Все новости

Анатолий Аксаков: биткойн — это пузырь, который рано или поздно лопнет

Анатолий Аксаков  Михаил Терещенко/ ТАСС
Описание
Анатолий Аксаков
© Михаил Терещенко/ ТАСС

Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков в интервью ТАСС на полях Гайдаровского форума рассказал о рисках использования биткойна, трансформации безналичных рублей в цифровую валюту и новых технологиях в области устойчивого развития, которые внедряются в России.

— Крупные инвестбанки назвали биткойн матерью пузырей, считаете ли вы, что это так? Также глава Европейского центрального банка Кристин Лагард заявила, что биткойн нужно регулировать. Согласны ли вы с этим? Каким может быть это регулирование в РФ?

— Биткойн все-таки является матерью блокчейна. Технология блокчейна существует давно, но благодаря биткойну получила известность и широко применяется. При этом сам биткойн как криптовалюта ничем не обеспечен. Это частная валюта, его ценность определяется доверием участников соответствующей информационной системы. В этом плане биткойн является основой одного из пузырей на рынке криптовалют, и я думаю, что рано или поздно этот пузырь должен лопнуть.

Думаю, биткойн должен регулироваться. Может быть, должен быть запрещен как средство платежа. В любом случае, надо перекрыть все каналы использования биткойна для финансирования наркотрафика, террористических операций, отмывания капиталов, коррупционных схем и так далее.

В России есть закон о цифровых финансовых активах и о цифровой валюте, где говорится, что криптовалюты не могут использоваться как средство платежа на территории России. При этом мы внесли в законодательство изменения, которые определяют, что владельцы криптовалют должны их декларировать и, если они получают доход от использования криптовалют, должны платить налоги.

— Ранее Сбербанк предлагал вариант трансформации безналичных рублей в цифровые. Как вы смотрите на предложение Сбербанка? Какие могут быть перспективы у этого проекта?

— Трансформировать все безналичные рубли в цифровой рубль нет необходимости. Это может случиться, если цифровой рубль вытеснит из оборота безналичные рубли, но это далекая перспектива.

Предложение о токенизации всех безналичных рублей или части безналичных рублей со стороны Сбербанка, конечно же, должно серьезно изучаться. Там, на мой взгляд, есть рациональные предложения, которые могут быть учтены при доработке доклада Центрального банка о цифровом рубле. Вполне возможно, что в конечной версии при подготовке к тестированию цифрового рубля эта идея также найдет свое применение. По крайней мере, закон о цифровых финансовых активах не запрещает токенизировать безналичные рубли. И соответственно, Центральный банк может это сделать на основании закона.

— Дальше к более насущным темам. Пандемия ударила как по банкам, так и по заемщикам. И выплыл такой вопрос, что некоторые банки не хотят раскрывать клиентам причины отказов в кредитах. Так ли это и что можно сделать в этой ситуации?

— Я знаю, что Ассоциация банков России (АБР) написала об этом письмо на мое имя.

Банки не хотят подробно раскрывать причины, так как опасаются, что те скоринговые схемы, которые они используют при оценке заемщика, станут известны их конкурентам. Поэтому банки называют условные причины, например: "Мы не верим, что вы сможете вернуть кредит". Но заемщику это не дает понимания истинных причин.

В Госдуме мы боролись с навязыванием кредитов неискушенным гражданам, а здесь другой подход, который требует изучения. Мы договорились так, что внимательно рассмотрим законодательную инициативу, внимательно рассмотрим возражения кредитных организаций, их аргументы, посмотрим, что представит Центральный банк, правительство, и сопоставим все точки зрения, примем решение. Я понимаю тех, кто не получил кредит и не понимает, почему не может его получить. Они хотят узнать причину и ее ликвидировать. Здесь есть пространство для размышления, поэтому я бы сейчас однозначно не говорил, на чьей я стороне, в ходе дискуссии определимся.

— Два года назад АБР предложила механизм борьбы с кибермошенниками, который позволяет замораживать средства на счете получателя средств по просьбе отправителя. Позже, во второй половине 2020 года, он был юридически доработан и оформлен в законопроект. Есть ли какие-либо подвижки по данному направлению? Когда данный законопроект может быть принят?

— Случается, что человек отреагировал на очень доверительное обращение к нему злоумышленника и передал ему свои персональные данные.

По этим персональным данным злоумышленник снимает деньги с его счета и переводит в другой банк. Человек довольно быстро понимает, что его обманули, видит у себя на смартфоне информацию о том, что у него сняты деньги со счета. Инициатива даст возможность тут же просигнализировать своему банку, и если деньги оттуда ушли, этот банк может связаться с банком-получателем и попросить заблокировать средства. Здесь важно действовать быстро, так как деньги довольно быстро обналичиваются либо уходят в другой банк, и теряются концы. Мы разослали законопроект в заинтересованные организации, в Центральный банк, Министерство финансов с тем, чтобы получить от них мнение, и дальше будем принимать решение. В конце января мы должны получить ответы от Центрального банка и Минфина. И дальше будем принимать решение.

— Профучастники финрынка предложили ЦБ поправки в ряд законодательных актов, которые упрощают ранее предложенные регулятором ограничения для простых инвесторов. В частности, они предлагают не ограничивать "неквалов" в сделках с простыми структурными продуктами, а также с РЕПО и кредитным плечом. Есть ли какое-то решение по данному вопросу? ​​

— Мы в июле приняли закон, который определяет порядок работы профессиональных участников финансового рынка, в том числе кредитных организаций, с неквалифицированными инвесторами.

Определили, что должно быть тестирование неквалифицированных инвесторов при приобретении сложных финансовых продуктов. Сейчас готовится законопроект, который, мы надеемся, уже на следующей неделе будет подготовлен к внесению в Государственную думу, и мы рассчитываем, что закон в феврале будет уже принят. И благодаря ему уже с 1 апреля текущего года продажа сложных финансовых продуктов, так называемых структурных продуктов, будет осуществляться после тестирования.

Но при этом есть и несложные структурные продукты. В законе важно определить, что это за продукты, которые можно было бы приобретать без тестирования. Но сами участники рынка говорят, что это сложная процедура. На рабочей группе комитета мы договорились в течение недели-полутора определиться в формулировках по поводу несложных финансовых продуктов, которые можно будет продавать без тестирования. Могу сказать, что в феврале мы точно этот закон примем для того, чтобы защитить неквалифицированных инвесторов, и для того, чтобы навести порядок на рынке с теми, кто навязывает людям сложные продукты, которые могут привести к потере сбережений.

— То есть пока нет понимания, какие именно инструменты будут считаться простыми или сложными?

— Пока четкого понимания нет. Но обсуждаются финансовые продукты с так называемой защитой капитала, когда инвестор в любом случае возвращает то, что вложил. Есть еще предложение проводить так называемый бай-бэк, который обязывает финансовый институт, который продал сложный финансовый инструмент, должным образом не объяснив клиенту все риски, выкупить этот продукт по той же цене, по которой продал человеку. Также на финансовый институт могут быть наложены штрафные санкции, если Центральный банк увидит его недобросовестное поведение на рынке.

Эти предложения, скорее всего, будут прописаны в законопроекте.

— В феврале впервые в этом году Центробанк рассмотрит вопрос о ключевой ставке. На ваш взгляд, какое решение примет регулятор и от чего он будет отталкиваться? Какой у вас в целом прогноз по ключевой ставке на этот год?

— Ситуация достаточно разнонаправленная. Мы видим, что на валютном рынке она стабилизировалась. Рубль в последнее время даже укрепляется, прежде всего благодаря повышению цены на нефть. Также предложения, озвученные новой администрацией США, говорят о том, что они собираются печатать деньги для того, чтобы решить свои экономические проблемы.

А если они будут печатать доллары, значит, эта валюта будет падать по отношению к цене на нефть — это тоже фактор, работающий на укрепление рубля. В свою очередь, это говорит в пользу того, что ключевая ставка может быть снижена.

При этом мы видели всплеск инфляции в конце прошлого года, но он в том числе был связан с тем, что рубль падал. Довольно существенно он подешевел. Соответственно, импорт тоже подорожал, и, поскольку импорт подорожал, то это повлияло на инфляционную составляющую в России. Но и инфляционные ожидания и у бизнеса, и у людей усилились в конце прошлого года, в том числе под влиянием падения курса рубля. Сейчас ситуация может измениться. И если та же тенденция, которая сегодня складывается, будет продолжаться и в феврале, то я допускаю, что Центральный банк снизит ключевую на 0,25% и зафиксирует ее на уровне 4–4,5% — все зависит от конъюнктуры на нефтяном рынке, как будет идти ситуация с пандемией и, соответственно, как будет развиваться макроэкономика во всех ведущих странах: в США, в Европе и в Китае.

