f v t

смел, напорист, гоним...


25 лет назад Борис Ельцин был избран первым президентом России

12 июня 1991 года состоялись первые выборы президента России, в тот момент еще Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в составе СССР. В первом туре победил Борис Ельцин, набрав 57,3% голосов.

ТАСС продолжает серию материалов о событиях 1991 года, приведших к распаду СССР. Что предопределило убедительную победу Ельцина, были ли шансы у его противников и повлияло ли избрание Ельцина на судьбу СССР? 

Предвыборный расклад

Решение о введении поста президента РСФСР было принято на всенародном референдуме 17 марта 1991 года – том самом, на котором люди проголосовали и за сохранение Советского Союза. В тот момент эти два решения не казались голосовавшим взаимоисключающими. В массовом сознании у Советского Союза все еще было будущее, а вот власть хотелось поменять. 

Вскоре Съезд народных депутатов утвердил дату выборов – 12 июня. На всю предвыборную кампанию отводилось меньше трех месяцев, но это ни у кого не вызывало особых протестов. По сути, большинство депутатов понимало, что они не голосуют за дату выборов, а определяют день избрания президентом Бориса Ельцина.

Еще весной 1990 года никто не решился бы давать такие определенные прогнозы. Ельцин был популярен, но не безгранично. Он легко стал делегатом Съезда народных депутатов СССР, но когда на съезде избирался Верховный Совет СССР, Ельцин в его состав не попал. Спас ситуацию депутат из Омска Алексей Казанник: он отдал Ельцину свой мандат. Не все даже в окружении Ельцина обрадовались этому поступку. 

Гдлян ошибся. Ельцин не просто вошел в состав Верховного Совета. Его избрали председателем парламента, вскоре была принята декларация о государственном суверенитете России. На фоне противостояния российских властей с союзным центром ВЦИОМ в июле 1990 года фиксирует взрывной рост популярности Ельцина: его рейтинг впервые становится выше, чем у Михаила Горбачева, и Николая Рыжкова.

Даже политические противники Ельцина признают, что в тот момент он перехватывает инициативу у союзных властей.

"Ельцин тогда был смел и напорист, очень он выгодно смотрелся на фоне Горбачева, такой народный герой, – вспоминает с беседе с корреспондентом ТАСС Анатолий Чехоев, в то время – народный депутат СССР и член депутатской группы "Союз". – На Съезде народных депутатов РСФСР, когда провозгласили независимость, Горбачева, хоть он и был президентом Советского Союза, даже не пригласили в президиум и на трибуну. В зале заседаний наверху балкончики были, вот на одном из этих балкончиков он и сидел. Все ждали, что раз он пришел, то сейчас выступит. Но Горбачев побоялся даже выступить на том съезде". 

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

Правдив ли, или нет этот эпизод репортажа из предвыборной поездки Бориса Ельцина по Кузбассу, но в нем отразилось главное: раздражение людей происходящим в стране и адресат, на которого направлено недовольство, – Кремль. 

Инфляция, конфискационная денежная реформа, апрельское двух-, трехкратное повышение цен, мартовские трехсоттысячные митинги в Москве, закончившиеся введением в город войск, пустые полки магазинов – на таком фоне и началась избирательная кампания.

Соперники Ельцина: 
"плачущий большевик" и статисты

Участие Ельцина в тех выборах было предопределено. Оставалось понять, может ли кто-то составить ему реальную конкуренцию. 

Консервативные партийные элиты, будущие "красные директора" и часть региональных структур партии убедили пойти на выборы Рыжкова – политическую фигуру в определенный момент популярную, но по большому счету "отыгранную". Накануне тех выборов он перенес инфаркт, ушел с поста главы союзного правительства, а острый язык Анатолия Собчака прикрепил к нему прозвище "плачущего большевика" – за неумение уверенно вести публичную дискуссию.

"Уже в апреле (1991 года, прим. ТАСС) ко мне посыпались звонки из областей, республик, от трудовых коллективов и многих общественных и политических деятелей с просьбой дать согласие баллотироваться в президенты России. Многочисленные встречи с их представителями заканчивались тем же. У меня было полное моральное право отказаться, сослаться на не так давно перенесенную болезнь. Но тогда бы я до конца своих дней корил себя за то, что даже не попытался вступить в борьбу".

Николай Рыжков, кандидат в президенты РСФСР на выборах 1991 года (из книги "Главный свидетель")

© Валерий Христофоров /Фотохроника ТАСС

"Инициатива снизу" – давняя советская традиция. Стоит сказать, что среди трудовых коллективов страны по вопросу выдвижения кандидатов в президенты единодушия отнюдь не наблюдалось. Липецкая автоколонна №1143 горячо поддержала Бориса Ельцина; коллектив завода железобетонных изделий Пачелмского района Пензенской области оказал доверие Николаю Рыжкову; женщины, проживающие в доме №96а по ул. Красноярский Рабочий города Красноярска, хотели видеть президентом Светлану Горячеву (на тот момент заместителя Ельцина в Верховном Совете); а коллектив птицефабрики "Тимашевская" Самарской области готов был голосовать за замминистра МВД СССР Бориса Громова. Обо всем этом регулярно сообщалось в справках, которые готовил Общий отдел Президиума Верховного Совета РСФСР.

Еще надеялось не допустить прихода к власти Ельцина и окружение Михаила Горбачева.

"Горбачев понимал, что избежать введения президентского поста в России не получится. Везде ввели, а в России не ввели – это невозможно. Но он надеялся, что получится выставить какого-то сильного кандидата, способного побороться с Ельциным. Но в итоге выбрали Бакатина, а Бакатин был слабоват, чтобы побороться с Ельциным".

