Все новости

Сергей Носов: развитие Колымы должно происходить через рост горнодобывающего комплекса

Сергей Носов Донат Сорокин/ТАСС
Сергей Носов
© Донат Сорокин/ТАСС

Один из самых отдаленных регионов России — Магаданская область — сегодня становится территорией реализации новых проектов. Регион, занимающий 1-е место в стране по добыче серебра, россыпного золота и 2-е место по добыче рудного золота, все чаще привлекает инвесторов, которые только в I квартале 2018 года вложили в экономику области, преимущественно в горнодобывающую отрасль, порядка 11 млрд рублей. Это в два раза больше показателей прошлого года и примерно 45% от общих бюджетных доходов области.

Между тем развитию региона сегодня мешает множество проблем. Высокие цены на продукты питания и услуги, проблемы со здравоохранением, с авиасообщением становятся причиной того, что жители по-прежнему покидают регион. Это заставляет власти Магаданской области искать новые подходы к решению задач по развитию территории.

О том, какие перспективы развития есть у Колымы, какие проблемы региона нужно решить в первую очередь, какие новые подходы собираются применить власти для улучшения социальной и экономической ситуации в регионе, в интервью ТАСС в рамках международной промышленной выставки "Иннопром" в Екатеринбурге рассказал врио губернатора Магаданской области Сергей Носов.

— Сергей Константинович, вы уже месяц находитесь на посту главы Магаданской области. За это время вы, вероятно, поняли особенности региона, увидели его сильные и слабые стороны. Каким вы видите дальнейшее развитие области, на какие отрасли планируете обратить особое внимание?

— Колыма — одна из кладовых России, и перспективы развития региона я вижу именно в росте добычи полезных ископаемых. Причем это не только золото, но также цветные и черные металлы — все это представлено в избытке. Цветные металлы — это вообще своеобразный лейбл Магадана, их у нас очень много — и серебра, и меди, и цинка, и молибдена, и олова.

Еще одно из преимуществ Магаданской области — избыток электроэнергии. У нас работают две гидроэлектростанции, которые позволяют обеспечить электроэнергией любые мощности.

— По добыче золота Магаданская область лидирует среди субъектов Дальнего Востока. В целом по России она находится на 2-м месте после Красноярского края. Какие перспективы вы видите в развитии горнодобывающей отрасли?

— Во-первых, планируется увеличить добычу рудного золота. Сейчас добывается 32 тонны [в год], но в ближайшее время предполагаем увеличить добычу до 37 тонн в год. Увеличение добычи золота мы планируем за счет выхода на проектную мощность сразу двух крупных месторождений. Это "Наталкинское" компании "Полюс Магадан" и "Павлик", которые добавят примерно по 6,9 и 6,8 тонн золота ежегодно соответственно.

Рекорд добычи золота в области был в 40-м году — 80 тонн. Если говорить о 50 тоннах, то этого показателя планируется достичь к 2025 году

Рекорд добычи в области был в 40-м году — 80 тонн. Но если говорить о 50 тоннах, то этого показателя планируется достичь к 2025 году. К этому времени будут введены в работу месторождения "Павлик-2" и "Родионовское". Наталкинский ГОК ("Полюс") к этому же времени планирует увеличить добычу от 10 до 12 тонн.

— Почему сейчас объемы добычи золота ниже максимальных?

— На сегодняшний день крупных россыпных месторождений золота осталось не так много. И чтобы на них продолжалась работа, необходимо серьезно вкладываться в геологоразведку. Вопрос о том, кто будет проводить эти работы, как поступать с лицензиями на добычу золота и полезных ископаемых, — очень важный элемент государственной политики. К сожалению, он не решен в целом по России, и Магаданская область — наглядный тому пример.

Можно ждать, когда в геологоразведку вложатся крупные предприниматели, но бизнес мыслит рационально, соизмеряет выручку и затраты. Существующих объемов добычи для него достаточно, для такой работы созданы комфортные условия. Поэтому бизнес не торопится с освоением новых месторождений, ажиотажа нет. Я беседовал со многими руководителями и собственниками добывающих компаний, работающих на Колыме, их позиция понятна: пока им есть чем заниматься, их все устраивает. А новые компании, которые могут приходить в регион, ориентируются не только на золото. Но если крупный бизнес возьмет на себя хотя бы часть работ по доразведке существующих месторождений, для нас это будет очень важно.

— На встрече с делегацией генконсула КНР во Владивостоке вы заявляли о том, что хотите увеличить товарооборот с Китаем в 10 раз. За счет каких продуктов может произойти столь значительное увеличение товарооборота?

— Когда генконсул Китая сказал, что товарооборот между Магаданом и КНР составляет $40,5 млн, я отметил, что для оборота между такими регионами даже $450 млн — это не предел. Мы обсуждали это с китайскими партнерами и говорили о том, что они могли бы сосредоточиться не только на золоте, но и на железной руде. В Магаданской области есть крупные месторождения железной руды, причем богатейшей руды, а для китайской металлургии, насколько я знаю, железорудный концентрат всегда был важен. Поэтому при развитии сотрудничества с Китаем необходимо вкладываться и в инфраструктуру, и, самое главное, в горнодобывающий комплекс. А использовать россыпное месторождение для второй в мире экономики даже несолидно.

