Все новости
Обновлено 

В СБ РФ заявили об отсутствии правовых оснований для приостановки "Северного потока - 2"

Проект газопровода полностью соответствует нормам международного морского права и Третьего энергопакета, заявил заместитель секретаря Совбеза Александр Венедиктов

МОСКВА, 16 июня. /ТАСС/. Юридические основания для приостановки или отмены строительства "Северного потока - 2" отсутствуют, противники проекта действуют неправовыми методами. Об этом заявил в опубликованном в воскресенье интервью "Российской газете" заместитель секретаря Совета безопасности РФ Александр Венедиктов, комментируя майские заявления министра энергетики США Рика Перри о неминуемости выработки нового санкционного законодательства, нацеленного против газопровода.

"Заявление американского министра - далеко не первое в ряду демаршей против нашего проекта. Однако юридические основания для приостановки или отмены проекта просто отсутствуют", - заявил Венедиктов. По его словам, проект газопровода полностью соответствует положениям международного морского и экологического права, Третьего энергопакета, а также национальным законодательствам Финляндии, Швеции, Дании и Германии. "Противники проекта это прекрасно понимают и прибегают к средствам вне правового поля", - добавил замсекретаря Совбеза, отметив, что подобные "незаконные инструменты" представляют угрозу для мировой экономики.

Он также подчеркнул, что успешному завершению строительства "Северного потока - 2" способствует высокая заинтересованность партнеров проекта в его скорейшем запуске. При этом, по словам Венедиктова, эта заинтересованность носит исключительно экономический, а не политический характер. Равно как и мотивация противников проекта является экономической, считает замсекретаря Совбеза.

"Перспектива появления мощного конкурента на рынке "голубого топлива" пугает ряд влиятельных энергетических корпораций, тем более, что сжиженный газ, предлагаемый ими в качестве альтернативы нашему, выше по цене примерно на 30%", - указал он, добавив, что в этом случае в ход идет "любые аргументы против конкурента".

В мае министр энергетики США Рик Перри, выступая в Киеве, заявил о намерении Вашингтона ввести санкции в отношении "Северного потока - 2". В свою очередь, представитель германского министерства экономики и энергетики отметил, что правительство Германии приняло к сведению заявления американской стороны, но принципиально выступает против ограничительных мер, которые могут иметь экстерриториальные последствия. В то же время, глава австрийской нефтегазовой компании OMV (О-Эм-Фау) Райнер Зеле обвинил США в том, что они пытаются "диктовать энергетическую политику" Евросоюзу, и призвал Брюссель защищать любые компании, которым угрожают санкции со стороны Вашингтона за их участие в строительстве газопровода "Северный поток - 2".

О проекте

Вашингтон по ряду геополитических соображений открыто выступает против сооружения трубопровода "Северный поток - 2" и предпринимает активные усилия, нацеленные на блокирование этого проекта. Многие эксперты указывают, что США пытаются "продавить" таким образом поставки на европейский рынок своего сжиженного природного газа, который значительно дороже российского трубопроводного. Принятый в 2017 году в США закон CAATSA ("О противодействии противникам Америки посредством санкций") предусматривает возможность применения односторонних ограничительных мер, в том числе в отношении фирм, участвующих в реализации проекта "Северный поток - 2".

Последний предполагает сооружение двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Ввод в строй "Северного потока - 2" намечен на конец 2019 года. Новый газопровод удвоит мощность первого "Северного потока", маршрут которого в основном и повторит.

Стоимость строительства "Северного потока - 2" оценивается в 9,5 млрд евро. Оператором проекта строительства газопровода выступает компания Nord Stream 2 AG, единственным акционером которой является "Газпром". Его партнеры - германские Wintershall и Uniper, австрийская OMV, французская Engie и Royal Dutch Shell (Великобритания и Нидерланды) финансируют 50% проекта.