Все новости

Глава РЭЦ: в России уже сформирован абсолютно конкурентоспособный налоговый режим

Андрей Слепнев Дмитрий Рухлецкий/ТАСС
Андрей Слепнев
© Дмитрий Рухлецкий/ТАСС

Глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Андрей Слепнев в интервью ТАСС рассказал о том, как нужно изменить валютный контроль, какие рынки наиболее перспективны для экспорта российской продукции и на сколько вырастет несырьевой неэнергетический экспорт по итогам года.

— Хотелось бы поговорить про проектную мастерскую. Какие первые итоги вы можете подвести и в каком дальше формате она будет работать в рамках исполнения поручений президента, новых майских указов?

— Прежде всего, можно сказать, что проектная мастерская себя полностью оправдала. В работе в общей сложности участвовало порядка 800 человек. Больше сотни из них в течение трех недель на постоянной основе присутствовали в рамках отраслевых групп. Мы можем сейчас сказать, что сформирован пакет инициатив, то есть так называемый стартовый портфель. Через год мы должны будем вернуться к проектам, оценим их на предмет того, насколько они правильные, рабочие.

Проектная мастерская себя полностью оправдала

На базе первичного пакета мы подготовили предложение по национальному проекту, как этого и требует поручение правительства. Сейчас его дорабатываем, изучаем финансирование, затем согласовываем инициативы с ведомствами и надеемся, что своевременно начнем реализацию.

Если говорить по содержанию, то здесь я бы выделил конкретные отраслевые блоки. Они различаются в зависимости от конкретных направлений: АПК, логистика, IT, фармацевтика, металлургия, лес, продвижение и т.д. Везде свои акценты. Мы специально не шли по пути формирования всеобъемлющих дорожных карт из тысячи пунктов, которые трудно реализовать и где легко потерять фокус. Мы выделили ограниченное число ключевых приоритетов, которые надо обязательно реализовать в первый год и на этой базе расширять дальнейшую повестку.

Помимо отраслевых инициатив, проработана и общая регуляторика. Некоторые вещи уже пошли в работу — это валютный контроль. Многие отмечали, что санкции за нарушение валютного законодательства очень жесткие — 100-процентные штрафы. Они во многом демотивируют именно средних предпринимателей, которые сталкиваются с такими обременениями, а еще и попадают на санкции. Как неоднократно признавались представители бизнеса, что "лучше мы не будем заниматься никаким экспортом, оно себе дороже". К счастью, правительство услышало их, даны поручения по разработке корректировок законодательства. Надеюсь, что до конца года мы эту тему вообще забудем как проблему.

— Речь идет об отмене валютного контроля?

— Вопрос не в отмене, а в порядке. Безусловно, бизнес раздражает не сам валютный контроль, а то, как все устроено. Коллеги справедливо говорят о том, что банки, налоговая, таможенные службы собирают множество данных. И бизнес не понимает, почему ведомства не могут обмениваться ими между собой. Если у вас какие-то сделки вызывают сомнения, то запрашивайте данные, и мы будем давать комментарии, а затем привлекайте к ответственности тех, кто нарушает требования.

Недопустимо наказывать 100-процентными штрафами за то, что бизнесмен своевременно не представил справку или не может отчитаться за полученные деньги

Недопустимо наказывать 100-процентными штрафами за то, что бизнесмен своевременно не представил справку или не может отчитаться за полученные деньги, за экспортированные услуги. Подобная бумажная работа и санкции за ее невыполнение очень сильно демотивируют. Хорошо, что и Центральный банк это понимает. Будем налаживать систему.

— Что можно улучшить, если говорить о конкретных шагах?

— Основная задача прежде всего — расширить число экспортеров. У нас действительно не очень многие еще активно включились в экспортный процесс. Потенциал очень большой, много идей. В перспективе нивелируем существующие проблемы: проведем гуманизацию законодательства по валютному контролю, облегчим возврат НДС, будем использовать механизм зачета по услугам, по IT, по тем направлениям, где действительно наблюдается хороший рост.

Также важный момент — помочь сориентироваться начинающим экспортерам. Важно сформировать у них компетенции, как выстроить свою экспортную политику, как собирать данные о конкретных рынках, о конкурентах, о потенциальных покупателях и т.д. РЭЦ с торгпредствами могут оказать такую стартовую помощь. Кроме того, мы как институт развития можем предоставить предэкспортное финансирование, страхование, поддержку по транспортировке, участие в выставках и многое другое.

Важный момент — помочь сориентироваться начинающим экспортерам

Эти все инструменты у нас существуют, конечно, их нужно дальше налаживать, продвигать, адаптировать. Мы этим будем заниматься, в этом и суть нашего национального проекта. А что касается регуляторики — понятно, что эта тема бесконечная: никогда нельзя сказать, что мы сделали все. По мере движения вперед будут появляться новые задачи.

Сейчас более продвинутые отрасли говорят о том, что нам необходимо синхронизировать наше техническое регулирование и стандарты с зарубежными рынками, чтобы минимизировать расходы на подтверждение и на адаптацию продукции. Необходимо заключать соглашения о свободной торговле, чтобы аннулировать пошлины и тарифные барьеры. Нужно активнее включаться в госзакупки, тендеры за рубежом. Важно двигаться последовательно, не проскакивая ступеньки. Практика показывает, что последовательность является ключевым моментом.

— Если говорить о нулевой ставке НДС, были ли предложены какие-то решения, возможно ли это?