— Одним из важнейших инструментов развития Дальнего Востока являются территории опережающего развития (ТОР). Всего в регионах ДФО создано 18 таких территорий. Когда планируется открытие первой ТОР на Колыме?

— Территории опережающего развития как таковые — это не самоцель. Меня заинтересовали наработки по территории опережающего развития, но по ним еще есть замечания. Сейчас мы обсуждаем их с Минвостокразвития. Существующий проект предполагает создание туристического кластера, потому что одна из перспектив Магаданской области — именно развитие туризма. У нас есть на что посмотреть, чем полюбоваться, где отдохнуть. И нам это направление сейчас наиболее интересно. Мы думаем, что туризм — перспективная отрасль, в том числе для малого и среднего бизнеса.

ТОР — это не просто желание, а серьезная работа: государство просто так не раздает эти льготы

У нас уже есть совокупность мероприятий и объектов туризма, которые могут быть интересны туристам. Но нужно разработать цельную концепцию, чтобы упаковать отдельные проекты в ТОР. Потому что ТОР — это не просто желание, а серьезная работа: государство просто так не раздает эти льготы.

Надо отметить, что преференции по ТОР касаются не только отдельной территории, но и региона в целом, а льготы — это те же инвестиции, только бюджетные. Мы должны понимать, когда проект окупится и чем вернется. Но над любым проектом ТОР надо серьезно работать. Это не может быть просто идея или дань моде. Потому что если льготы будут предоставлены, а объемы производства не вырастут, то эффекта для экономики не будет — это просто потерянные для бюджета деньги. Поэтому надо внимательно изучать выгоду и очень хорошо готовиться к внедрению ТОР.

— Одним из приоритетов для региона остается развитие сельского хозяйства. Какова сейчас ситуация в отрасли? Какие шаги вы предпринимаете для поддержки фермеров?

— Фермерские хозяйства у нас сохранились на базе бывших совхозов. Сейчас там выращивают картофель, редиску и другие овощи. Так что фермеры у нас есть, причем фермеры трудолюбивые, которые выжили в условиях вечной мерзлоты. Я считаю, что такие начинания надо обязательно поддерживать. С учетом проблем с транспортной доступностью региона обеспечивать себя продуктами питания, особенно зеленью, овощами, принципиально важно для Магадана.

Более того, мы должны не просто поддерживать фермеров, а помочь им подняться на новый уровень. Это возможно сделать с помощью субсидий, но для этого субсидии должны быть серьезными — такими, чтобы могли обеспечить запуск крупных комплексов на основе новых технологий. Сейчас мы этот вопрос прорабатываем и готовимся к более серьезным переговорам с Министерством сельского хозяйства РФ. Тем более что вице-премьер Алексей Гордеев, отвечающий в том числе за АПК, сам из Магадана — ему не понаслышке известно, как и в каких условиях работают фермеры в Магадане и что они умеют делать.

— Другая важная задача, стоящая перед регионами Дальнего Востока, — это повышение транспортной доступности. Жители Магаданской области неоднократно жаловались в различные федеральные структуры на то, что в регионе возник дефицит билетов на летний период. Была ли решена проблема с нехваткой билетов?

— Дефицит не просто есть — он катастрофический. У нас есть примеры, когда федеральные чиновники из-за отсутствия билетов не могли или приехать в Магадан на важные совещания, или, наоборот, уехать обратно. Проблемы остаются и с билетами, и с транспортным сообщением — даже несмотря на поручение президента, несмотря на меры, принимаемые правительством.

У нас есть примеры, когда федеральные чиновники из-за отсутствия билетов не могли или приехать в Магадан на важные совещания, или, наоборот, уехать обратно

Мне не хочется верить, что мы настолько беспомощны в этих вопросах, но пока мы видим, что коммерческие компании не выполняют достигнутые договоренности. В частности, компания Nordwind — "Северный ветер" — на переговорах в Росавиации договорилась о том, что билеты по маршруту Магадан — Москва будут стоить 30 тыс. рублей, а выставила их на продажу по цене 48 тыс. После новых переговоров договорились о цене 36 тыс. рублей — они выставили по 78 тыс.

О каких перелетах из Магадана может идти речь, если билет в эконом-классе стоит 70–80 тыс.? А что такое для Магаданской области летние отпуска? На отдых не могут уехать люди, которые бо́льшую часть года просто не видят солнца.

— Можно ли решить проблему на региональном уровне?

— Регион может выделить дотации на билеты — теоретически это возможно. А на практике для этого требуется наличие денег.

Проблему нужно решать на федеральном уровне — совместно с компаниями, летающими на территории России. Сейчас авиаперевозчики выполняют выгодные им чартеры на юг и не хотят работать по другим направлениям. Но нельзя же так поступать: если ты считаешь направление невыгодным, дотационным — начни летать, экономика придет в норму. Нельзя судить по одному рейсу.

Например, компания "Северный ветер" пообещала летать по маршруту Магадан — Москва с 15 июля. Важный для жителей области летний сезон начинается уже с конца мая. В итоге пол-лета было потеряно. А когда компания все-таки пришла, то объявила цены по 80 тыс. за билет в эконом-классе. Конечно, люди отчаются и не полетят. Они и сейчас уже не полетели. А потом авиаперевозчики будут рассказывать, что не было желающих.

— Как недостаток рейсов сказался на грузоперевозках на Магадан?

— Из-за увеличения стоимости доставки "Аэрофлотом" это повлияло и на грузоперевозки, хотя бо́льшая часть грузов у нас перевозится по железной дороге, которая перегружена, или морским транспортом. Но грузы мы все-таки можем подождать — для этого существует специальная система хранения, складов. А отпуск для людей, работающих на Крайнем Севере, — вещь принципиальная. И для самих работников, и для их детей.

— Еще один острый вопрос социальной политики в России — это нехватка в регионах медицинского персонала. Актуален ли он для Магадана?

— Этот вопрос актуален везде. Самое интересное — что за "холостой выхлоп" у наших медицинских образовательных учреждений, где врачи? Их везде не хватает — что на Урале, что в Сибири, что на Дальнем Востоке. А с тем, кто будет разбираться с этой проблемой, — я думаю, все-таки сейчас решат вопрос.

— Сейчас некоторые регионы запускают пилотный проект по привлечению врачей на работу в арктических территориях — программу "Арктический доктор". Планирует ли Магаданская область присоединиться к программе или будет привлекать молодых врачей другими способами?

— К сожалению, программа "Арктический доктор" — это не заклинание, чтобы можно было сказать волшебные слова и доктор действительно появился. Дело в том, что такие проекты требуют серьезных ресурсов, которых зачастую нет в регионе и по определению быть не может. Мы должны не просто гордиться тем, что у нас большая страна, но и помнить о тех, кто живет на границах нашей родины. Потому что они тоже жители нашей страны, и они должны быть обеспечены так же, как и жители центральных, столичных городов. У нас же по Конституции права у всех одинаковые, а реализовать их не везде получается одинаково.

— Часть поручений в рамках майских указов касается улучшения демографической ситуации. Как регион пытается решить эту проблему, которая для него стоит достаточно остро?

— Вы сейчас затронули тему врачей, здравоохранения. У нас был такой случай в Магаданской области: главврач районной больницы умер в районном центре, потому что из-за нелетной погоды его не смогли доставить вовремя в Магадан. В самой районной больнице даже главврачу не смогли оказать необходимую помощь. И тогда вопрос: что мы будем делать для выполнения указов президента по увеличению продолжительности жизни? Ему было 48 лет. Что нам нужно делать? Нужно оказывать помощь непосредственно в районе, а еще обеспечивать полеты в любую погоду. Соответственно, нужен аэродром и всепогодная авиация.

Все-таки мы одна большая страна, поэтому выполнение майских указов и развитие Дальнего Востока — это вопрос, на который мы, регионы, должны ответить вместе с федеральными министерствами

И это уже вопрос, который должен решаться не внутри региона. Все-таки мы одна большая страна, поэтому выполнение майских указов и развитие Дальнего Востока — это вопрос, на который мы, регионы, должны ответить вместе с федеральными министерствами. Чем мы и занимаемся сейчас, при подготовке к Госсовету.

— Своеобразной площадкой, на которой регионы Дальнего Востока презентуют свои успехи, является Восточный экономический форум (ВЭФ). Какие проекты готовит к ВЭФ-2018 Магаданская область?

— Запуска новых объектов к ВЭФ у нас не будет — мы продолжаем работу по существующим проектам. Мы планируем подписать ряд соглашений, над которыми сейчас работаем, но я не хотел бы их анонсировать. Работа ведется по направлениям, на мой взгляд, очень важным для развития Магаданской области: планируется подписать соглашения в области связи, информатики, транспорта. 

Но при этом не хотелось бы подписывать бумаги ради самих бумаг — мы должны знать, каким будет продолжение нашего сотрудничества, причем в ближайшем будущем. А самое главное, что это продолжение должно быть реальным, осязаемым, чтобы его можно было испытать, дать оценку. Мы над этим сейчас работаем.

— Предполагалось, что павильон Магаданской области на Восточном экономическом форуме будет сделан в формате визит-центра. Планировалось открыть объект летом этого года. Как продвигается этот проект?

— Сейчас во Владивостоке приступают к сооружению всех павильонов. Дальневосточная улица будет очень красивая. Я видел примерное оформление каждого региона, Магаданская область внешне пока придерживается той традиции оформления, которая была и в прошлом году, но внутреннее содержание будет очень интересным, интерактивным.

Мы ставим для себя определенные задачи по этому форуму: не просто показать красоту Магадана, но и рассказать о потенциале и перспективах его развития. Потому что одно из главных направлений роста экономики региона, которое может дать серьезный импульс развитию области, — это все-таки горно-обогатительные фабрики различного направления: и золото, и серебро, и медь, и цинк, и так далее.

 Беседовала Марина Шеина