Сергей Станкевич, народный депутат СССР

© Владимир Завьялов и Юрий Лизунов /Фотохроника ТАСС

Нашли своих сторонников в компартии харизматичные, но слишком радикальные для массового избирателя Аман Тулеев и Альберт Макашов. В итоге внутренне расколотая компартия была представлена сразу четырьмя кандидатами. В бюллетени для голосования, кроме Ельцина, внесли еще пять кандидатур.

Агитация и пропаганда

Предвыборная кампания получилась довольно короткой, но яркой. Экономический кризис и серьезные антиноменклатурные настроения в обществе предопределили предвыборную риторику Ельцина.

Тактически удачными оказались и кадровые решения Ельцина. Особенностью выборов 1991 года было то, что в паре с кандидатом в президенты шел вице-президент. Оба главных кандидата выбрали себе в вице-президенты военных-афганцев, героев Советского Союза Александра Руцкого и Бориса Громова.

При этом выбор Ельцина был не очевиден. Он вспоминал, что до последнего выбирал между ближайшими на тот момент соратниками Русланом Хасбулатовым и Геннадием Бурбулисом, но чувствовал в них отсутствие харизмы и отдавал себе отчет в их непопулярности в народе. В итоге ставка была сделана на Руцкого. 

"Во время предвыборной кампании я проехал 32 субъекта Федерации, и люди везде говорили: "Александр Владимирович, как понять – рапортуют о перевыполнении плана, а на полках магазинов ничего нет. Где народный контроль, почему на местах секретари обкомов не работают?"

Я, кстати, и Горбачеву, и другим товарищам в КПСС еще задолго до этих выборов говорил: "Давайте изменим кадровую политику, введем выборность секретарей обкомов, горкомов, райкомов, создадим частный сектор в сфере обслуживания". На все это один товарищ по фамилии Зюганов мне как-то сказал: "Вы, Александр Владимирович, довыступаетесь".

Александр Руцкой, в 1991 году народный депутат СССР, кандидат в вице-президенты РСФСР

© Владимир Саяпин/Фотохроника ТАСС

А вот Рыжкова окружение подвело. Даже Хасбулатов, работавший на выборах в команде Ельцина, в одном из интервью признавал: того поддерживали в основном в крупных городах, а "в глубинке как раз популярным был Рыжков", и у него были шансы на победу, "если бы его команда не была заранее настроена на поражение. Слабенькая у него была команда".

Пораженческие настроения в самой команде Рыжкова объясняют тем, что слишком поздно поняли – они сделали неправильную ставку.

"Мы к выборам писали планы, программы Рыжков расписывал какие-то, не понимая, что в тот момент он уже не годился на роль президента России, – вспоминает Анатолий Чехоев. – После того как его окрестили "плачущим премьером", Рыжкову уже нельзя было идти на выборы, надо было выбирать другую фигуру. Реальную фигуру, которая могла бы противостоять Ельцину. Сильной фигурой был тогда Аман Тулеев, по-настоящему сильной, можно было его поддержать".

Сыграл свою роль в предвыборной кампании и фактор Горбачева. Его рейтинг к маю 1991 года, по данным ВЦИОМ, опустился до 1% и тянул вниз всех кандидатов, кто в общественном сознании был с президентом СССР связан.

Политические технологии 1991 года

Политические технологии, какими мы их знаем сегодня, в 1990-1991 годах в Россию еще не пришли. Отсутствие интернета, лишь две "кнопки" общесоюзного телевидения, минимум газет – каналов общения с избирателем было немного, и распорядится ими надо было с толком. 

{{$index + 1}}/{{countSlides}}
{{currentSlide + 1}}/{{countSlides}}

Участие иностранных политтехнологов в той предвыборной кампании – до сих пор горячий предмет споров даже среди тех, кто был в команде Ельцина. Руслан Хасбулатов это категорически отрицал, министр печати Михаил Полторанин, также входивший в штаб Ельцина, столь же категорически подтверждал.

Документы предвыборного штаба Ельцина свидетельствуют о том, что как минимум намерение использовать помощь было, но выглядит оно по нынешним временам даже не скромно, а аскетично. Материалы избирательной кампании Ельцина, спрятанные в то время под грифом "Конфиденциально", дают представление о зачатках пиар-технологий, которые применялись в 1991 году. 

Выборы и распад СССР

Стало ли избрание Ельцина шагом на пути распада СССР – вопрос тоже дискуссионный. Дезинтеграционные процессы в Советском Союзе шли полным ходом задолго до избрания Ельцина. Уже начался парад суверенитетов, шла война бюджетов – РСФСР и другие союзные республики отказывались переводить деньги в союзный бюджет, промышленные предприятия переходили под республиканскую юрисдикцию и платили налоги не союзному центру, а российскому правительству.

Ельцин активно участвовал в процессе согласования нового союзного договора, особенно когда добился от Горбачева серьезных уступок в плане перераспределения полномочий в пользу республик. Союзники Ельцина на тех выборах верили в его искренность в том, что касается сохранения союза пусть и не "социалистических", а "суверенных" государств.

Уже после избрания Ельцина, в рамках новоогаревского процесса был подготовлен окончательный проект нового союзного договора, предполагавший создание ССГ (Союза Суверенных Государств) вместо СССР. Подписание договора назначили на 20 августа 1991 года. Но подписи Горбачева и глав республик под ним так и не появились. Вместо этого 19 августа советские граждане, включив телевизоры, увидели на экранах балет "Лебединое озеро".

Продолжение следует... Если вы хотите поделиться с нами своими воспоминаниями и переживаниями о событиях эпохи конца СССР, мы ждем ваши истории, архивные фото и видео по адресу smm_site@tass.ru

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}