Все новости

Саша Янкович: Россия вернулась на глобальную мировую сцену

Кандидат в президенты Сербии Саша Янкович, согласно опросам идущий после действующего премьера Александара Вучича в президентской гонке, рассказал в интервью ТАСС о своем видении внутренних проблем страны. Янкович обрисовал свою позицию во внешней политике, поделился своим мнением относительно решения проблемы Косово, отметил роль России в мировой политике. Особое внимание политик уделил будущему российско-сербских отношений в случае избрания его президентом.

Господин Янкович, что вам не нравится в сегодняшней Сербии, что вы хотели бы изменить? Какова ваша предвыборная программа и какую цель вы преследуете в этой президентской гонке?

— Сербия — страна, которая не имеет такой большой и древней традиции государственности, как Россия, но, однако, она была государством, была частью Югославии, в которой существовала серьезная политическая линия. Сегодня Сербия, к сожалению, государства не имеет, наши государственные органы работают по заказу одного человека и одной партии. Хороша ли такая политика? Я думаю, что нет.

Я вступил в президентскую борьбу не для того, чтобы стать президентом, а чтобы вернуть Сербии государственные институты, государственную правду, гражданскую демократию. В самом широком смысле моя цель — сделать так, чтобы каждый человек делал свою работу, чтобы работали три ветви власти, работали законы, а суды были справедливыми. Я хочу прекратить конфликты в нашем обществе. К сожалению, Александар Вучич строит свое могущество, одной рукой создавая конфликт, манипулируя им, а затем разрешая его, создавая себе тем самым репутацию.

Все несогласные объявляются предателями, преступниками, убийцами, иностранными наемниками, проплаченными НАТО. Такой тип агрессивной риторики приводит к ненависти в обществе, в то время как в стране должны сосуществовать разные точки зрения. Государственные институты, а прежде всего — президент республики, должны быть, как это указано в Конституции, гарантом не партийного и не идеологического, а государственного единства.

Сейчас сербская экономика, спорт, культура, СМИ — все политизировано. Политика в стране вышла за свои рамки и оккупировала все. Граждане дистанцируются от нее, политические партии теряют доверие людей. Вместо того чтобы разрабатывать стратегический путь развития нашего общества, партии сейчас занимаются тем, что решают, кого принять на работу, какую модель автобуса купить для городских маршрутов — все это стало политическим вопросом. Это пагубно как для политики, так и для общества, так как в итоге граждане избегают политики и в какой-то степени приходят к отрицанию власти, к анархии.

Наряду со снижением напряженности и уровня политизированности общества необходимо возвращение к собственным ресурсам. Сейчас мы окружены огромным числом различных экспертов — это Тони Блэр, Герхард Шредер, Рудольф Джулиани, Доминик Стросс-Кан, Франко Фраттини. В Сербии есть специалисты, которые должны предложить знания своей стране, а мы сейчас вместо этого являемся главным поставщиком квалифицированных кадров для Германии, так как у них нет перспектив в Сербии. Еще одна причина моего выдвижения — дать перспективу свои гражданам в своей стране.

Согласно опросу общественного мнения, вы сейчас на втором месте в предвыборной гонке. Кроме того, в определенной части общества вы рассматриваетесь как главный оппонент Вучича. Кто, на ваш взгляд, является вашей аудиторией, на кого вы в первую очередь опираетесь?

— Я опираюсь на здравый смысл всех граждан. Сейчас Сербия официально страна с наивысшим уровнем бедности в Европе, с наибольшим имущественным разрывом между богатыми и бедными. Граждане видят, что существующий премьер претендует быть и главным пилотом, и вторым пилотом, и стюардессой, и журналистом одновременно. Я не такой, я не думаю, что хорошим может быть только один, я считаю, что граждане должны иметь возможность выбирать.

Мне очень жаль, что Владимир Путин принял решение посреди избирательной кампании принять председателя правительства Сербии, который злоупотребляет своим постом. Настоящего, искреннего друга Россия имеет в народе Сербии, в ее гражданах. Мы должны строить отношения с Россией не оглядываясь на то, кто сейчас у власти: Александар Вучич или Саша Янкович, — наши отношения стабильные и развивающиеся.

— Поскольку речь зашла о внешней политике, какова ваша программа в международных отношениях?

— Мы долго имели внешнюю политику — а в то время министром иностранных дел был Вук Еремич, — основанную на четырех столпах: Москва, Вашингтон, Брюссель, Пекин. Но нельзя проводить международную политику, не имея своего собственного столпа. Внешняя политика должна строиться на аналитически выстроенных проекциях, а не на тайных договорах. Мир стремительно меняется, нам необходимо сесть и создать свое видение.

