Все новости

Артур Парфенчиков: утаивать проблемы мы не собираемся, нарушения закона будем пресекать

Бывший директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков был назначен врио главы Карелии две недели назад.

В интервью ТАСС на Российском инвестиционном форуме в Сочи он объяснил, зачем нужно проводить аудит региональной экономики, будет ли он инициировать проверки правоохранительных органов относительно деятельности некоторых чиновников прежнего правительства региона, как он намерен решать проблему расселения аварийного жилья, насколько жесткие проверки пройдут организаторы летнего детского отдыха и пригласит ли он бывшего мэра Петрозаводска Галину Ширшину в Общественный совет.

— Артур Олегович, планируете ли вы проводить аудит состояния экономики региона, который не так давно возглавили? 

— Конечно, мне представляется крайне важным определить ключевые проблемные точки республики, ее экономики, социальной сферы. И, конечно, я хочу получить экспертные предложения, что касается оптимальной стратегии развития региона, роста его экономики.

Буквально вчера мы этот вопрос обсуждали с руководством Сбербанка, с Германом Грефом. Есть мысли привлечь к этой работе известную компанию Strategy Partners. Мне кажется, очень важно посмотреть на региональные позиции извне, узнать мнение квалифицированных экспертов.

Конечно, этими вопросами будет заниматься и моя команда, которую я планирую сформировать. Это будут новые люди. Ставка будет делаться на местные кадры. Но для разработки стратегических решений, которые определят будущее развитие региона, я все-таки буду привлекать и специалистов извне, с опытом работы в данном направлении. Нам вместе необходимо составить общую картину, оценить нынешнюю ситуацию, определить самые главные точки развития на будущее.

— Когда вы планируете провести подобный аудит?

— Я думаю, что в ближайшие 3–4 месяца.

— Будете ли вы инициировать какие-то дополнительные проверки, в том числе с привлечением правоохранительных органов?

— Да, и это абсолютно нормальная ситуация. Я уже сказал членам правительства на первых заседаниях, что в тех ситуациях, где мы будем видеть какие-то проблемы с точки зрения закона, безусловно, мы такие проверки будем инициировать. В этом плане у меня большой опыт работы, я многие процессы понимаю сам, как специалист. Собственно, уже есть ряд моментов, которые, возможно, потребуют инициирования таких проверок.

— О каких моментах идет речь?

— Это могут быть вопросы, связанные со строительством жилья, с медициной, и вопросы распоряжения собственностью. Утаивать проблемы мы не собираемся и будем главными инициаторами реагирования с точки зрения пресечения нарушений закона.

— Относится ли к таким вопросам ситуация в Сунском бору, где жители устроили палаточный лагерь, чтобы не допустить разработку карьера на его месте?

— Весь вопрос в том, что там-то как раз нарушений закона нет. Изначально, мне кажется, была слабая работа с населением. И где-то, наверное, было не то что не учтено мнение людей, но и не было попыток договориться. Я считаю, что это и есть главная задача, и в первую очередь бизнеса, который реализует какие-то инвестпроекты. То есть это задача бизнеса — убеждать людей, предлагать им какие-то преференции для того, чтобы население все-таки пришло к пониманию, что им выгоден тот или иной проект.

В случае с Сунским бором этого не произошло, что и стало причиной конфликта. И сейчас есть две стороны, которые требуют защитить их права. Это и население, которое высказало четко свою позицию, и бизнес, который в рамках определенных законом процедур получил права на разработку этого карьера. 

Я уже дал поручение правительству республики — нужно найти законное юридическое решение, чтобы конфликт прекратился. Я абсолютно уверен, что мы эту ситуацию разрешим, и разрешим так, что учтем интересы населения и в то же время постараемся, чтобы компания, бизнесмены понесли минимальные потери.

Чтобы подобных ситуаций не возникало в будущем, я дал поручение правительству, чтобы при проработке вот таких лицензий более четко прорабатывалась необходимость выделения участка именно в данном конкретном месте. Мы должны объяснить населению, почему, например, мы предоставляем участок именно в этом бору, почему не нашли участок, который менее экологически значим, какие-нибудь гари, пустоши.

