Все новости

Нас интересуют наркотики, маскирующиеся под пищевой мак - глава департамента ФСКН РФ Сергей ЯКОВЛЕВ

Фото ФСКН России
Фото ФСКН России

Уголовное дело о контрабанде наркотиков в отношении эксперта Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной вызвало широкую дискуссию в обществе. Многие назвали обвинения ФСКН нелепыми и встали на защиту эксперта. Между тем главным фигурантом этого дела является предприниматель Сергей Шилов, обвиняемый в попытке ввоза в Россию 42 тонн мака, содержащего более 210 тыс доз наркотиков. Более того, следователи считают, что предприниматель уже ввез в Россию более 2 тыс тонн наркотического мака. О том, как связаны Шилов и эксперт Зеленина, ИТАР-ТАСС рассказал руководитель Следственного департамента ФСКН России Сергей Яковлев.

 

- Сергей Петрович, когда Сергей Шилов попал в поле зрения правоохранительных органов, и сколько его предполагаемых сообщников выявлено на предварительном следствии?

- Нами предъявлены обвинения шести участникам группы, включая самого Шилова. На первый взгляд, все они являлись добропорядочными предпринимателями, владельцами фирм, но, как мы сейчас выясняем, у следствия есть вопросы и к их легальной деятельности. Тем более, что основная часть их бизнеса все-таки была спрятана в тень, а на поверхности оставалась верхушка айсберга, которая камуфлировала их незаконную деятельность.

У нас было несколько поводов заинтересоваться персоной Шилова и его компаньонами. В частности, в сентябре 2010 года наше внимание привлекла поставка 42 тонн испанского мака, который сейчас фигурирует в уголовном деле. По данному факту в Брянске было возбуждено уголовное дело о покушении на контрабанду наркотиков, поскольку в маке содержались нарковещества - кодеин, морфин и тебаин – достаточные для приготовления более 210 тыс разовых доз наркотика. Однако, чтобы привлечь к ответственности Шилова, необходимо было доказать, что Шилов знал о наличии наркотиков в маке, то есть имел умысел на контрабанду. И здесь подключилась Зеленина, для обоснования позиции, что это «ненаркотический» мак, и что им можно свободно торговать в нашей стране.

- Вы бы не могли пояснить, какие на данный момент существуют нормы, регулирующие допустимое содержание нарковеществ в пищевом маке?

- В начале 2000-х годов в России все чаще стали выявляться случаи изготовления в притонах наркотиков из засоренных семян пищевого мака. Выясняя, откуда наркозависимые его берут, мы поняли, что мак свободно продается в палатках на рынках, либо в продовольственных магазинах. Как правило, из полукилограммового пакета засоренного наркотиками мака в кустарных условиях легко получаются от 3 до 10 доз. Об этом рассказывали сами наркоманы, которых задерживали сотрудники нашего ведомства. Существовавшие на тот момент нормы ГОСТа не позволяли нам эффективно бороться с торговлей этим зельем. То есть мак то мы обнаруживали, но торговцы предоставляли санитарные сертификаты и другие документы, что мак соответствует всем нормативным требованиям. Мы пытались увещевать продавцов, выписывали предписания, изымали и уничтожали засоренный наркотиками мак. Но на каждую закрытую торговую точку появлялись две новых. Все упиралось в установление умысла на то, что мак под видом кондитерского, продавался не для изготовления булочек, а намерено распространялся для приготовления наркоманами «дозы».

Хотя немало дел об умышленном сбыте наркотиков под видом мака, я бы сказал, замаскированных под мак, были направлены в суд и наркоторговцы осуждены. Но речь не об этом, сложнее было препятствовать ввозу тысяч тонн мака с замаскированными наркотиками в нашу страну, поскольку по документам он подходил под требования ГОСТа, и формально таможня не могла этому препятствовать.

В 2006 году был принят ГОСТ запрещающий наличие в пищевом маке наркотиков, а в 2010 году в этот ГОСТ были внесены окончательные изменения, которые прямо указывают, что в пищевом маке любые наркотики в любом количестве не допускаются. Их присутствие исключено. Это логично и правильно. Во всем мире предъявляются повышенные требования к чистоте пищевого мака.

