Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ленинград, 1 января 1944: Жители города встретили Новый год под звуки нового гимна СССР

1 января 2014, 8:21 UTC+3
ИТАР-ТАСС в рамках проекта "Ленинградская победа-70" рассказывает о 50 последних блокадных днях
Поделиться
Материал из 1 страницы
Реклама
Пропустить рекламу
{{$root.cfg.modules.slider.galleryTable_866365.stepNow *12 +1}} - 4 из {{$root.cfg.modules.slider.gallery_866365.sliderLength-1}}
1
...
{{item.num+1}}
...
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_866365'].sliderLength - 1}}
{{$root.cfg.modules.slider['gallery_866365'].sliderLength - 1}}
+
ВНИИ имени Д.И.Менделеева.
© citywalls.ru
ВНИИ имени Д.И.Менделеева.
© citywalls.ru/Rain
Механизм башенных часов ВНИИ имени Д.И.Менделеева.
© ВНИИ имени Д.И.Менделеева.
Часовой корпус с башней ВНИИ имени Д.И.Менделеева.
© ВНИИ имени Д.И.Менделеева.

ЛЕНИНГРАД. 1944 год. 1 января. /ТАСС/. Ленинградцы встретили 1944 год под звуки нового гимна СССР, который они смогли услышать по радио. Они обменивались поздравлениями, произносили тосты, слушали музыку и танцевали. Город постепенно возвращался к нормальной жизни и ждал решающего шага к освобождению от вражеской осады. Время наступления нового года жители сверяли по самым точным в городе часам на здании института метрологии, которые безотказно служили даже во время блокады.

НОВОГОДНЕЕ ПРИВЕТСТВИЕ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА США СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ
Генри Эгард Уоллес
Генри Эгард Уоллес
НЬЮ-ЙОРК, 30 декабря. (ТАСС). Ряд государственных деятелей США направил через отделение ТАСС свои новогодние приветствия Советскому Союзу.
Вице-президент США Уоллес:
"В глубине души русского народа более 100 лет существовало сознание народной силы, которая восстановит справедливость на благо простого человека. Это доказывает старая русская песня "Дубинушка", в которой говорится:
"Но настанет пора и восстанет народ,
Разогнет он могучую спину,
И в дремучем лесу на врагов изберет
Здоровей он и крепче дубину".
Эта песня предсказывала, что настанет время, когда русский крестьянин наряду со своей большой физической силой использует также силу машин и с успехом достигнет своей цели. Подобно тому, как он когда-то разогнул свою могучую спину и поднялся против угнетателей у себя в стране, так и теперь он разогнул свою спину и пошел против всех, кто осквернил его землю во имя так называемой "расы господ". В 1943 году русские армии воплощают дух этой песни, как никогда ранее. 1944 год будет свидетелем согласованных усилий союзников, которые принесут полную победу и откроют новые возможности для простого человека во всех странах".

В сообщениях ЛенТАСС та новогодняя ночь 1944 года запечатлена так:
“Михаил Иванович Калинин кончил свою традиционную новогоднюю речь, и фронтовой Ленинград, вместе со всей страной, выслушал новый гимн Советского Союза. Радио разнесло величественные, торжественные звуки по улицам нашего города по рабочим клубам, по квартирам, красным уголкам, где в эти минуты ленинградцы провозглашали тосты в честь своей великой Родины, в честь Сталина, в честь Красной Армии, в честь 1944 года, года решающих битв за замечательную победу над немецко-фашистскими захватчиками. Каждый находил в словах и музыке нового гимна выражение мыслей и чувств, которыми живет весь советский народ. Рабочие ночных смен завода, где секретарём партийного комитета тов.Капралов, слушали гимн у репродукторов в цехах. Пульт Н-ской электростанции… Мелькают сигналы зелёных и красных лампочек. Город Ленина безотказно получает отсюда электроэнергию. Новогодняя вахта с огромным вниманием выслушала гимн своей Родины”. (ЛенТАСС)

Поздравления летели со всех концов света и из разных часовых поясов. Газеты опубликовали новогодние приветствия государственных и общественных деятелей США Советскому Союзу, направленные через отделение ТАСС в Нью-Йорке. 

НОВОГОДНЕЕ ПРИВЕТСТВИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ВОЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА США СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ
Председатель управления по делам военного производства Нельсон:
"Во время своего последнего визита в Советский Союз я увидел поистине великие достижения советской промышленности. Гигантские успехи советского военного производства не уступали могучему наступательному порыву советских армий. Способное советское руководство согласовало эти два наступления - на фронте и в тылу. Работа ленинградских заводов занимает почетное место наряду с боевыми делами армий Первого Прибалтийского фронта. Я приветствую советский народ и руководителей Советского Союза в канун нового года. Я искренне надеюсь, что дружба между нашими великими народами, которая растёт так же неуклонно, как наше сотрудничество в качестве союзников, будет укрепляться и достигнет полного расцвета в годы мира, которые последуют за нашей общей победой".