— В прошлом году страну потрясла трагедия в Карелии на Сямозере, которую связывают в том числе и с недостаточной работой в этом направлении региональных властей. В апреле-мае начинается оценка готовности к лету детских лагерей. Определили ли вы это направление для себя как приоритетное? Проводились ли вами уже какие-то встречи, совещания по поводу подготовки региона к летнему отдыху?

— Мы провели очень серьезное совещание с участием правоохранительных и контролирующих органов. Я предложил формат работы, чтобы в начале туристического сезона мы отработали по той схеме, которую пришлось принять после трагедии. Мы должны с такими же очень жесткими требованиями подойти к проверке лагерей в мае месяце.

Конечно, мы будем всячески способствовать тому, чтобы у нас туризм развивался, но только при жестком соблюдении закона. Поэтому в мае все организации, которые оказывают услуги в сфере туризма, ждут достаточно серьезные, но корректные проверки на предмет их готовности к сезону.

— Расселение ветхого аварийного жилья — большая проблема для Карелии. Как вы будете ее решать?

— У нас сейчас очень жесткий график. В принципе, у нас есть возможности программу к 1 сентября выполнить. Буквально на прошлой неделе мы провели очень серьезное совещание с представителями федерального центра, определили основные проблемы, встретились с основными застройщиками. Опять-таки очень жестко высказали наши требования, в том числе и к качеству строительства.

Я всех предупредил, что приемка будет очень жесткой и объективной. В том числе предупредил и своих сотрудников, что мы не должны здесь идти ни на какие послабления в плане качества.

Более того, нужно привлекать население к контролю качества возводимого жилья, чтобы те люди, которые получат квартиры, уже на стадии строительства могли высказать свои претензии. И их нужно учесть в ходе самого строительства, а не после того, как началась процедура приемки.

Мы рассматриваем возможность более активного использования в вопросах расселения аварийного жилья практики индивидуального деревянного домостроения. Уже в ближайшее время может появиться пробный проект. Мы хотим предложить людям определенную альтернативу — не только многоэтажные строения, но и возможность переехать в свой, отдельный, пусть и небольшой, скромный дом с участком

Мы сейчас получили заверение в том, что получим дополнительно еще более 700 миллионов рублей в ближайшее время на завершение программы. И в целом, еще раз повторюсь, при всей жесткости этого графика мы намерены к 1 сентября вопрос с расселением аварийного жилья решить.

Другое дело, что уже сейчас мы понимаем, что нам надо оптимизировать эту программу в отношении Карелии. Мы рассматриваем возможность более активного использования в вопросах расселения аварийного жилья практики индивидуального деревянного домостроения. Это позволит учесть и наши региональные возможности, и исторические традиции Карелии.

Мы, кстати, вчера на форуме с представителями бизнеса об этом говорили. Есть взаимный интерес. И, возможно, уже в ближайшее время появится пробный проект. Мы хотим предложить людям определенную альтернативу — не только многоэтажные строения, но и возможность переехать в свой, отдельный, пусть и небольшой, скромный дом с участком.

И мне кажется, это очень интересное предложение, есть реальные формы его реализации. Мы договорились, что в ближайшие месяц-два мы постараемся начать этот проект, пока как пробный, подберем участок на 30–40 домов.

— И это дешевле?

— Безусловно. Это и дешевле, и быстрее. Потому что деревянный дом строится за несколько месяцев под ключ и, кстати, с хорошим качеством, это во-первых. А во-вторых, мы должны возвращать людей к земле. Мы 50 лет отучали людей от земли, отрывали их — вспомним шесть дачных соток, 36 квартирных метров и так далее. Сейчас нужно возвращаться обратно, на землю.

— Вы уже говорили, что пригласите в свою новую команду управленцев из других регионов. А какие конкретно кадровые решения вы планируете принять?