После введения ГОСТа с полным запретом на наркотики в пищевом маке наркоторговцы стали отпускать свой товар из-под полы, либо подделывать сертификаты, а это уже само по себе указывает на истинные цели.

К слову, в среднем оптовая цена килограмма качественного пищевого мака – от 80 рублей до 200 рублей, в ряде регионов чуть дороже. В то же время стоимость засоренного наркотиками мака доходит до 3 тыс рублей за килограмм. Он пользуется особым спросом у наркоманов. Зная об этом, отдельные бизнесмены как раз и работают в этом незаконном сегменте рынка.

- На основании чего Зеленина дала заключение о безопасности мака, если ГОСТ прямо запрещает любое присутствие наркотических веществ в маке?

- В этом и была роль Зелениной, которая выступила как компетентный специалист, витиевато объясняя, что ГОСТ, конечно, есть, и запрет на наркотики в маке существует, но можно допустить округление до нуля малых количеств, и есть документы, позволяющие при измерениях округлять малые количества веществ до нуля, а выделить в чистом виде наркотики из 42 тонн семян практически нельзя, и значит, как вытекало из заключения, малое количество наркотиков - тоже самое, что их отсутствие. Если сказать проще, хитроумно наводилась тень на плетень. Ведь на самом деле наркоманы не выделяют наркотики из такого мака в чистом виде. Берут пакет весом в килограмм или даже полкило, у себя на кухне в кастрюле производят нехитрые манипуляции с бытовой химией и через час-полтора получают 5, а то и 10 доз наркозелья.

Заключительный же вывод из рассуждений Зелениной можно было сделать такой, что раз практически нельзя выделить из всей партии чистый наркотик и ГОСТ никто не нарушал, при условии округления малых количеств примесей до нуля, - то мак безопасен.

Все это затруднило на тот момент принятие решения, да и не было доподлинно известно, для чего же Шилов и компания на самом деле ввозили мак: для кондитеров или для наркоманов. Может, они порядочные предприниматели и действительно ошибались. И дело было прекращено, в том числе на основании письма Пензенского института сельского хозяйства, подготовленного Зелениной, которое владельцы мака представили как заключение «независимых» специалистов. Однако следователем было принято решение, раз в партии есть наркотики, все 42 тонны подлежат уничтожению. Но участники группы Шилова, окрыленные успехом в связи с прекращением уголовного дела, стали использовать заключение о безопасности мака, подготовленное Зелениной, в суде, опротестовывая решение об уничтожении этого мака. Мак в тот период находился на временном хранении в таможне.

То есть документ на бланке Пензенского НИИ сельского хозяйства играл роль охранной грамоты. Авторитет этого учреждения, который занимается выведением новых сортов растений, в том числе безнаркотического мака, считается неоспоримым. Письмо с ответами на вопросы Шилова содержало все атрибуты: бланк, регистрация, подписи… Вот только сделанные в нем выводы, как мы сейчас выяснили, не относятся к компетенции института. Да и руководство института от них открещивается. 

- Если были сомнения, то почему тогда заключение было принято во внимание следствием и дело прекращено?

- Письмо сейчас комментируется в СМИ, и я могу дать ему оценку. Оно было не только написано научным языком. В нем доказывалось, что по ГОСТу десятые, сотые, тысячные доли грамма, содержащиеся в маке, требования этого самого ГОСТа не нарушает. Согласитесь, странная логика, если речь идет о наркотиках. Также указывалось, что очистить мак от примесей наркотиков практически нельзя, в семенах всегда есть наркотики. Хотя опыт международной торговли, в том числе проверки нашими экспертами партий ввозимого к нам чешского мака показывают обратное. Причем, мы не придираемся к следовым количествам, а ведем речь о концентрации реально позволяющей наркоманам использовать этот мак для вытягивания «доз». В документе же написано о том, что добыть из задержанного мака наркотики в чистом виде практически невозможно. Есть там /в документе/ и прямая фальсификация выводов зарубежных ученых о возможности получения только из нескольких тонн семян мака одной терапевтической дозы морфина. А в целом, исходя из письма, мак получался безопасный. Шилов и компания, заявляя в таможне, что ввозят именно пищевой мак, ничего плохого, противозаконного, получалось, не совершали.

