Все новости

Румынский депутат Мирон Игнат: с Россией нужно дружить

Румынский депутат Мирон Игнат — один из руководителей русского национального меньшинства в республике — в интервью корреспонденту ТАСС рассказал о том, как живется в Румынии выходцам из России. В новом составе парламента Румынии он возглавил группу дружбы с Российской Федерацией, насчитывающую 15 депутатов и сенаторов. В законодательном органе 75-летний Игнат, являющийся членом фракции национальных меньшинств, представляет Общину русских-липован Румынии.

Русские-липоване — потомки старообрядцев, которые в XVIII веке бежали из России от церковных реформ царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Многие староверы нашли убежище в Румынии, особенно в труднодоступной дунайской дельте. Позднее русские поселения в этих краях пополнились за счет беглых крепостных, донских казаков, остатков войска Степана Разина (1630–1671). Описанные Короленко, Герценом и Мельниковым-Печерским русские раскольники всегда вели себя в Румынии достойно и скромно, дичились властей и брались за любую работу. Терпеливые и трудолюбивые липоване сохранили русскую речь и русский характер, заслужили репутацию удачливых рыбаков, умелых строителей и талантливых спортсменов.

— Господин Игнат, откуда взялось название "липоване"?

— Историки пока не определились по вопросу о происхождении этого слова. Есть разные версии. Одни говорят, что русские пришельцы мастерили домашнюю утварь из липы и носили лапти из липового лыка, другие — что они скрывались в липовых рощах, третьи связывают его с именем одного из вожаков старообрядчества Филиппа. Липоване есть и в других странах — в Молдавии и на Украине. В 1989 году в телепрограмме "Клуб путешественников" Юрий Сенкевич рассказывал о липованах в Вилково. Я тогда даже написал письмо в "Останкино" с просьбой рассказать об этом подробнее, но через две недели в Румынии произошла революция, и, конечно, уже было не до этой переписки. Между прочим, это название устраивает не всех. Многие считают его обидным и хотят, чтобы нас называли просто русскими. Но другие возражают, что румыны уже много лет знают нас как липован, так что пусть название останется. И во всех переписях мы фигурируем как липоване. Мы поднимали этот вопрос на наших конференциях, но прийти к общему мнению не удалось.

— Как живется липованам в Румынии?

— Румыны нам завидуют. Ведь липоване — работяги. У нас прекрасно выглядят дома, везде чистота, села в полном порядке. В липованской деревне нет ни одного двора без бани. А румыны моются в корыте. Так заведено, что каждую субботу, перед каждым праздником у нас обязательно нужно помыться. С дубовым веником, у нас березы нет. Это традиция.

Когда я был маленьким, в моем селе Новенькое было всего пять-шесть румынских семей — полицейский, директор школы и еще двое-трое. Остальные — только наши. По-румынски в селе не говорили, только если нужно было к полицейскому...

Родители рассказывали, что во время Второй мировой войны к липованам относились плохо, считали советскими шпионами. За две недели до 22 июня 1941 года, когда Германия и Румыния напали на Советский Союз, жителей пограничных сел выслали внутрь страны и позволили вернуться только через полгода. Мое село было окружено жандармами, потом окружение сняли, но жандармы остались...

Мы знали, что даже если у тебя высшее образование и ты занимаешь определенную должность, но твое имя оканчивается на -ов или -ев, то повышения ждать не стоит

До середины 1950-х годов мы изучали в школе некоторые предметы на русском языке, а потом русский язык стали преподавать как иностранный — один час в неделю. После семилетки я поступил в профессиональное училище в Меджидии. Помню, нас там упрекали, что русские привезли колхозы в Румынию. По рассказам старших, центральные власти не чинили особых препятствий липованам, но местные, бывало, ставили палки в колеса.

Сразу после войны, когда в Румынии еще находилась Советская армия, липован назначали на руководящие должности в районах и областях. Но так продолжалось всего пять-шесть лет. Мы знали, что даже если у тебя высшее образование и ты занимаешь определенную должность, но твое имя оканчивается на -ов или -ев, то повышения ждать не стоит. В общем, легко в Румынии не было, но [мы] выжили и сохранили все наше, старообрядческое.

— А церковь?

