Все новости

Дэйв Мэллой: мечтаю привезти свой мюзикл в Ясную Поляну

Американский композитор и режиссер Дэйв Мэллой стал известен во всем мире благодаря своей оригинальной постановке "Пьер, Наташа и Большая комета 1812 года", основанной на пятой части романа Льва Николаевича Толстого "Война и мир". В 2012 году электропоп-опера поразила зрителей и вызвала восторженные отзывы критиков.

В октябре этого года в Императорском театре Нью-Йорка на Бродвее состоится премьерный показ новой постановки нестандартного прочтения романа Толстого с Джошем Гробаном, Дэни Бентон и Лукасом Стилом в главных ролях.

Дэйв Мэллой посетил театральный фестиваль Tolstoy Weekend, который состоится на днях в Ясной Поляне. В эксклюзивном интервью ТАСС режиссер рассказал, почему проза Толстого легко адаптируется для театра, какие чувства Наташа Ростова должна вызывать у зрителей его оперы и признался, что мечтает показать свой мюзикл в Ясной Поляне.

— Интерес к творчеству Льва Николаевича Толстого за рубежом очень высок. Как вы думаете, почему?

— Потому что он гений! (Смеется.) У него удивительное письмо, даже в переводе. Он пишет удивительно. Лев Толстой — один из величайших мировых писателей.

— Почему вы решили адаптировать роман Толстого на сцене, ведь он прозаик?

— Я композитор, я создаю пьесы и именно так я вижу и выражаю мир. Когда я вижу историю, о которой хочу рассказать, я рассказываю ее именно через пьесу, через театральную постановку. Истории Толстого, они трогают меня и я хочу ими поделиться. Думаю, что театр действительно очень хорош для постановки произведений Толстого, потому что в них Лев Николаевич говорит обо всем человечестве. И когда вы в театре вместе с другими людьми, вы все вместе, сообща переживаете то, что видите.

— Как публика приняла ваш мюзикл в 2013 году?

— Был очень хороший прием! Я достаточно много слышал, что мюзикл на основе "Войны и мира" — это что-то невозможное. Но я думаю, что очень помог (подойти к адаптации прозы для музыкальной пьесы. — Прим. ТАСС) мюзикл "Отверженные", и мне было очень интересно услышать, что Толстой прочитал "Отверженных" Гюго перед тем, как написал "Войну и мир".

— Какие музыкальные мотивы и жанры услышат зрители в постановке "Наташа, Пьер и Большая комета 1812"?

— Это электропоп-опера на основе "Войны и мира". С точки зрения музыки мне была очень интересна эта история, потому что она позволяет использовать множество жанров. Здесь есть и российская фольклорная музыка. В сценах, когда главные герои идут в деревню. Но также герои посещают бал и оперу, и в этих сценах использована российская классическая музыка. Мне было интересно рассказать историю про Наташу и Анатоля. Наташа — это влюбленная девушка-подросток. И я это прочувствовал как рок-музыку, например инди-рок. Анатоля, который очень сексуален, отражает техно-музыка.

— Наташа Ростова — образ спорный и импонирует далеко не всем. Вам лично нравится Наташа?

— Наш постановщик считает, что аудитория должна захотеть обнять ее и потрясти за плечи. Она такая красивая и магическая, поэтому все мужчины в романе влюбляются в нее. Но, с другой стороны, она молодая и импульсивная и принимает ужасные решения. Людям нравится этот персонаж, потому что каждый видит себя в нем. Вы видите все ошибки, которые совершили.

— Русские зрители, видевшие вашу постановку три года назад, говорят, что в ней присутствует юмор, не свойственный классическому тексту романа. В чем он?

— Я не говорю по-русски, поэтому не знаю, как работает перевод. Я думаю, что такие вещи всегда есть, когда вы читаете тексты, написанные почти 200 лет назад. Есть какие-то определенные стилистические моменты в произведениях этих людей, и они звучат очень странно и забавно для людей современных. Например, на 70 страницах, на которых мы основали наш мюзикл, Соня начинает плакать около 50 раз. Много-много раз (смеется). Для современного зрителя очень странно и смешно, что она постоянно плачет.

— Вы стремились к созданию таких комических эффектов?

— Да, конечно. В мюзикле есть много драматических моментов и много юмора. В начале мы пытаемся заставить людей смеяться и наслаждаться пьесой. Позже, когда мы приближаемся к финалу, драмы становится больше. Последние четыре-пять песен очень серьезные. Но к тому времени люди уже стали комфортнее чувствовать себя в ситуации пьесы. Они чувствуют себя намного увереннее и уже могут позволить себе плакать.

— Есть ли задумки поставить на сцене другие произведения Толстого?

— Мы шутя говорим о том, чтобы поставить оставшуюся "Войну и мир" (смеется). Возможно, мы возьмемся за сцену битвы под Аустерлицем. Кто знает.

— Это пока только идея? О сроках говорить рано?

— Да, это только идея. Сейчас я работаю над еще одним большим романом — "Моби Дик".

— Поставлена будет тоже какая-то конкретная часть?

— Эта постановка, основанная на всем романе.

— Когда премьера?

— Мы написали примерно две трети. Может быть, удастся поставить спектакль в 2018 году.

— Где для вас границы интерпретации классики?

— Для меня классика — это роман. Любая адаптация — это уже не классика. Для меня среди фильмов и пьес самые неинтересные — это те, что слово в слово повторяют произведения литературы. Вы смотрели фильм "Гарри Поттер"? Я думаю, что фильм номер три был самым лучшим. Самым лучшим был постановщик, потому что отходил от текста книги, а другие режиссеры следовали тексту очень точно. Это (такие расхождения с текстом оригинала. — Прим. ТАСС) нормально и это интересно смотреть. Думаю, что если есть уже книга, то при адаптации нужно добавить свой голос.

— Есть ли шанс, что на фестиваль Tolstoy Weekend в следующем году вы привезете свой спектакль?

(Смеется.) Это очень дорого. В нем 40 человек. Но мы с удовольствием приехали бы сюда, и это моя самая большая мечта — сыграть мюзикл здесь. Надеюсь, что если он будет успешен на Бродвее, то потом отправится в тур и будет путешествовать. Всем актерам и участникам этого бы очень хотелось.

Беседовала Галина Полоскова