Свои часы в годы блокады ленинградцы сверяли по сигналам точного времени, передававшимся по радио, а точное время определяли с помощью эталонных часов Всесоюзного (ныне Всероссийского) научно-исследовательского института метрологии имени Д.И.Менделеева. Его лаборатория времени не прекращала работу ни на секунду – сигналы времени были важны не только для жителей города, но и для армии и флота.

Ленинградское время на Московском проспекте

Большинство уличных часов в блокадный период не работали – во многих случаях башенные и настенные часы пострадали при обстрелах и бомбежках вместе со зданиями, на которых были установлены, да и возможностей для их завода было немного. В первую блокадную зиму на это мало кто обращал внимание, но к концу 1943 года, когда городское хозяйство восстанавливалось, ленинградцы начали жаловаться и на отсутствие порядка со временем.

Например, 7 января 1943 года в газете "Смена" было опубликовано письмо, присланное в редакцию работником одного из ленинградских заводов А. Беловым, который писал: "Наш город восстановил и привел в порядок все свое огромное и сложное хозяйство: действуют водопровод и канализация, налажена работа трамвая, открыты многие учреждения бытового обслуживания. Но непонятно, почему до сих пор на улицах города не восстановлены часы. Излишне говорить, что это весьма необходимо".

Механические часы на башне ВНИИМ имени Д.И.Менделеева, установленные в 1905 году,  были единственными уличными часами Ленинграда, которые не останавливались в блокаду. Часы находились под контролем лаборатории времени, которая сверяла их по эталонным часам, так, чтобы момент передвижения большой стрелки в конце каждой минуты не отличался от истинного времени больше чем на 0,1 секунды. Если эта величина оказывалась больше, часы регулировали – накладывали или снимали грузики на верхней или нижней полочке, закрепленной в верхнем и нижнем концах маятника. Таким образом поднимался или опускался центр тяжести маятника, и часы замедляли или ускоряли свой ход.

ВНИИМ ИМ. МЕНДЕЛЕЕВА В ГОДЫ БЛОКАДЫ
Часы башни ВНИИ Менделеева
Часы башни ВНИИ Менделеева
Оставшиеся в осажденном Ленинграде метрологи и поверители оказывали всемерную помощь фронту и организациям, работавшим для фронта. Научные исследования, проводимые лабораториями института, носили, в основном, прикладной характер и были направлены на разработку новых методов и средств измерений, используемых в авиации, артиллерии и на военно-морском флоте. В условиях блокады не прекращали работу 12 лабораторий ВНИИМ: фотометрическая, службы времени, электроизмерительная, электрических мер, скоростей и ускорений, радиологическая, химическая, технологии материалов, высокой частоты, высоких температур, экспериментальные мастерские завода "Эталон". Все трудились без отдыха, с перерывом на время бомбежек и артобстрелов. В годы блокады ВНИИМ был единственным научным учреждением, где работал Ученый Совет. Он объединил практически всех оставшихся в городе ученых, работавших в области технических наук.
В 1941 г. на территорию ВНИИМ было сброшено 178 зажигательных бомб. В 1942 г. многие сотрудники, работавшие в тяжелую блокадную зиму, по состоянию здоровья были эвакуированы.

Ежедневная заводка этих часов длилась несколько минут. Заводивший часы сотрудник ВНИИМ должен был поднять на высоту нескольких метров довольно большой груз, приводивший в движение часы и механизм перевода наружных стрелок. Это делалось с помощью большой рукоятки, вставлявшейся в заводной механизм. "В момент передвижения стрелок башенных часов нужно было прекращать заводку, - описывал процесс Вячеслав Лассан. - Управляющий часовой механизм во время заводки приводился в движение вспомогательным грузом, который взводился перед заводкой часов. Завода хватало на 27 часов, то есть часы нужно было заводить ежедневно в одно и то же время, опоздание в заводке более чем на 3 часа вызывало остановку часов. Для того чтобы завести часы, нужно было подняться на пятый этаж здания N 3, затем пройти по коридору квартиры, в которой в то время жила семья Габель, затем подняться по винтовой лестнице к часам и завести их".

За все время блокады эталонные часы остановились лишь однажды, когда после артобстрела толчок от взрыва снаряда пришел в противофазу к плоскости качающегося маятника. И сразу же в Менделеевском институте раздался телефонный звонок из горкома ВКП(б). Остановка часов тревожила горожан, поэтому пустить механизм было приказано немедленно. Остановка длилась менее суток, и сотрудники ВНИИМ довольно быстро устранили неисправность, нарушившую ход ленинградских часов, по которым жили не только горожане, но и фронтовики, попадавшие в город.

Лаборатория времени ВНИИМ находилась на постоянной связи с "Большой Землей" с помощью радиопередатчика "Ольга", на который бесперебойно подавалось электропитание. Самыми точными астрономическими часами считались часы мюнхенской фирмы Рифлер (Riefler, 1902 год) - три ее изделия составляли групповой эталон хранения точного времени и воспроизведения единицы времени. Заключенные в герметически закрытый стеклянный колпак, эти часы имели электрический завод и отличались от применявшихся ранее большей точностью и стабильностью хода. В качестве эталонных эти часы использовались до 1951 года, после чего были переданы в музей. Сегодня их можно увидеть в Мемориальном служебном кабинете Д.И.Менделеева. 

