Все новости
75-летие Победы

Война на мысе Стерлегова. Как провалился немецкий десант в Сибири

© Алексей Дурасов/ТАСС
Одно из самых малоизвестных и малоизученных событий Великой Отечественной войны произошло в сентябре 1944 года в Арктике, на побережье Карского моря. Метеостанцию "Мыс Стерлегова", обеспечивающую проводку судов с военными грузами по Северному морскому пути, на несколько дней захватил десант с немецких подводных лодок. Немцы рассчитывали застать врасплох радиостанцию и нанести серьезный удар по советским военным арктическим перевозкам

Полярная станция

Полярная станция "Мыс Стерлегова" начала работу в 1934 году. Название она получила в честь российского мореплавателя Дмитрия Стерлегова, участника Великой Северной экспедиции XVIII века.

В месте, где расположена станция, в Карское море впадает речка Ленивая, образуя находящийся на возвышении мыс — удобное место для поселения полярников. Морские берега здесь скалистые, окрестности станции — тундра с небольшими холмами.

Место труднодоступное, но очень подходящее: с него станция давала устойчивый радиосигнал, а наблюдатели могли отсюда за час увидеть подходящее к берегу судно.

"Она обеспечивала метеоданными суда, проходящие по Северному морскому пути (СМП). Зоной ее ответственности был участок между расположенной восточнее станцией "Мыс Челюскин" и лежащим на западе Диксоном", — рассказывает руководитель Туруханского отделения Красноярского краевого отделения Русского географического общества Павел Кочкарев.

С началом войны значение станции возросло еще более: СМП был одной из главных трасс перевозки стратегических, военных грузов из США и Британии в Советский Союз, говорит красноярский историк Алексей Елисеенко.

Павел Кочкарев добавляет, что от станции могла потребоваться и погодная сводка для самолетов, перегоняемых на фронт через Сибирь из Аляски. В довоенное время ее радисты отправляли метеосводки четыре раза в сутки, во время войны радиообмен вырос в разы.

В войну на всех полярных станциях была усилена охрана, организованы так называемые посты службы наблюдения и связи. Однако бойцы, несшие эту службу на "Мысе Стерлегова" и, видимо, считающие его недосягаемым для врагов, вели себя беспечно, говорит Кочкарев.

"Волчьи стаи"

Но считать Карское море глубоким тылом оказалось грубейшей ошибкой и недальновидностью. Немецкий ВМФ еще в 1942 году провел операцию Wunderland ("Страна Чудес"), рассчитывая разгромить советское судоходство на СМП.

Гитлеровские подводные лодки, действовавшие группами — "волчьими стаями", нападали на отдельные суда и морские конвои. Субмарина U-251 расстреляла полярную станцию на мысе Уединения, а тяжелый крейсер "Адмирал Шеер" в августе 1942 года даже атаковал порт Диксон, что на севере Красноярского края.

Продолжились атаки в 1943 году, однако, когда в 1944 году Советская армия стояла на пороге Германии, в Карском море стало спокойнее. Иллюзия глубокого тыла, которой предался дозор на "Мысе Стерлегова", в сентябре обернулась слишком большими бедствиями и едва не закончилась катастрофой.

В Карское море вошли по меньшей мере три немецкие подводные лодки: U-711, U-957 и U-739 из группы "Грейф". 24 сентября, а по некоторым данным, в ночь на 25 сентября десант с субмарин атаковал полярную станцию.

"Интересно то, что в морских операциях эти субмарины масштабного успеха не достигли, ставили мины, потопили два небольших судна. Нападение на станцию "Мыс Стерлегова" вызывает много вопросов: было ли это желание немецких офицеров добиться хоть какого-то успеха? — задается вопросом Елисеенко. — Не исключено, что стояла задача разведать, а затем и оборудовать базу на Таймыре, тем более что трасса СМП проходит рядом с берегом в районе мыса Стерлегова, что делает суда уязвимыми для атаки со стороны берега".

Радиоигра

В 1990-е годы доктор философских наук Лев Венцковский, в 1944 году работавший на станции радистом, написал письмо на "Мыс Стерлегова". В нем он вспоминал обстоятельства тех событий.

"Выключил передатчик и услышал шаги на ступеньках у входной двери рубки <…>. Не успел я подойти к двери, как она распахнулась, и на меня набросились с криками люди в меховых куртках, сбили с ног, затем поставили лицом к стенке, что-то начали спрашивать. Тут я уловил немецкую речь и понял, что это немцы", — писал Венцковский в письме на станцию.