— Я не люблю резких движений в этом вопросе. Конечно, мы будем команду оптимизировать, усиливать, но будем это делать достаточно эволюционно, постепенно. Конечно, уже есть определенные ключевые должности, на которые мною приглашены, на мой взгляд, более сильные специалисты, как из Карелии, так и извне. Но в целом резких движений в плане кадровой составляющей мы делать не будем. Правительство должно работать стабильно.

— За две недели в должности врио главы региона вы почувствовали какое-то противостояние со стороны региональной элиты?

— Одним из главных векторов построения системы управления регионом будет максимальная открытость. Этим мы очень много занимались по месту моей прежней службы, когда решали вопрос открытости Федеральной службы судебных приставов. Мне кажется, мы сделали очень серьезные шаги в этом направлении.

Мы сейчас планируем целый ряд мероприятий. Это внедрение информационных технологий, развитие системы "активный гражданин", оптимизация работы сайта госуслуг.

Мы намерены максимально учитывать общественно-экспертное мнение в принятии решений, поэтому в ближайшее время планируем создать соответствующий экспертный совет при правительстве. Думаю, появятся такие советы и при ключевых министерствах

Мы намерены максимально учитывать общественно-экспертное мнение в принятии решений, поэтому в ближайшее время планируем создать соответствующий экспертный совет при правительстве. Думаю, появятся такие советы и при ключевых министерствах.

Самые важные решения, отчеты, планы работы мы обязательно будем проводить через эти общественные экспертные советы. Так работают сегодня федеральные органы исполнительной власти, так работает Служба судебных приставов. Я привык работать с Общественным экспертным советом, мне кажется, это очень комфортно и очень правильно. Совет — это своего рода общественный контроль, он не может быть оптимально удобным. Там действительно должны быть люди, представляющие различные политические элиты, взгляды, в том числе достаточно оппозиционные.

Если есть конструктив, если есть нормальные предложения в плане развития республики, то неважно, от кого это исходит. В том числе и от оппозиции мы готовы это слышать.

Я к чему все это рассказываю? Когда власть становится более открытой, это имеет два следствия. Первое — понижение роли элит, потому что население напрямую получает информацию, напрямую влияет на принятие решения. И падает роль элиты как некой прослойки, которая берет на себя право говорить от имени населения.

Давайте мы будем лучше слушать население. Это население должно стать для нас элитой, а не какие-то группы, которые сами себя называют таковыми. И как только мы этот принцип реализуем, то население будет более активно участвовать в принятии решений. И руководству легче, когда ты имеешь прямой контакт с населением.

И второе — противодействие коррупции. Открытость власти — это единственный эффективный формат понижения уровня коррупции. Когда любой человек может максимально быстро донести информацию до правительства, до соответствующих структур, то и возможностей для проявления коррупции становится меньше. И это тоже очень важный фактор.

Поэтому, конечно, мы будем разговаривать с авторитетными группами, с оппозиционными группами, будем выстраивать диалог, это совершенно понятно. 

— Бывшего мэра Петрозаводска, представителя партии "Яблоко" Галину Ширшину, у которой был конфликт с предыдущим главой региона, пригласите к себе в команду?

— На сегодняшний день я с ней лично не знаком, но мы обязательно встретимся, обязательно переговорим.

— Как минимум пригласите ее в Общественный экспертный совет при правительстве?

— Безусловно, если будут соответствующие предложения от общественных организаций или политических партий. Общественный экспертный совет не может формироваться по принципу удобности для власти. Поэтому если общество делегирует, то почему бы Ширшиной не стать даже председателем этого Общественного экспертного совета?

Но опять же это буду решать не я, это будут решать уже избранные или сформированные экспертные советы. Если они выберут председателем бывшего мэра, мы должны будем с этим согласиться и должны будем работать именно с этим советом, именно с этим председателем. Это очень важно. Поэтому я абсолютно здесь не ставлю никаких препятствий.

Дальше мы готовы рассматривать кандидатуру любого политика, любого специалиста с точки зрения усиления команды правительства. Если этот человек технократичный, если он готов работать конструктивно и если у него есть к этому способности, то почему нет?