Остановить время в случае штурма

Ленинградское время имело стратегическое значение – об этом говорит, например, факт внесения эталонных часов в список оборудования, подлежавшего уничтожению в случае, если бы немцам удалось войти в город. Такой список был составлен летом 1942 года, когда создалась угроза штурма Ленинграда гитлеровцами. Руководитель лаборатории времени ВНИИМ Вячеслав Лассан так писал об этом: "Был разработан план диверсий, то есть список оборудования, которое должно быть уничтожено, в случае если немцы ворвутся в Ленинград. Мне было поручено уничтожить эталонные часы, и выданы мешочки с тротилом и взрывные устройства к ним".

Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '01:58'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '01:58'}}
{{qualityItem | uppercase}}
HD .mp4 Высокое качество
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (1.81 MB) Аудио дорожка
Сложность работе лаборатории времени придавал запрет на звездные наблюдения, связанный с необходимостью соблюдать светомаскировку в осажденном городе. Вместо астрономических наблюдений "удалось организовать прием сигналов точного времени через коротковолновый передатчик г. Свердловска, который передавал сигналы эвакуированной из Москвы астрономической обсерватории им. Штейнберга, - писал В. Лассан. - Нерегулярность приема этих радиосигналов вследствие удаленности и маломощности передатчика компенсировалась уверенной работой эталонной группы часов, хранящей определенное значение поправки в течение достаточно длительного времени".

Лаборатория Времени продолжала также свою международную работу по приему и определению моментов ритмических сигналов, подаваемых радиостанциями Регби (Великобритания), Бордо (Франция), Науэн (Германия), Сайгон (Индокитай) и других. Автономные источники сигналов точного времени с кодирующими устройствами для военных кораблей и гражданских судов, разработанные сотрудниками ВНИИМ и изготовленные механиками завода "Эталон", были установлены в сентябре 1941 г. в Кронштадте, и в начале 1942 г. в Мурманске.

Сахар и спички

В тяжелые дни блокады ВНИИМ имени Менделеева обеспечивал ленинградцам не только время, но также свет и тепло. Именно здесь была разработана технология производства спичек. Этот товар первой необходимости не завозили с Большой Земли, поэтому задача организовать производство спичек непосредственно в городе была поручена учреждениям, имевшим близкое соприкосновение с химией.

Пробная продукция производилась в специальном цехе, созданном во ВНИИМ, до августа 1942 года. Спички здесь делались по примитивным рецептам, чаще всего, случайно добытым сотрудниками Института. При изготовлении этой продукции использовались реактивы химической лаборатории ВНИИМ, а при разработке рецептур следовало учитывать отсутствие некоторых компонентов исходного сырья и необходимость замены дорогостоящих продуктов более дешевыми и доступными.

ЗАМЕНИТЕЛЬ СПИЧЕК В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ
Спички изготавливаемые  в лабораториях ВНИИМ в блокадном Ленинграде.
Спички изготавливаемые в лабораториях ВНИИМ в блокадном Ленинграде.
В записках В.Лассана сохранилось упоминание о том, чем пользовались жители блокадного Ленинграда при отсутствии спичек.
"Обычно мы добывали огонь с помощью кресала. Такое кресало было и у меня, обломок старого напильника, камень кварцит и кусочек обожженного чулка. Ударяешь кресалом по камню, искры попадают на обожженный чулок, он начинает тлеть, затем его раздуваешь и поджигаешь бумагу".

С августа наконец удалось составить специальную технологию изготовления спичек на соломке, рецептуры их головок и наносного материала на коробках. Выпускались коробки по 45 и 90 спичек, они маркировались соответствующими этикетками с указанием Института и лозунгами, отражавшими "текущий момент". Спички выпускались вручную, о полной механизации производства столь малого масштаба, да еще при отсутствии соответствующих помещений с отоплением, сушилкой, вентиляцией, речи идти не могло. Однако, до конца мая 1943 года, когда было восстановлено производство спичек предприятиями местной промышленности Ленинграда, цех ВНИИМ выпустил 835 797 штук спичек.

Та же химическая лаборатория ВНИИМ приобщилась и к решению задачи по борьбе с голодом и замене обычных продуктов питания суррогатами. Осенью 1941 года химики выпускали заменитель сахара под названием "дульцин". Сладкий вкус этого вещества в 200 раз интенсивнее вкуса сахара, оно растворялось как в горячей, так и в холодной воде.

Совместно с радиологической лабораторией химики ВНИИМ разработали метод получения лаков и красок, светившихся ночью в условиях светомаскировки. Их использовали при изготовлении различных шкал, указателей и опознавательных знаков для военных и гражданских объектов.

Все материалы, посвященные 70-летию освобождения Ленинграда от блокады

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Реклама