— Старообрядческая церковь сыграла огромную роль в сохранении наших традиций. Священники были строгими. Например, если разлад в семье... Как это развод?! Стыд и срам! Позор на всю деревню! Новорожденного не позволяли называть, как сейчас, — Вашингтон, Роберт, Доллар... У священника был список: в этот период есть вот такие имена, выбирайте... Поэтому пожилые липоване знают, что если меня, например, зовут Мирон, то я родился в августе. Если Иван, то спрашивают: зимний или летний? Свадьбы играли по церковным канонам: в четверг — девичник, в пятницу — у молодого, в субботу — в баню и к вечерне, в воскресенье — венчание, а в понедельник, вторник и среду гуляли...

Власти не чинили церкви препятствий, кроме разве что мелких придирок. Например, на Пасху у нас колокола звонили семь дней, а при Чаушеску разрешили только в воскресенье. Но ни одна церковь не была разрушена — наоборот, строили.

Был случай: в городе Тыргу-Фрумос стояла деревянная церквушка, а построить каменную власти не позволяли. Население — 15 тыс. человек, в том числе 5–6 тыс. липован. Город решил посетить Чаушеску, и возникла проблема. Дело в том, что вертолет президента обычно приземлялся на стадионе, где жители должны были встречать его овациями. А стадиона в Тыргу-Фрумос не было! Решили строить. Мэр позвал липован. Можете за два месяца построить стадион? — Да, но только разрешите поставить церковь. Мэр согласился. За неделю до приезда Чаушеску стадион был готов. Недаром в Румынии липован называют "бородатыми экскаваторами". Мэр сдержал слово, и в городе была возведена каменная старообрядческая церковь. Я присутствовал на ее освящении в 1983 году. Потом тот мэр стал депутатом, мы встретились в парламенте, и он рассказывал, как с него "стружку снимали" в уезде.

— Сколько насчитывается русских-липован?

— На этот вопрос трудно дать точный ответ. По нашим обычаям, родившийся ребенок в течение 40 дней должен быть крещен, а его имя — записано в приходскую книгу. Когда липованина провожают в последний путь, то вычеркивают из книги. Так, по данным митрополии, липован насчитывается 107–110 тыс. Но согласно официальной переписи нас значительно меньше — около 37 тыс. Почему? Потому что правительство стремится занизить численность национальных меньшинств. В моем родном селе официально живут 2750 липован, а румын меньше десятка. По переписи же румын оказалось 270. Почему? Потому что такая задача была поставлена перед переписчиками. Многие липоване жалуются, что во время переписи их уговаривали записаться румынами. Я посетил префекта и получил извинения, но мало что изменилось.

Многие липоване жалуются, что во время переписи их уговаривали записаться румынами. Я посетил префекта и получил извинения, но мало что изменилось

— Как организованы липоване?

— Мы смогли учредить нашу общину только после революции, в 1990 году. До этого в Румынии не было закона, разрешающего создавать организации национальных меньшинств. Поэтому между различными районами расселения липован не было никаких связей, мы просто не знали друг друга. Например, мы живем на юге Румынии, в Добрудже, в селах Русская Слава, Черкесская Слава, Журиловка, Новенькое. Случайно узнали, что на севере, в городе Пьятра-Нямц, есть старообрядческая церковь и тоже живут русские. Когда купили машину, то поехали туда, встретились со священником, познакомились.

— Чем занимается община?

— Мы организуем изучение русского языка в школах. Удалось провести поправку к закону об образовании, чтобы наши дети начиная со второго класса занимались родным языком три-четыре часа в неделю. Строим дома культуры, где липоване отмечают праздники, проводят вместе время, встречают гостей. Например, недавно на День Победы к нам приезжали ветераны из России. Мы отмечаем также годовщины Сталинградской битвы и Ясско-Кишиневской операции. Эти дома и земля — наша собственность. Я был председателем общины в течение 12 лет и за это время построил 12 таких домов культуры. У общины есть бюджет — меньшинствам выделяются определенные суммы из бюджета, а также помогают успешные бизнесмены-липоване. Мы издаем книги — учебники, исторические труды, сочинения русских писателей, а также журнал, у нас есть собственные издательство и типография.