Парадокс. Тем не менее, сработало.

Письмо с заключением, подготовленным Зелениной, позволило опровергнуть на том этапе версию, что Шилов и его фирма заявили ложные сведения в таможенных документах при ввозе мака в Россию, что это якобы пищевой мак, соответствующий всем российским стандартам, а сомнения трактуются в пользу подозреваемого.

Кроме того, истинные цели группы Шилова в тот период выяснить не удалось. Так что дело о контрабанде тогда было прекращено. Тут надо понимать еще один момент - наркотики не едят ложкой, как сахарную пудру. Воздействуют на человека сотые, тысячные, а для отдельных наркотиков десятитысячные доли грамма активного наркотического вещества, потребляемого в смеси, в растворе или в препарате. И говорить о том, что концентрация изъятых наркотиков составляет доли процентов, что выделить чистый наркотик из 42 тонн практически невозможно, поскольку надо тонны реагентов – это вводить в заблуждение людей, которые не очень разбираются в химии, в наркологии и не знают практики наркопотребления. На этом и была построена защита Шилова в 2010 году. А ведь наркоманы из пакетика мака с такой концентрацией наркотиков легко и просто (без всякой науки) в наркопритонах с использованием доступных средств бытовой химии вываривают для себя несколько доз, а им больше и не надо. Абсурдно представлять, что кто-то займется выделением стерильно чистого наркотика сразу из 42 тонн.

Кстати, по мнению специалистов, 200 грамм чистого ацетилкодеина – это более 200 тыс условных средних разовых доз потребления. Обращаю внимание – средних. А для начинающего наркомана раствор, содержащий всего лишь 0,001 грамма этого вещества, может вызвать передозировку и смерть. Зеленина же тем не менее в своих заключениях как раз расчетами пыталась показать допустимость по ГОСТу таких малых количеств наркотиков в задержанном маке.

Но дело даже не в расчетах, которые приводила Зеленина в подготовленных ею от имени института письмах. Она была осведомлена, как мы установили в процессе расследования, что Шилов ввозил наркотики для сбыта наркоманам и помогала ему в преодолении запретов таможенных и правоохранительных органов.

- То есть, в случае с Зелениной установлен умысел на совершение преступления? А может быть, она выдала заключение по ошибке?

- Нами получено подтверждение, что она неоднократно помогала Шилову и прекрасно понимала, какой мак ввозится, что он не соответствует не только требованиям ГОСТа, но и идет на продажу наркопотребителям, поэтому ей предъявлено обвинение в пособничестве контрабанде и незаконному сбыту наркотиков. Как установлено, ей за это платили, и она намерено давала заключения такие, как требовалось заказчику, хотя не имела полномочий для их выдачи от имени НИИ, то есть совершила превышение должностных полномочий. Официальное обвинение пока по одному эпизоду превышения Зелениной также предъявлено.

- На основании чего было возобновлено расследование?

- Работая по пресечению фактов сбыта наркотиков, замаскированных под пищевой мак, здесь, в Москве, наши оперативные сотрудники выявили и пресекли торговлю наркотиками под видом мака в палатке у метро «Университет». Были задержаны граждане, осознанно продававшие его наркоманам. Мы установили и покупателей – наркоманов, которые рассказали, как получают из этого мака наркотическое зелье, и что регулярно покупают здесь необходимое сырье. Как рассказал владелец палатки, трехсотграммовые пакетики расходились по тысяче рублей за штуку. У палатки даже очередь порой образовывалась. Оперативники такую очередь, кстати, зафиксировали, пока разрабатывали торговцев. В день выручка от сбыта наркотического мака доходила до 1 миллиона рублей. Когда стали выяснять, откуда продавцы со станции «Университет» получают наркотики и кому платят деньги, причем без отражения в документах, мы вновь неожиданно для себя вышли на Шилова и его фирму «МКМ». И вот здесь у нас начала срастаться и ситуация в Брянске. Когда же мы проанализировали материалы, полученные в ходе расследования этого и других уголовных дел, то установили, что это не единичные случаи продажи, а целый бизнес.

