Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Обратная сторона олимпийской медали

14 августа 2012, 15:50 UTC+3 Вера Щербакова (ИТАР-ТАСС, Рим)
История снятого за употребление допинга с Олимпийских игр 28-летнего легкоатлета Алекса Швацера тронула сердца чувствительных итальянцев
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Завершились Олимпийские игры в Лондоне, главное мировое спортивное событие. В странах встречают своих героев – чемпионов, завоевавших медали, их фотографии в газетах, их интервью показывают по телевидению, ими гордится вся нация. Но это единицы – обладатели медалей из многочисленных олимпийских команд.  Италию в Лондоне представлял 291 спортсмен, почти во всех дисциплинах,  медалей они привезли в десять раз меньше – 28. О тех, кто занял четвертое, пятое, шестое…энное место никто не вспоминает!

В разгар Олимпиады Италия стала свидетельницей такой обыкновенной спортивной трагедии. История снятого за употребление допинга с соревнования 28-летнего легкоатлета Алекса Швацера тронула сердца чувствительных итальянцев. Из спортивного преступника он превратился в жертву. А на самом деле он стал красноречивым свидетельством того,  что скрывается за призовым подиумом - сколько адского труда и переживаний. И Алекс не выдержал. Он сам рассказал потом о своих терзаниях на пресс-конференции.

28-летний Алекс Швацер пришел к Лондонской олимпиаде с солидным багажом наград – золотая медаль в ходьбе на 50 км в Пекине четырьмя годами ранее, медали мировых и европейских первенств. Алекс был национальным героем, гордостью своего родного городка в северной области Трентино-Альто-Адидже, бывшего Южного Тироля, где до сих пор говорят лучше по-немецки, чем по-итальянски. С 2008 года легкоатлет – блондин с голубыми глазами – встречается с другой легендой итальянского спорта – чемпионкой по фигурному катанию Каролиной Костнер, которая тоже из тех мест. Алекс и Каролина – одна из красивейших спортивных пар, они молоды, богаты, потому что их способности и усилия с лихвой оплачиваются, в том числе за счет участия в различных коммерческих проектах и рекламе. Костнер, вообще, энтузиастка и пропагандистка фигурного катания в Италии, где, по понятным причинам, оно не очень распространено. За ними наблюдали, ими любовались, их ставили в пример.

И вот, как гром среди ясного неба, сообщение о дисквалификации Швацера из-за уличения его в употреблении запрещенного эритропоэтина. «Моя карьера закончена», - были его первые слова после подтверждения позитивного результата анализа на допинг. В спорте употребление допинга – это как наркомания, спортсмен становится прокаженным.     

Дрожащим голосом Алекс рассказал, как самостоятельно принял решение о покупке эритропоэтина. Он приобрел его в Турции, аж за год до Игр. В Италии было бы невозможно иметь этот препарат незамечено, пояснил молодой человек. Затем он рассказал о том психологическом кошмаре, который переживал, опасаясь антидопинговой проверки. Алекс заверял, что ни тренер, ни невеста не знали о его «пороке». «Я ждал, когда она уйдет из дома, чтобы сделать инъекцию. Был готов не открывать дверь в случае антидопингового контроля», - сбивчиво вспоминал Алекс.

Но больше всего он мучился после того, как 30 июля, когда он был дома у родителей у него взяли-таки кровь на анализ. И все равно до последнего Алекс надеялся, что «пронесет». Однако, когда стало известно, что запрещенные субстанции обнаружены, Швацер «сдался» и сам объявил о допинге.  

"Все это время я жил в кошмаре, опасаясь контроля. У спортсмена есть право отказаться дважды. 30 июля я мог его избежать, но я был дома и сказал маме открыть дверь, потому что хотел, чтобы этот кошмар закончился", - рассказал молодой человек.