Мы стараемся, чтобы о нас узнали больше и в Румынии, и за рубежом. Множатся связи с соотечественниками. В этом году, например, нас пригласили к себе староверы из Забайкалья. Мы активно участвуем в румынской политике, насчитывается 26 местных депутатов-липован, в ряде населенных пунктов липоване занимают посты мэров.

— А ваши связи с Россией?

— Делегации липован неоднократно принимал президент РФ Владимир Путин, мы встречались с премьер-министром Дмитрием Медведевым, принимали в Румынии бывшего спикера Госдумы Сергея Нарышкина, главу МИД Сергея Лаврова, других высоких гостей из России. В парламенте Румынии проводим мероприятия по случаю Дня Победы, годовщины Сталинградской битвы, Дня славянской письменности, Бородинской битвы.

Когда в парламенте шли дебаты о размещении базы НАТО на территории Румынии, я был единственным, кто голосовал "против". Журналисты спрашивали, почему. Я объяснил, что если давать такое разрешение, то на определенный срок, например на пять лет, а по истечении этого срока вновь проанализировать политическую обстановку. Но в румынской прессе это опубликовано не было.

— Мирон Демьянович, все же липоване живут в Румынии, которая сейчас проводит сдержанную политику по отношению к России. Они чувствуют себя русскими людьми и в то же время должны приспосабливаться к жизни здесь. Трудно ли быть русским в Румынии?

— Хотя некоторые смотрят на нас здесь косо, мы продолжаем жить, работать и соблюдать свои традиции. У нас свое достоинство, и мы гордимся тем, что мы русские. Нас не в чем обвинить. Мы не предатели, мы лояльны правительству, никогда не покидали Румынию. Умные и достойные румыны это ценят.

— А как община относится к политике? Вам, как депутату, и другим представителям общины приходится занимать позицию по вопросу об отношениях с Россией?

— Еще лет пять-шесть назад в румынском парламенте преобладали прозападные настроения, но теперь ситуация меняется. Больше нет настроя против России. Несмотря на пропаганду, особенно в связи с Крымом, многие видят правду. Хотя в румынских СМИ печатаются тенденциозные статьи (о России. — Прим. ТАСС), люди, которые имеют голову на плечах, относятся (к ней) совсем иначе. Раньше в группе дружбы с Россией было 10 парламентариев, а теперь 15. Многие хотят поехать в Россию, чтобы увидеть своими глазами, что там происходит. Постепенно румын, которые хотят поддерживать дружественные отношения с Россией, становится больше. А по мере того, как повышается престиж России в мире, улучшается и отношение к липованам в Румынии.

Нам нужно дружить с Россией, потому что соседа дает Бог

— Какими должны быть нормальные отношения между Россией и Румынией?

— Я не хочу говорить, что у меня на душе, потому что могу быть необъективным. Все же у меня русская кровь. Но как гражданин Румынии я скажу, и многие говорят: нам нужно дружить с Россией, потому что соседа дает Бог. Нам нужно торговать, нам нужны хорошие, дружественные отношения. Ведь страны, которые поддерживают нормальные связи с Россией, покупают у нее газ по более низкой цене. Для Румынии же, которая все время точит зубы и грозит кулаком России, цены на газ выше. Почему не дружить? Сейчас против России введены санкции. Я им говорю: посмотрите, на полках в российских супермаркетах — итальянское, французское, венгерское вино, но ни одной бутылки румынского. Продукты из Голландии, Польши, Италии, но нет ни одного румынского товара. Это хорошо для Румынии? Такие вот мысли от народа...

— Мирон Демьянович, вы недавно стали председателем группы дружбы с Россией. Каковы ваши планы?

— Это произошло всего несколько дней назад, поэтому, конечно, много мы пока не сделали. В последние четыре года эта группа дружбы парламента Румынии не имела никаких связей с коллегами из Госдумы РФ. Поэтому для начала я хочу провести встречу с российским посольством, разработать план работы и направить его в Госдуму, чтобы там узнали о наших намерениях. Также мы постараемся, чтобы румынским бюджетом в этом году была предусмотрена необходимая сумма для того, чтобы принять в Румынии делегацию Госдумы России.

Беседовал Николай Морозов