По нашим данным, Шиловым был налажены отношения с испанской фирмой «Алколибер», и общий объем поставок мака, предусмотренный контрактом с этой фирмой, составляет около 3 тыс. тонн, и более 2 тыс. тонн уже ввезено в РФ.

Мы надеемся, что коллеги из правоохранительных органов Испании и сотрудники этой фирмы прольют нам на многое свет.

- Вы уже связались с испанскими коллегами?

- Да, и получили информацию о том, что «Алколибер» занимается выращиванием мака для фармацевтической промышленности.

Но нам бы хотелось получить ответ на вопрос, почему при поставке продукции этой компании в Россию она именуется в документах пищевым маком, если в принципе по роду своей деятельности фирма не занимается пищевым производством, а заготавливает наркосодержащее сырье для лекарств.

- То есть, получается, что Шилов закупал и ввозил в Россию отходы фармпроизводства?

- Получается. Чтобы проверить это, нами по линии Генеральной прокуратуры в Испанию направлена просьба об оказании правовой помощи. Надеюсь, что при её исполнении зарубежные коллеги учтут в числе прочего резолюцию Комиссии по наркотикам ООН 2010 года 53\12, в которой отмечена необходимость совместной борьбы с незаконным распространением семян мака и их использованием для маскировки наркотиков.

- Много ли можно заработать на контрабанде такого мака?

- Если посчитать, сколько можно заработать на продаже 42 тонн, то цифры приблизительно следующие. Из одного килограмма такого мака наркоманы получают минимум 5 доз. Об этом говорят и наши специалисты и материалы уголовных дел о наркопритонах. Во всей партии содержится 210 тыс разовых доз наркотиков, и если принять, что средняя доза у наркоманов стоит 1 тыс рублей, хотя, например, в палатке у станции «Университет» за тысячу можно было купить трехсотграммовый пакетик, то стоимость наркотиков, которые содержались в брянском маке, будет как минимум 210 млн рублей. К слову, его стоимость по контракту составляла всего чуть более 1 млн Сами подсчитайте рентабельность и ответьте на вопрос, что же всё-таки ввозилось, мак или наркотики.

Если же рассчитывать стоимость ввезенных наркотиков по заключенному с «Алколибер» контракту /2 тыс тонн/, то это уже миллиарды рублей прибылей наркопреступности.

- Установлено ли, кто выдавал «документы» на ввоз остальных партий, которые ввозились в Россию, кто выдавал заключения о том, что мак не содержит наркотиков?

- Зеленина готовила свои, так называемые заключения на официальных бланках института - когда у наркоторговцев появлялись проблемы с правоохранительными органами. Например, угроза привлечения к уголовной ответственности участников группы Шилова и не только в Брянске, но и в других городах – везде, где возникали вопросы и проблемы со сбытом наркотического мака.

- И сколько она выдала таких заключений?

- Мы пока не хотим обнародовать их точное количество, но могу сказать, что не одно и не два. Тем более что, по материалам следствия, в отдельных случаях ее использовали для подготовки какого-либо официального документа. В других случаях - для участия в выработке позиции стороны защиты и консультаций обвиняемых напрямую или через адвокатов.

Хотя могу сказать, что два года назад средства массовой информации активно обсуждали судьбу двух калужских «бизнесменов» Пронякина и Дементьева, привлеченных ФСКН за сбыт наркотиков, сокрытых в 50 тоннах мака. Тогда в СМИ было много шума по поводу того, что ФСКН против булочек с маком. Там тоже отметилась Зеленина, подготовившая от имени Пензенского НИИ ряд заключений для суда по просьбе защитников обвиняемых. К сожалению, приговор как-то не очень заинтересовал журналистов. А он показателен. Пронякин и Дементьев осуждены за сбыт наркотиков, замаскированных под пищевой мак, организованной группой на 13 и 9 лет лишения свободы соответственно. Видимо, этот опыт участия в попытке легализации той наркоторговли Зеленину ничему не научил.

- На этих заключениях стоят подписи не только Зелениной, но и руководителей НИИ? Как они это объясняют?