"Я очень устал. Это непростая жизнь: постоянные тренировки, режим. Каролине нравится фигурное катание, а я занимался ходьбой, потому что у меня это хорошо получается. Но, тренируясь по несколько часов в день и ложась спать, не могу думать, что на следующий день снова нужно заниматься", - сказал Алекс, признавшись, что, начав заниматься ходьбой в 16 лет, с 23 он хотел бросить спорт.

Допинг Швацера оказался результатом психологического надлома. На трассу он должен был бы выйти 11 августа. Однако спортсмен был насколько деморализован, что хотел заранее сняться с Олимпийских игр, на которые у него не осталось душевных сил. Он оказался перед дилеммой: с одной стороны давно хотел бросить спорт и начать жить "нормальной жизнью" /"когда видишь невесту не раз в месяц, а родителей не два раза в год"/, с другой - не отпускали собственные амбиции, большие ожидания и надежды, которые на него возлагались. Не обошлось и без упрека в адрес журналистов, которые, не щадя чувства спортсмена, либо превозносят его до небес, либо втаптывают в грязь, распространяя зачастую, к тому же, неверную информацию.  «Все это очень ранит. Я не мог проиграть и поддался соблазну, я сделал страшную ошибку», - заключил Алекс Швацер и заплакал. Так бесславно он покинул спорт, который неоднократно поднимал его на вершину.

Алексу не все поверили. Его рассказ оставил много вопросов без ответа: как мог спортсмен самостоятельно в тайне от всех, незамечено принимать допинг. К тому же Швацер встречался в 2009 году  с печально известным итальянским врачом Микеле Феррари, которому в 2012 году было запрещено заниматься профессиональной деятельностью из-за скандалов о допинге велосипедистов, которых он консультировал, включая Ланса Армстронга.

Многим исповедь Швацера показалась патетичной и уж слишком медийно сдирижированной. «Итальянский спорт попытался хоть как-то реабилитироваться, а Италия получила очередного мученика», - написали критически настроенные обозреватели. Наиболее непримиримые спортсмены заявили, что их коллеге нет прощения и что таким, как он, не место даже в простом спортивном зале. Международный олимпийский комитет подошел к ситуации сурово и практично, поставив вопрос о возможности проведения повторного анализа образца мочи Шварца, сохранившегося с Олимпиады 2008 года, чтобы убедиться, что медаль тогда он завоевал «чистым». Самого Алекса, кажется, это не пугает, как и не пугает «нормальная жизнь» вне спорта.

Как бы там ни было и как не относись к истории Алекса Шварца, мальчика из бывшей австрийской части Апеннин, она приоткрывает завесу теневой стороны спорта, отражающую и теневую сторону человеческой натуры. Показывает, какой психологической выдержкой должен обладать спортсмен помимо физической силы. Алекс Шварц  сошел с дистанции. В определенном смысле осознанно.

Спорт жесток с теми, кто провинился. Возможно, где-то в другой области можно рассчитывать на общественное снисхождение, но в спорте нет. Достаточно вспомнить, как самые преданные футбольные болельщики «гноят» своих кумиров в случае проигрыша команды. 

Кстати о футболе. В эти дни в Италии продолжает разыгрываться другая драма, связанная с решением дисциплинарной комиссии о наказаниях футболистов, замешанных в организации договорных матчей. Футболист Эмануэле Пезоли, дисквалифицированный на три года /фактически означает конец карьеры/, приковал себя цепями в штаб-квартире Федерации футбола Италии и объявил о голодовке в знак протеста против решения комиссии. Он утверждает, что не знает, в чем его обвиняют. Дисквалификация поставила под угрозу его переход из «Сиены» в «Верону». «Речь идет о моей жизни и жизни моей семьи. Я хочу иметь право защищаться от необоснованных обвинений», - заявил футболист. Никто из официальных представителей Федерации с ним не встретился, никто из коллег пока не выразил солидарность. Все – в отпуске и эйфории от одержанных на Олимпиаде побед, за которыми столько поражений!

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама