Все новости

CEO поставщика робототехники для производств в России: я не верю в восстание машин

Штефан Лампа KUKA
Описание
Штефан Лампа
© KUKA

Немецкая компания KUKA AG является одним из ведущих поставщиков интеллектуальных решений в области робототехники и технологий автоматизации во всем мире. О планах ведения бизнеса с Россией, автоматизации производств и киберугрозах в интервью агентству ТАСС на Международной промышленной выставке "Иннопром-2018" рассказал главный исполнительный директор концерна Штефан Лампа.

— Прежде всего хотелось бы спросить вас как представителя компании, связанной с разработкой роботов, смотрели ли вы сериал "Мир Дикого запада"? [Американский сериал производства телеканала HBO, события которого разворачиваются в парке развлечений, населенном андроидами — прим. ТАСС]

— Да, конечно. Я бы сказал, что в сериале определенно показан страх общества перед роботами. Однако когда я работаю с ними, то понимаю, что они лишь помогают нам. Это определенно не то, чего стоит бояться. В реальности я не вижу негатива в роботах, но научно-популярные фильмы всегда представляют возможность подумать об альтернативе, к примеру что будет, если у них появится интеллект.

— Согласны ли вы с мнением некоторых ученых и экономистов, что внедрение роботов в производство может значительно сократить число рабочих мест?

— Это распространенное опасение, но оно безосновательно.

Если посмотреть на компании, которые вложились в роботов, то мы увидим, что через какое-то время они становятся более продуктивными и конкурентоспособными, и, как следствие, у них появляются новые рабочие места. Люди, которые потеряли работу, могу быть заново наняты в те же компании, но уже на другие должности

Использование роботов не сокращает количество рабочих мест, а просто трансформирует привычные обязанности сотрудников. Эти изменения не происходят внезапно, для них требуется несколько лет.

Людям, которые привыкли к ручному труду, приходится переучиваться для того, чтобы управлять роботизированной техникой. И это заменяет опасную, грязную, а подчас и скучную работу на интеллектуальный труд.

Интересно, что страны с высоким уровнем роботизации производства имеют самые низкие уровни безработицы. Такое происходит, например, в Южной Корее. 

— И все же очень многие компании, которые инвестируют деньги в новые технологии, сталкиваются с тем, что приходится сокращать сотрудников.

— Да, такое часто бывает. Однако если посмотреть на компании, которые вложились в роботов, то мы увидим, что через какое-то время они становятся более продуктивными и конкурентоспособными, и, как следствие, у них появляются новые рабочие места. Люди, которые потеряли работу, могу быть заново наняты в те же компании, но уже на другие должности.

— Давайте поговорим о России. Насколько активно наши компании внедряют новые технологии, которые вы производите? Каковы, на ваш взгляд, перспективы на несколько лет?

— Причина, по которой я сейчас нахожусь в России, — привлечь внимание компаний к автоматизации производства.

Россия сильно отстает в этом плане: по всей стране на 10 тыс. работников приходится по три-четыре робота, в то время как в мире эта цифра достигает 70, а порой и 100.

Если Россия собирается иметь конкурентоспособные компании, ей придется вовлекать роботов в производство.

— Какие еще промышленные отрасли в России, помимо автомобильной, могли бы внедрять роботов?

— Сегодня они активно используются в пищевой промышленности: помогают соблюдать гигиену на производстве, контролировать качество еды и напитков. Также мы наблюдаем автоматизацию текстильной промышленности. Кроме того, в России существует еще и крупная металлообрабатывающая промышленность, где также подразумевается использование роботов.

— Какие отзывы вы получили от российских клиентов? Как вы считаете, когда российские компании будут готовы к более активной автоматизации производств и должна ли осуществляться государственная поддержка?

— Я удивился, когда узнал, что в вашей стране государство активно поддерживает инициативу автоматизации производства.

Это, несомненно, очень положительный момент.

Но роботизировать производственный процесс могут только сами компании.

Государство остается лишь инструментом, помощником в этом деле.

Многим руководителям производств нужно проснуться в понедельник утром и сказать самим себе: "На этой неделе мы внедряем пять роботов, это поможет улучшить рабочие условия, исправить ситуацию с местами и повысить качество продукции".

— Какова основная причина для автоматизации производства?

— Я думаю, что на этом этапе в России ключевой причиной для автоматизации производства должно стать стремление к повышению качества товаров. Когда продукция становится качественной на постоянной основе, это повышает конкурентоспособность компании. Это особенно важно, если вы импортируете свою продукцию за рубеж.

— Есть ли у вас на нынешний момент российские клиенты, которые установили ваши системы в производство?

— Мы установили порядка 300 роботов на различных производствах, и для нас это хороший показатель.

Наш главный клиент на сегодняшний день — это "КамАЗ". Сейчас компания собирается совершить очень крупное вложение с целью полной автоматизации производства. После этого "КамАЗ" должен увидеть улучшение качества выпускаемой продукции, и это станет хорошим примером для его поставщиков и компаний поменьше.