В воспоминаниях адмирала Арсения Головко сообщается, что немецкий десант состоял из двадцати пяти автоматчиков, помимо которых высадились помощник одной из подводных лодок, боцман и переводчик, до войны плававший на судах советского Северного морского пароходства. По немецким источникам, операцию лично организовал командир U-711 Ганс-Гюнтер Ланге. Подводные лодки укрылись на дне в бухте Ложных огней.

На станции находилось семь человек: начальник станции, он же радист и механик Поблодзинский, заведующий посадочной полосой для гидросамолетов Бухтияров, радист Венцковский, метеоролог Марков и трое краснофлотцев в качестве поста Службы наблюдения и связи. 

Григорий Бухтияров и краснофлотец Ногаев в момент нападения были в тундре: выполняли задание по поиску и обезвреживанию выброшенных на побережье мин. Бухтияров, опытный каюр и охотник, вскоре вернулся на станцию и тут же угодил в плен.

​Сотрудников станции заставили по-прежнему выходить в эфир, передавать метеосводки. Немцы затеяли радиогру, стараясь выманить на себя советские суда, узнать информацию о конвоях.

В эти дни в Карском море должен был идти конвой с четырьмя транспортами. Адмирал Юрий Пантелеев, командующий Беломорской флотилией, которая в годы войны обепечивала безопасность морских коммуникаций в западной части Арктики, впоследствии вспоминал, что со станции в течение суток шли запросы о его движении. Эта странная активность вызвала подозрение командования, и к мысу Стерлегова был направлен военный корабль.

Полярники пытались в эфире сообщить о нападении и другим способом: они включали в радиопослания сигнал SOS "мы в плену", который неопытные радисты в Диксоне не распознали. Тем временем на станции произошли события, заставившие немцев окончательно прекратить радиоигру, так и не получив сведений о движении конвоя.

Побег

Немцы занимались мародерством. По словам Кочкарева, вражеские десантники тащили все имущество, до которого смогли добраться, вплоть до посуды и постельного белья. Возили его в бухту Ложных огней на собачьей упряжке Бухтиярова — это было единственное транспортное средство на многие километры вокруг.

Бухтияров был опытным полярником. Он неоднократно зимовал на станции и превосходно знал все окрестности. Он убедил немцев, что гораздо удобнее будет перевозить груз не напрямую по короткой, но менее удобной дороге, а вдоль реки Ленивой. Немцы подвоха не заподозрили.

"Сама возможность побега казалась весьма маловероятной, ведь с одной стороны простиралась еще не замерзшая река, а с другой — море <…>. Дойдя до намеченного места, Бухтияров вывалил груз на землю и вместе с собаками пошел через реку. Собак лед держал хорошо. Самому Бухтиярову в нескольких местах пришлось волочиться на животе, держась руками за задок нарты. Выбравшись на противоположный берег, он бросился бежать, держась за нарту", — вспоминал Ареф Минеев, бывший в годы войны начальником морских операций арктического флота в западном секторе Северного морского пути и знакомый с докладом Бухтиярова о побеге.

Конвоир, оставшийся на противоположном берегу реки, безрезультатно стрелял вслед беглецу. После этого немцы погрузились на субмарины, захватив оставшихся пятерых сотрудников станции, разрушили строения станции артиллерией и навсегда ушли из Карского моря. Одну из подводных лодок десанта, по некоторым данным, потопил у берегов Норвегии английский эсминец.

"Бежавшего Бухтиярова и Ногаева обнаружил в тундре пилот советского самолета. Оказалось, что полярник во время допросов воспользовался словоохотливостью немцев, считавших невозможным побег по арктической пустыне, где до ближайшего жилья были сотни километров. По данным адмирала Головко, Бухтияров узнал обстоятельства гибели судна "Норд", район действия подводных лодок противника в Карском море и путь проникновения их в него", — говорит Алексей Елисеенко.

Немцы объявили операцию своих подлодок успешной. "Превосходная и продуманная спецоперация, проводимая в качестве лидера группы отличным и опытным командиром", — сообщает архив немецких подводников. Ну, а неудача в охоте за советскими судами была объяснена очередным "генералом Морозом", точнее, "низкой температурой воды, обледенением и магнитными помехами", отмечает историк.

Увезенные немцами полярники попали в концлагерь. Верцковского, Поблодзинского, Уткина и Кондрашова освободили советские солдаты в 1945 году. После войны Верцковский и Бухтияров участвовали в восстановлении станции на мысе Стерлегова.

Андрей Мармышев