Еще семь лет назад Европа была экономическим конкурентом и Америки, и России. Однако экономический кризис в Греции привел к тому, что был нанесен серьезный экономический удар по Европе. Война в Сирии — миграционный удар по Европе, угроза терактов — удар по безопасности Европы, конфликт на Украине, Brexit — политический удар по Европе. Сегодняшняя Европа не похожа на Европу пятилетней давности. Мы должны понять, где мы и куда мы хотим прийти.

Получается так, что сегодня мы хотим быть партнером России, а завтра — Америки. Я буду очень рад, если продолжится хорошо начатое партнерство и сотрудничество Путина и Трампа. Надеюсь, что никто не вспомнит, что одним мы обещали одно, а другим — другое. Что касается региональных отношений, то нам необходимо развивать наши культурные, родственные и добрососедские отношения со странами региона.

Наибольшим гарантом обеспечения стабильности в вопросе Косово стало бы уважение прав людей, верховенство закона и создание правовых институтов по обе стороны. Однако мы не контролируем территорию Косова, а я, в свою очередь, не принимаю в полной мере его независимость.

— Для вас Косово — это Сербия?

— Для меня Косово — часть Сербии, со специфическими особенностями, но фактически Косово независимо. Но я надеюсь построить такую Сербию, чтобы люди не хотели бежать из нее. Это может случиться через десять, двадцать, сорок лет — не завтра, но я не хочу лишать Сербию возможности таким способом вернуть себе свою историческую колыбель. Поэтому я говорю, что Косово — часть Сербии, но я не пойду воевать из-за этого, не буду бряцать оружием, но также не приму, что эта территория больше не является частью моей страны.

Каждый шаг, который мы предпринимаем в Косово, должен улучшать ситуацию, чтобы в бесконфликтной атмосфере мы смотрели в будущее.

— Вы считаете, что бесконфликтная ситуация возможна, учитывая ситуацию в этом регионе, новые разговоры о "Великой Албании"?

— Конфликты создают лидеры, чтобы сказать населению: "Молчите, лишь бы не было войны". Я не знаю никого из граждан Македонии, Хорватии или Боснии, которые хотели бы войны, но я знаю таких политиков. Я уверен, что в наших странах существует новое поколение политиков, способное уйти от военной пропаганды. Власть тратит 90% усилий на уничтожение любой альтернативы. При этом с коррупцией она борется как рыболов-спортсмен: ловит, фотографирует и отпускает.

— Как вы представляете себе отношения с Россией? Какова ваша позиция по Крыму?

— Я не знаю, какая позиция для Сербии по Крыму — лучшая. Не хочу врать, это очень деликатный вопрос, позицию по которому мне надо выработать. Мне нужно прочитать огромное количество сообщений МИД, Минобороны, Министерства экономики, исторических институтов и принять решение совместно с Советом национальной безопасности, а не "в кругу ближайших соратников". Политика должна быть основана на мнениях специалистов, а не на мнении Саши Янковича.

Мы должны придерживаться каких-то принципиальных вещей и посмотреть, как решаются вопросы Косово и Крыма, вопросы возможных аналогичных сценариев в Европе. И на этой основе мы сформируем свою позицию. Последние десять лет ситуация в мире кардинально изменилась, мы потеряли опоры, признаваемые всеми. Нам надо на глобальном уровне выработать нормы, с которыми все согласны.

Эра однополярного мира на излете, Россия вернулась на глобальную мировую сцену. Я рассматриваю это не как позитивное или негативное явление, а как факт. Мы должны найти свое место в политике, не становясь санитарной зоной Европы ни для Африки, ни для Азии, ни для России. Не думаю, что Европа разных скоростей (принцип развития ЕС, в рамках которого каждая страна принимает решения касательно того, в каких общеевропейских программах она хочет участвовать, а в каких — нет. — Прим. ТАСС) — в интересах государств, которые обратились к ней как к опоре. Для меня евроинтеграция не цель, а средство усилить сербские механизмы, государство.

Я не хочу, чтобы Сербия была пешкой на большой черно-белой доске мировой политики. Мы должны говорить о своих интересах, о том, как мы видим будущее. Если вы видите нас как буферную зону между новыми военными лагерями в мире, то мы не хотим ей быть. Если вы думаете, что за вашу поддержку по Косово мы откажемся от региональных и геополитических решений — то это не так.

— Кого из кандидатов вы рассматриваете как наиболее серьезного конкурента?

— Все кандидаты имеют свое видение, и граждане Сербии имеют возможность выбора. С каждым, кто не призывает к ненависти и нетерпимости, не уничтожает сербскую экономику тайными соглашениями, не отдает иностранцам сербскую землю, нужно садиться и разговаривать, а также постараться помочь с тем, чтобы их предложения для Сербии были услышаны.

Беседовал Павел Бушуев