— Какими темпами вы планируете развиваться на российском рынке?

— Я думаю, что наши поставки вырастут где-то с 30 до 40% в этом году. Я уверен, что мы увидим хороший прирост.

В 2017 году мы внедрили более 700 роботов по всей России, в этом году мы ожидаем внедрить где-то 1000, и я надеюсь, что мы будем развиваться на российском рынке такими же темпами.

— Каков ваш ежегодный доход от бизнеса в России?

— У нас есть несколько моделей бизнеса в KUKA AG. Один из них — офисы с местными представителями. Это самый локальный бизнес, и в России он имеет доход 20 млн евро в год. Однако некоторые дела ведутся и из-за рубежа, в частности из Германии. В таком случае речь идет об очень больших суммах, к примеру о 100 млн евро в год.

— Сегодня очень много западных стран испытывают беспокойство, когда речь заходит о бизнесе с Россией. Многие компании не хотят поставлять передовые технологии, так как боятся, что их будут использовать не обычные потребители, а государство в военных целях. Вы чувствуете какое-то политическое давление на ваш бизнес здесь?

— Мы всегда следуем международным правилам, наши поставщики разделяют наши ценности, поэтому мы не замечаем никакого давления и нам нравится находиться в России.

Да, когда-то пришлось отклонить приглашение работать с военными производствами, чтобы соблюсти международные договоренности.

Но мы изначально фокусируемся на роботах для производства, а Россия прекрасно подходит под эти параметры.

— Давайте поговорим о мировых технологических явлениях, например об искусственном интеллекте. Сегодня он вызывает немалый ажиотаж, и есть большая вероятность того, что он полностью изменит производство. Что вы думаете о нем? Настанет ли тот день, когда роботы с искусственным интеллектом полностью заменят людей, даже тех, кто занимает руководящие должности?

— Я так не думаю. Вообще, мы находимся в самом начале освоения искусственного интеллекта.

Сейчас мы внедряем его в некоторых роботов на производстве, надеясь, что они поспособствуют улучшению качества продукции.

Однако до того, что описали вы, должно пройти еще очень много лет. Я думаю, что пока это не нужно обществу.

Мне кажется, что в будущем скорее будет сосуществование роботов и людей, где каждый будет делать то, с чем справляется лучше: роботы будут выполнять монотонную, однообразную работу, а человек будет заниматься творчеством.

Полностью автоматизированных фабрик, которыми управляют роботы, не будет.

— Сейчас вы в большей степени фокусируетесь на B2B-рынке ("бизнес-для-бизнеса") и создаете роботов для других производств. Видите ли вы свое присутствие на B2C-рынке ("бизнес-для-потребителя")? К примеру, в сфере обслуживания.

— У нас уже есть подобный опыт: мы создавали роботов для работы по дому — газонокосилки, пылесосы и т.д.

Использование роботов не сокращает количество рабочих мест, а просто трансформирует привычные обязанности сотрудников. Эти изменения не происходят внезапно, для них требуется несколько лет. Людям, которые привыкли к ручному труду, приходится переучиваться для того, чтобы управлять роботизированной техникой. И это заменяет опасную, грязную, а подчас и скучную работу на интеллектуальный труд

Однако мы не нацелены выходить на рынок для потребителей. Это не наша стезя.

Несмотря на то что это интересная тема — население Земли стареет, пожилым людям нужна помощь, а с ними часто рядом никого нет, кто бы мог помочь, —  в KUKA AG в этом никто не заинтересован.

Мы останемся на B2B-рынке, и наше производство будет по-прежнему нацелено на помощь другим производствам. Может быть, позже мы обратимся к разработке систем для сферы обслуживания, например, для торговых центров, автомоек, но они выполняют роль своеобразного "моста" между сферой потребления и бизнеса.

Выход на рынок для потребителя — это абсолютно другая вещь, и мы туда не пойдем, несмотря на то, что роботы начинают пользоваться большой популярностью среди обычных потребителей.

— Сегодня много людей беспокоятся по поводу своей приватности, ведь практически каждый человек уже успел оставить свой "след" в цифровой реальности, который может быть использован в разных целях. Существуют ли какие-нибудь угрозы в распространении новых технологий? Как мы можем им противостоять?

— Риск существует всегда, несмотря на все преимущества технологий. И "цифровой след", о котором вы говорите, относится к таким вещам. Да, действительно, люди могут вычислить наши интересы и использовать их как в позитивном, так и в негативном ключе. Но в течение нескольких лет наблюдая за новыми технологиями, я понял, что несмотря на все негативные эффекты, порой так и остающиеся потенциальными, технологии все же призваны заботиться о людях. 

— В общем, вы не верите в восстание машин?

— Нет, не верю. Я верю в то, что технологии привносят что-то положительное в нашу жизнь. Количество автокатастроф снижается год за годом, число несчастных случаев на производстве также стремительно уменьшается благодаря автоматизированному производству. И это все, несомненно, позитивные вещи.

Беседовал Максим Филимонов