- Руководство института категорически отрицает научный характер заключений Зелениной. Более того, этот НИИ достаточно долго и продуктивно работает над проблемой выведения сортов пищевого мака для использования в хлебопекарной промышленности. Кстати, семенами именно таких сортов пищевого мака торгуют на мировом рынке чехи. И когда заведующая лабораторией этого института вдруг готовит письма, что семян такого мака /безнаркотического/ не существует, то, естественно, руководство института пребывает в недоумении и с большим сомнением смотрит на свои подписи в документах.

В интервью СМИ руководство объясняет это ослабленным контролем и излишним доверием к Зелениной. Но категорично заявляет, что полномочий на подобные исследования и подготовку таких заключений руководством института ей не давалось.

К тому же в распоряжении следствия имеются и письма, подписанные Зелениной единолично. Так что, объем вопросов к ней еще далеко не исчерпан.

Но дело не только в том, кем подписаны эти документы, хотя и к этим подписантам есть вопросы. Нам доподлинно известна история их появления на свет. Так сказать, под заказ и за дополнительную плату. Известны и счета, на которые Зелениной переводились деньги за её работу. Знаем мы и об источниках этих денег. Поэтому объяснять ей придется многое.

- Установлено ли, куда поставлялись эти 2 тыс. тонн мака?

- Мак поставлялся в 30 регионов России. Поставки были разные - от 1 тонны до более 100 тонн.

Дилеры паутиной накрыли практически всю европейскую часть, Урал, Поволжье, Сибирь и Северный Кавказ. Мак поступал в продажу на оптовые склады и рынки, растекался по торговым точкам, а оттуда попадал в наркопритоны. Адреса некоторых из них нам известны. Хотя у нас есть ряд фактов, когда в силу различных причин мак все-таки попадал и к кондитерам. Они возмущались и высказывали поставщикам претензии, что этот мак невозможно употреблять в пищу, потому что он горький.

- Какая партия наркотиков фигурирует в уголовном деле?

- В ходе работы нам удалось установить еще одну поставку – на оптовый склад в подмосковный Пушкино. Туда нас «привела» та палатка у метро «Университет». Последний раз на склад пришли две фуры с наркотическим маком. Обследовав склад, в нем мы обнаружили 180 тонн. В маке эксперты уже нашли наркотики. Сейчас устанавливается точное количество замаскированных в этом маке наркотических средств.

А всего мы исследуем судьбу всех 2 тыс. тонн, ввезенных в Россию группой Шилова. В ряде случаев, как я уже сказал, в наркопритонах эти отходы испанской фармакологии нами обнаружены, и задача не допустить максимально его сбыта наркопотребителям.

- Почему же тогда суд освободил Зеленину из-под стражи?

- Суд рассматривал жалобу на решения, принятые на начальном этапе следствия. Изучил те доказательства, которые тогда мы имели возможность представить в обоснование необходимости применения ареста. К тому же реальная угроза уничтожения доказательств тогда существовала. Сейчас доказательств значительно больше и по закону, если обвиняемый будет препятствовать расследованию или попытается скрыться, следователь вновь может выйти с предложением взять его под стражу, но я не думаю, что сегодня такая необходимость имеется.

- Зеленина жаловалась на грубое задержание. Это действительно так?

- Это мы оставляем на ее совести. Тем более, что все снималось на видео. У нас были основания полагать, что она может принять меры по сокрытию доказательств, поскольку общение с соучастниками шло, в том числе, через Интернет. Очень много информации в электронном виде было у нее дома и на работе. Чтобы воспрепятствовать уничтожению этой информации, действия производились быстро и оперативно. Но уверяю, что не было никакой грубости, никакого давления. Конечно, неприятно, когда рано утром приходят с обыском в дом. Но другого способа в данной ситуации и не могло быть.

Опять же, исходя из той роли, которую играла Зеленина в этой цепочке, думаю, что здесь ее упреки в наш адрес необоснованны и носят только эмоциональный характер.

В заключении я еще раз подчеркну, мы не занимаемся проблемой выпекания булочек с маком, либо разрешением научных споров на тему точности измерений. Нас интересуют наркотики, которые маскируются под пищевой мак, и люди, занимающиеся этим криминальным бизнесом.

Екатерина Елисеева (ИТАР-ТАСС, Москва)

Архив эксклюзивных интервью в базе данных ИНФО-ТАСС по подписке