том числе и о нововведениях в школьной программе, вызванных войной - учащимся предстояло овладеть навыками преодоления препятствий, владения оружием, метания гранат, рукопашного боя, а девочек планировали обучать медицинскому делу, в частности, оказанию первой помощи. 

“Задача каждого педагога прививать учащимся такие качества советского человека, как героизм, самоотверженность, презрение к смерти, готовность до последней капли крови бороться с врагами Родины”, - цитировала “Ленправда” главу Наркомпроса СССР Владимира Потемкина. 

“Подступы к Ленинграду станут могилой фашистов. Наш город не покорить”, - предупреждала “Смена” 30 августа 1941 года. 

До начала героической 900-дневной блокадной эпопеи тогда оставалось чуть больше недели.

Все материалы, посвященные 70-летию освобождения Ленинграда от блокады

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама