Все новости

Банк России убережет россиян от заоблачных долгов микрофинансовым организациям

Микрофинансовые организации, которые кредитовали россиян под 800-1000% годовых, с 29 марта начнут работать по новым правилам и больше не смогут получать основной доход от просроченной задолженности
© Валерий Шарифулин/ТАСC, архив

Микрофинансовые организации, которые кредитовали россиян под 800-1000% годовых, с 29 марта начнут работать по новым правилам и больше не смогут получать основной доход от просроченной задолженности.

Теперь предельный размер процентной задолженности не может более чем в 4 раза превышать сумму основного долга.  Для этого компаниям придется перестроить бизнес-модель либо покинуть этот рынок.  В интервью ТАСС начальник Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России Михаил Мамута рассказал, как закон в новой редакции защищает права потребителей и к чему готовиться рынку.

- Михаил Валерьевич, сейчас часто от клиентов микрофинансовых организаций можно услышать, что компания требует погасить долг, который в десятки раз больше, чем они изначально оформляли заем.  Потребители возмущаются и полагают, что расплачиваться по долгам микрофинансовым компаниям не стоит. Законодательные изменения как-то решают эту проблему?

 - Революционная новация закона  №151 "О микрофинансировании и микрофинансовых организациях", которые вступают в силу с 29 марта,  - это ограничение предельного размера долга по процентам.  Это новый вид ограничений в области потребительского кредитования, аналогов которым в России пока нет.

Теперь совокупный размер начисленных процентов по потребительским микрозаймам не может более чем в 4 раза превышать сумму основного долга.  Данная новация будет распространяться на краткосрочные займы до одного года, туда будут попадать все  потребительские микрозаймы, включая так называемые "займы до зарплаты", которые наиболее заметны в общем портфеле МФО.

У микрофинансовых организаций пропадет возможность и стимул  выстраивать кредитную политику, зарабатывая на просрочке, а сегодня многие из них пытаются максимизировать доход, действуя именно таким образом. По нашей оценке, новация станет вызовом примерно для 30% участников рынка, и это те компании, с которыми в основном и связаны жалобы потребителей.

Бизнес-модель у них построена неправильно, они допускают большую просрочку, а затем жестко пытаются эту просрочку собирать через коллекторские агентства либо самостоятельно. Многим компаниям придется перестроить бизнес-модель, а если они не смогут работать так, как это сейчас принято в Западной Европе, тогда им вообще не стоит заниматься этим сегментом кредитования.  Более того, нынешнюю норму по ограничению предельного размера долга мы расцениваем как первый шаг, поскольку в будущем  намерены в той или иной форме стремиться к  соотношению объема задолженности по процентам к телу долга с коэффициентом 2, как в Европе.

 - Чем эта норма полезна для потребителей?

- Для потребителя в нынешних условиях она полезна тем, что защищает наименее обеспеченную категорию граждан от попадания в чрезмерную долговую зависимость. Соответственно,  в ней заложен не только экономический, но и социальный характер влияния. Новация будет распространяться только на вновь выданные займы, то есть полученные гражданином с 29 марта. 

Более того, этим законом мы обязываем микрофинансовую организацию на первой странице договора делать соответствующую вставку, которую будет видеть потребитель. У гражданина будет понимание, что по этому договору предельный размер процентов, который может быть ему начислен, составит столько-то.

- Как вы уже сказали, с 29 марта в России вступили  в силу поправки к закону  №151 "О микрофинансировании и микрофинансовых организациях". Расскажите также о  других ключевых новациях для этого рынка.

- Изменений много, но глобальные можно разделить на несколько групп. Первая  важная новация –  то, что для компаний с капиталом менее 70 млн рублей (так называемых микрокредитных)  уменьшается максимальный размер риска,  который они смогут принимать на себя в отношении потребительских займов. Если до этого момента это был один миллион рублей, то теперь 500 тысяч рублей. Возможность выдавать займы в объеме до одного миллиона рублей мы оставляем  для компаний,  которые в новом регулировании получат статус микрофинансовых, то есть с собственным капиталом более 70 млн рублей.  К этому же блоку изменений законодательства относится и повышение защищенности прав инвесторов в микрофинансовые организации.

Сегодня  все микрофинансовые организации обладают правом привлекать от граждан, не являющихся их учредителями, средства от 1,5 млн рублей и выше. Но практика показала, что для маленьких компаний эта норма не очень живая, поскольку привлекать в таких объемах можно только от людей достаточно обеспеченных, и для того, чтобы это делать,  нужно вкладывать большие ресурсы в продвижение.

Поэтому объем средств, привлеченных от таких обеспеченных граждан, в маленьких компаниях достаточно низкий, а уровень нарушений в этой сфере - максимальный.  Для того чтобы повысить защищенность инвесторов, мы приняли решение  оставить это право только  крупным компаниям.

 - Вступившие в силу изменения предусматривают ли какую-то гарантию того, что инвесторы получат свои деньги обратно?

- Для этого мы дополнительно обяжем микрофинансовые компании быть более  прозрачными, вводятся требования по обязательному аудиту, по публичному характеру аудиторского заключения. Мы также вводим для них вместо 2 ныне действующих 6  нормативов, которые существенно повышают требования к ликвидности и достаточности капитала.

Планируется, что для них появятся нормы взвешивания риска на капитал, то есть будет не просто рассчитываться соотношение активов к капиталу,  но и учитываться риск на тот или иной вид актива в зависимости от того, насколько он окажется рискованным с точки зрения анализа бизнес-моделей. Все это должно существенно улучшить финансовую устойчивость и стабильность микрофинансовых компаний.

Мы регулярно говорим, что  в отличие от банковских вкладов  средства инвесторов МФО не застрахованы.  При этом теоретически возможно, что средства всех инвесторов - физических лиц должны страховаться, но  пока  это инвестиции, предпринимаемые на свой риск. Для того, чтобы повысить защищенность инвестора – физического лица в сектора микрофинансирования вводится норма, что в случае банкротства МФО те средства граждан, которые они внесут в микрофинансовую  компанию в сумме до 3 млн рублей, будут возвращаться в приоритетном порядке, то есть в первую очередь после выплат по ущербу жизни и здоровью и текущих выплат по заработной плате. 

- Что предусматривает вторая группа новаций?

- Вторая группа законодательных изменений -  уточнение режима онлайн-кредитования. Сама по себе тема онлайн-кредитования популярна, и у нее есть перспективы, поскольку все больше и больше маленьких покупок совершается в Интернете. В настоящее время какого-то единого механизма идентификации физических лиц в данной модели кредитования не установлено,  микрофинансовые организации экспериментируют с идентификацией по тем или иным признакам. Например, по банковским счетам или карточкам.

 - А зачем  тогда вообще вводится процедура идентификации, и каким образом она будет осуществляться в онлайн-кредитовании?

- Прежде всего, идентификация необходима в целях законодательства о противодействии отмыванию доходов, нажитых преступным путем, что является крайне важным для обеспечения прозрачности рынка. Кроме того, это еще и вопрос сокращения рисков мошенничества всех сторон.

Дело в том, что появляются жалобы, когда потребитель говорит, что он тот или иной заем не получал, возникает  спор. И доказательная база для суда у микрофинансовых организаций очень слабая, поскольку  наличие у этого гражданина карточки еще вовсе не означает, что именно он просил выдать ему заем.  Здесь возникает речь о взаимной неурегулированности:  мошенничество может быть как со стороны физического лица, так и компании, которая действительно некачественно провела идентификацию. Для того чтобы снять конфликт и дать возможность этому перспективному рынку развиваться правильно, вводится режим идентификации в сегменте онлайн-кредитования. Заниматься им смогут только крупные компании с капиталом не менее 70 млн рублей.

Во-первых, они должны теперь проводить  идентификацию  в партнерстве с банками, поручая им проведение определенных действий. Дело в том, что у банков сегодня есть право проводить удаленную идентификацию физического лица для сервисов,  которые требуют упрощенной процедуры. И банки подключены к  системе межведомственного электронного взаимодействия, через которую они могут проверить, что лицо, обратившееся за услугой, действительно то, за кого себя выдает.

Там применяется как минимум двухфакторная идентификация. Первый фактор – это проверка достоверности паспортных данных, второй параметр - это, например, такой же режим, который используется в модели оплаты кредитными картами через Интернет, то есть 3D Secure, когда при платеже вводится номер контактного  телефона и вы получаете смс сообщение, подтверждающее транзакцию одноразовым паролем.  

Аналогичная процедура идентификации клиента  теперь может  применяться и в сегменте онлайн-кредитования на рынке МФО. Отмечу, что предельная сумма онлайн-кредитования составляет 15 тысяч рублей. На данном этапе этой суммы вполне достаточно, потому что средний размер займа в этом сегменте составляет  7-8 тысяч рублей.

- Поправки к закону также  разделяют этот рынок на 2 категории в зависимости от уровня риска – на микрофинансовые компании (МФК)  и микрокредитные компании.  Есть ли у ЦБ оценка, сколько компаний сможет получить статус микрофинансовых?

 - По нашей оценке, на сегодняшний момент объем средств, достаточный для перерегистрации в микрофинансовую компанию, есть примерно у 150 компаний из 3,5 тысяч действующих на рынке. Считаю, что это неплохо.   Но мы будем обращать внимание не только на количество, но и на качество капитала, поэтому это число может и сократиться.

Такие компании должны соответствовать ряду серьезных требований, и мы хотели бы для начала, чтобы рынок к ним как-то привык, а мы посмотрели, как компании с ними справляются. Но,  безусловно,  если кто-то из небольших компаний сможет привлечь дополнительные ресурсы, мы не собираемся ограничивать их право получить статус МФК.