— То есть ключевая ставка вряд ли опустится ниже 4%?

— Я допускаю, что и это может произойти, если дефляционные факторы будут превалировать над инфляционными. Это возможно, но маловероятно.

— Будут ли снижаться ставки по депозитам граждан в банках?

— С одной стороны, ключевая снижается и ставки по вкладам снижаются. С другой стороны, снижение ставок по вкладам ведет к тому, что начался переток из вкладов на фондовый рынок, на другие финансовые рынки, либо в недвижимость, либо в наличные. Банки, нуждающиеся в ликвидности, в ресурсах, вынуждены в таких условиях поддерживать определенные ставки, стимулирующие граждан формировать вклады. Так что я думаю, что проценты по вкладам не будут ни снижаться, ни повышаться, колебания будут в пределах 4% годовых.

— Каков ваш прогноз по стоимости доллара и евро относительно рубля на год?

— Все зависит от ситуации с пандемией. В России уже снижается число заболевших: в конце года было около 30 тыс. заболевших, сейчас 23 тыс. Также появилась возможность вакцинироваться. Все это может привести к уходу пандемии из нашей действительности. Соответственно, это может привести к укреплению рубля.

Кроме того, посмотрим, как поведет себя новая администрация США. И если она будет более благоразумная с точки зрения взаимоотношений с нашей страной, в том числе с точки зрения санкционных решений, то рубль начнет отыгрывать свою недооцененность.

Совсем недавно нефть стоила около $40 за баррель, сейчас ее стоимость составляет $55 за баррель. При цене на нефть $60 рубль может приблизиться к тем значениям, в которых был до пандемии: 65 рублей за доллар. Евро, соответственно, будет на уровне 70–71 рубля.

— В целом какие у вас ожидания от этого года? Удастся ли российской экономике оправиться от шоков пандемии? И когда наша экономика может вернуться к доковидным темпам роста?

— Прошлый год показал, что у нас экономика очень живучая. Многие предрекали серьезное падение и очень серьезное сокращение количества малого, среднего бизнеса. Средний бизнес, по данным на начало сентября, вырос. Количество компаний малого бизнеса сократилось, но только на 4–5%. Это не те 20%, которые предсказывали. Конечно, экономика пострадала от пандемии, но падение оказалось ниже, чем в Европе, чем в Соединенных Штатах Америки, во многих других странах. В текущем году будем отыгрывать падение. Я думаю, что до конца года мы его отыграем. Соответственно, рост ВВП должен быть около 4% в этом году. В 2022 году, надеюсь, начнется поступательная прибавка уже к уровням 2019 года.

— И последний вопрос по модным сейчас целям устойчивого развития. Какие возможности и вызовы для России создает растущая актуальность целей устойчивого развития?

— Если говорить о рисках, прежде всего это наши внутренние риски, связанные с нарушением окружающей среды, экологической обстановки, ситуация в "Норильском никеле", лесными пожарами, проблемами с твердыми бытовыми отходами. Все это необходимо решать, и очевидно, надо решать кардинально и очень жестко.

Европа собирается ввести углеродный налог. Соответственно, те страны, которые не заботятся об очищении своего производства и при этом собираются поставлять продукцию в Европу, будут платить налог за загрязнение окружающей среды. Это приведет к удорожанию нашей продукции, она будет становиться неконкурентной. И это будет бить по предприятиям, по их бизнесам и, соответственно, по бюджету нашей страны. Поэтому необходимо внедрять программы, направленные на снижение выбросов СО2 в окружающую среду. При этом все эти технологии, как правило, высокопроизводительные, очень высокотехнологичные, они могут привести к стремительному росту новых производств у нас в стране и к обновлению действующих производств.

Также на базе устойчивого развития может быть налажено сотрудничество в США, так как избранный президент Джозеф Байден, известно, уделяет очень много внимания этой проблеме. Он собирается инвестировать $1,7 трлн в "зеленые" проекты.

В России уже есть свои уникальные проекты, скажем, производство биопластика. Я сам депутат от Чувашии, там есть новочебоксарский "Химпром", там компания "Ренова" собирается реализовывать проект, связанный с производством биопластика, который разлагается и не наносит вреда природе. Есть проекты, связанные с производством электромобилей. Есть электросуда, то есть такие транспортные средства на электрической тяге, которые возят пассажиров, например, в Санкт-Петербурге, в Москве. Они, кстати, дешевле и очень качественные, и их собираются продавать в том числе за рубеж.

Беседовала Александра Жукова