Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Мальчик, которому подарили возможность говорить

8 февраля, 8:15 UTC+3

Благодаря врачам 5-летний Антон Багрянцев из небольшого кузбасского города Таштагол теперь может не только дышать и говорить. Теперь он наконец попробует виноград и арбуз, о которых давно мечтал

Поделиться
Материал из 1 страницы
© Кемеровская областная клиническая больница

Антон Багрянцев родился с пороком развития: у него не были сформированы язык и надгортанник. Дышать он мог только через трубку и питаться исключительно жидкой пищей. Теперь, после двух операций, перед Антоном в буквальном смысле открываются все двери: он сможет гулять, бегать и смеяться, заводить друзей и общаться с ними, купаться и наслаждаться вкусом холодного мороженого.

Карусель "дом-больница"

До операции самой дальней прогулкой для Антона был выход в огород, да и то если позволяла погода, рассказывает его мама Светлана Анатольевна. Обычный человек дышит автоматически и не задумывается о том, что воздух поступает в легкие уже согретым, увлаженным и очищенным. В случае Антона весь уличный воздух попадал в легкие без всякой фильтрации, отсюда постоянный и повышенный риск заболеть.

"Первые полтора года мы практически жили в больнице: неделю дома — дней десять там. Да и потом бывали в больницах часто: зимой постоянно болел, несколько раз пища попадала в бронхи, увозили по скорой, — вспоминает мама мальчика. — Мы не могли позволить себе ходить на улицу, Антон ни разу в жизни не бывал на каруселях. Все это время мы жили с трубкой и зависели от специального аппарата для удаления образующейся жидкости, который, кстати, весит 10 кг".

Наличие трубки, конечно, исключало возможность развития речи. Говорить Антон не мог — только издавал определенные звуки, прикрывая рукой отверстие в горле.

Уникальный случай

Такая аномалия развития — довольно редкий случай, говорит заведующий оториноларингологическим отделением Кемеровской областной клинической больницы Вячеслав Вавин. За его 17-летнюю практику у него был всего один пациент без надгортанника, а Антон — и вовсе уникальный. "Оказались нарушенными сразу два механизма, которые важны в жизни человека, — дыхание и питание", — поясняет Вавин.

С такими патологиями пациенты могут жить достаточно долго при условии постоянного и качественного ухода: необходимо следить за воздухом, чтобы он не был сухим, холодным и грязным, за состоянием трубки, ведь если она забьется, через две-три минуты пациент может задохнуться. В любом случае человек остается инвалидом и не может жить ни минуты без посторонней помощи. Возможность изменить жизнь маленького Антона появилась в 2017 году: новокузнецкий врач, которая занималась ребенком первые годы жизни, попросила коллегу из облбольницы осмотреть мальчика.

"Ребенок уже подрос — ему исполнилось четыре года, и можно было заниматься реконструктивной хирургией, — поясняет Вавин. — Раньше всегда считалось, что проводить подобные операции надо с пяти лет, то есть когда организм более-менее сформируется. Сейчас, конечно, этим можно заниматься с рождения, потому что совершенно другие условия — появились микроскопы, лазеры, которые позволяют это делать. На базе нашей больницы мы развиваем лазерную микрохирургию гортани. Не скажу, что мы единственные в стране, но в России всего нескольких таких центров".

Международная бригада

Интерес к сложному пациенту из Сибири появился не только у местных, но и у итальянских врачей — профессора кафедры отоларингологии, микрохирурга Роберто Пушедо и пластического хирурга Андреа Фигуса. "Этот случай мы с ними обсуждали в Италии во время моего обучения, — говорит Вячеслав Вавин. — В процессе общения я предложил им приехать в Сибирь, вместе позаниматься сложными больными".

Сначала, в октябре 2017 года, мальчику провели пластику надгортанника. Через два месяца его ждала вторая операция — формирование языка. Врачи планировали взять мышечный лоскут с сосудами и нервными окончаниями с бедра ребенка и имплантировать его на место языка.

"Но в процессе операции мы обнаружили у мальчика слюнную железу очень больших размеров. Видимо, именно она мешала нормально дышать и не давала развиваться естественному языку, который был в виде зачатка. Мы убрали лишнюю ткань, выдвинули язык на место, где он должен быть. Несмотря на то что сейчас он по размеру меньше нормы, в процессе роста ребенка он будет увеличиваться", — рассказывает врач.

Вдох-выдох, смех и слезы

После операций Антону убрали трубку, через которую он дышал, и зонд, через который принимал пищу, — теперь он может питаться обычной едой и даже лакомиться мороженым.

"Когда убрали трубку, было очень много радости: Антон подошел ко всем медсестрам на посту, показал, что у него заклеено пластырем то место, где стояла трубка. Он почти сразу ощутил, насколько это хорошо — дышать стало легче", — вспоминает мама Антона.

По оценкам врачей, реабилитация на 80% завершена. Теперь нужно учиться говорить. "Речь уже появилась, но ее надо развивать, потому что для мальчика это новое — для его мышц, глотки и языка, всего голосового аппарата. Какие-то отдельные слова он уже говорит очень хорошо и понятно, сложные обороты требуют тренировки и работы с логопедом", — добавляет завотделением.

Как говорят врачи, Антон успеет догнать своих сверстников, а мама надеется, что в семь лет ее сын, как и другие дети, пойдет в школу. "Но я ничего не загадываю и не планирую, — добавляет она. — Конечно, он уже заметно стал активнее: ведь когда ребенок с таким заболеванием, ему нельзя бегать, нельзя смеяться, плакать, а сейчас он уже носится вовсю. Когда будет можно, мы хотим летом поехать на море".

Ольга Бычкова

Этот материал также опубликован в разделе "Добрости" – совместной рубрике с общероссийским социальным проектом "Жить", призванным поддержать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!