Кроме того, мы проводили замеры в ряде регионов РФ, и примерно 10% респондентов из числа опрошенных микрофинансовых организаций сказали, что они планируют приобрести статус МФК. Напомню, что для получения этого статуса  у компании должно быть  70 млн рублей собственных средств с подтвержденным источником происхождения. Зато у них будет более расширенный набор прав по сравнению с маленькими компаниями.  Они смогут выпускать облигации без ограничения по сумме, при условии регистрируемого проспекта эмиссии, то есть суммы выпуска не менее 200 млн рублей. 

 - Если резюмировать, то на что направлены поправки к закону  №151 "О микрофинансировании и микрофинансовых организациях"?

 - Этот закон, с нашей точки зрения, создает новый этап в развитии рынка, делает его более прозрачным и регулируемым. На мой взгляд, этот закон создает правильную системную основу для дальнейшего эволюционного развития рынка МФО в России.

 - Как законодательные изменения скажутся на динамике рынка?

- Рынок растет, несмотря на то, что  в 2015 году,  темпы роста оказались ниже, чем в 2014. Но нас сейчас беспокоят не темпы, а структурное качество этого роста. Чего бы мы хотели и чего ждем? Мы рассчитываем, что будет  быстрее расти сегмент кредитования малого и среднего предпринимательства, и для этого есть объективные предпосылки – поправки в закон увеличивают объем микрозайма для малого бизнеса до 3 млн рублей,  это подстегнет рынок.  Плюс активная реализация антикризисного плана правительства, которая даст дополнительный  приток участников в сегмент начинающих предпринимателей.

Мы также ожидаем, что в сегменте "займов до зарплаты" темпы роста несколько замедлятся, но зато его качество  улучшится – в частности, просрочка будет снижаться из-за тех ограничений, о которых мы сказали. В сегменте потребительского кредитования,  который находится посередине между "займами до зарплаты" и займами для малого бизнеса,  основное влияние  будет оказывать спрос. Если не будет оживления на потребительском рынке, то этот сегмент вряд ли будет расти слишком быстрыми темпами.

- Банк России еще не озвучивал, насколько вырос рынок МФО в 2015 году.  Каких показателей вы ожидаете?

- Возможно, вы видели оценки ряда рейтинговых агентств. Они оценивают рост рынка по итогам прошлого года в 25%.  Пока официальная годовая отчетность полностью не сдана (срок сдачи истекает 30 марта), подводить окончательные итоги рано. Мы ожидаем, что показатели будут скромнее – в пределах 15-20%.

Каким будет рост рынка в 2016 году, сейчас оценить очень сложно, это сильно зависит от макроэкономических условий. Но полагаю, что он все-таки будет, и если  совокупный рост в 2016 году составит 15-20%, то для нас это будет понятным и объяснимым результатом.

- Насколько велика сейчас  доля просрочки на рынке МФО? Не вызывает ли она у Банка России обеспокоенность?

- В совокупном объеме просрочка пока невелика, этот рынок еще не вырос до такого масштаба, чтобы создавать серьезную социальную или экономическую угрозы. В этой связи хорошо, что вводятся ограничения по предельному размеру задолженности, так сказать, превентивные меры.  

Объем кредитного портфеля МФО меньше 1% от банковского, объем взыскания меньше 2% от банковского говорит нам о том, что проблема просрочки не носит системного характера для страны. И я надеюсь, что те меры, которые начали действовать, не позволяет ей развиться.

Более того, просрочка снижается, особенно это было заметно во втором полугодии 2015 года в сегменте "займов до зарплаты", поскольку мы по плохим займам  ввели требование по резервированию, и компаниям стало невыгодно иметь большой объем плохих займов на своем балансе.  Если говорить о просрочке, то в целом тренд сейчас на ее понижение.

- ЦБ ранее рассматривал возможность включения облигаций МФО в ломбардный список, на каком этапе реализация указанной инициативы?

- Мы не видим никаких принципиальных возражений в этом вопросе, но вместе с тем рынок должен показать, что на их облигации есть спрос и они отвечают критериям Банка России.

- Много ли жалоб поступает в Банк России на МФО?

- Примерно 45 – 50 жалоб в неделю, это не очень много. Примечательно, что жалуются на МФО в случаях, когда гражданин не в состоянии обслуживать заем. То есть ЦБ спрашивают, можно ли не отдавать полученные деньги?

- По вашим подсчетам, сколько компаний в РФ ведет незаконную деятельность под вывеской МФО,   не обладая таким статусом? Во сколько вы оцениваете ежегодный оборот средств, который проходит через такие нелегальные компании?

- По данным экспертов, в том числе ряда рейтинговых агентств, теневой рынок МФО по порядку величин сопоставим с рынком легальным.  Даже по скромным подсчетам это порядка 10 млрд рублей. 

Беседовали Данис Юмабаев и Маргарита Шпилевская