— Сейчас речь идет прежде всего о сфере услуг. Действительно, Минфин готовит корректировки, связанные с зачетом входного НДС по IT и по ряду других инжиниринговых услуг. Я думаю, что удастся довести эти инициативы до реализации. Хотя, конечно, возникает ряд опасений относительно администрирования процесса, а именно: как будем проверять, где потреблена услуга, — невозможно поставить штамп при пересечении границы. Да, есть опасения. Но мы уверены, что эффект перекроет все шероховатости. Компаниям, особенно в такой сфере, как IT, довольно просто взять и сменить юрисдикцию, уйти и зарегистрироваться, например, в Прибалтике или любой другой стране.

Компаниям, особенно в такой сфере, как IT, довольно просто взять и сменить юрисдикцию, уйти и зарегистрироваться, например, в Прибалтике

Соответственно, мы просто потеряем и налогоплательщика, и экспортера, а может, и самих производителей, которые потом постепенно переедут в другое государство. Это будет серьезная потеря. Мы постепенно найдем необходимые инструменты, как осуществлять администрирование, и вместе с тем не потерять важную налогооблагаемую базу.

— Какая потребность в развитии IT-сферы, какие решения нужны первоочередные и в перспективе?

— Бизнес акцентирует внимание на следующем: нужно решить вопрос с валютным контролем. Многие IT-компании во время проектной мастерской отметили, что в России сформирован прекрасный по сравнению с другими странами, абсолютно конкурентоспособный налоговый режим. Многие компании говорят, что давно бы перевели сюда значительную часть бизнеса, единственное препятствие — возникающие риски по валютному контролю, которые могут моментально обнулить все выигрыши по преимуществам налогового законодательства. В связи с этим в рамках проектной мастерской мы сфокусировали наше внимание именно на решении этой проблемы.

Второй вопрос возникает с визами: для бизнес-процессов очень важно быстрое перемещение специалистов, инженеров. Есть инициативы и в этом направлении.

Мало произвести хороший товар, важно его встроить в глобальные процессы или сделать самим большой проект для того, чтобы получить максимально добавленную стоимость

Конечно, очень важно эффективно продавать, грамотно встраиваться в большие проекты, выстраивать интеграцию своих продуктов. Мало произвести хороший товар, важно его встроить в глобальные процессы или сделать самим большой проект для того, чтобы получить максимально добавленную стоимость. И вот вопрос, связанный с поставкой комплексных инжиниринговых решений, включающих в том числе IT-разработки, — это та тема, о которой сегодня многие говорили. По большому счету, оборудование — это фактически сырье. Сырье для проекта инжинирингового, когда ты поставляешь решения, сервис, в конце концов, ты поставляешь ту ценность, ради которой все это делается. То есть ценность — получить энергию, а не построить там станцию. Здесь мы понимаем, что перспективы будут, потребности будут расти в этой сфере.

— Сейчас готовится законопроект по так называемым офшорам — особым экономическим районам в Калининграде и на Дальнем Востоке. Многие представители IT-бизнеса скептически к этому относятся, но очень хотят посмотреть и ждут принятия законопроектов и создания таких экономически зон. Как вы считаете, готовы ли они будут перевести свой бизнес туда, если у них запрос на такие районы с особыми экономическими условиями? Поможет ли это развивать экспорт?

— Давайте посмотрим, как это будет работать. Уверен, что какие-то улучшения и дополнительные возможности всегда лучше, чем отсутствие таковых. Наверняка кому-то это будет полезно. А насчет того, каким образом это повлияет на цену, на ландшафт — давайте посмотрим, как пойдут эти проекты.

— Какой прогноз по несырьевому экспорту вы можете дать на этот год, следующий год?

— Мы прогнозируем, что в этом году экспорт вырастет [на величину] порядка 15%. Мы ожидаем где-то 153 миллиардов долларов несырьевого неэнергетического экспорта. Основными драйверами будут металлы, химия, удобрения, продукция агропромышленного комплекса, машиностроение и лесопромышленный комплекс. Пока мы видим, что высокий темп роста экспорта сохраняется уже 18-й месяц подряд. Есть позитивный сигнал о том, что экспорт продолжит расти. Хотя, конечно, мы все ощущаем волатильность. Торгово-политическая и рыночная ситуации очень изменчивы.

Высокий темп роста экспорта сохраняется уже 18-й месяц подряд

Вместе с тем очевидно, что низкие процентные ставки, низкая инфляция, адекватный курс дали свой эффект. Наблюдается ориентация бизнеса на экспорт, у многих уже начало получаться. И самое главное то, что мы понимаем сейчас: это не краткосрочная конъюнктурная позиция, а результат инвестиций, которые бизнес сделал пару лет назад. Эти инвестиции сейчас начинают давать результат. У роста нашего экспорта не конъюнктурная составляющая, а серьезная база, в основе которой — реальные поставки.

— Какие рынки и страны наиболее перспективны для экспорта?

— В этом вопросе есть две логики. Первая — есть крупнейшие экономические центры, с которыми мы традиционно ведем работу. Это рынки СНГ, Китая, Восточной Азии, это Арабский Восток, ну, и конечно же наш традиционный партнер — ЕС. Многие западные компании на "Иннопроме" на стратегическом совете говорили про перспективы работы с российскими партнерами и перспективы работы в России.

Речь идет о том, что российские поставщики комплектующих крайне привлекательны. РЭЦ недавно заключил соглашение с немецким союзом по содействию байерским программам. Почему? Дешевые затраты на производство, достаточный уровень квалификации, хорошая логистика, устойчивая экономика — все это имеет очень четкую и понятную экономическую составляющую. По тем же самым причинам выгодно переносить производственный центр в Россию и торговать уже с нашей территории на региональных или глобальных рынках. Таким образом, мы видим здесь хорошие сигналы со всех сторон.

— Инвесторы не боятся санкций?

— Мы понимаем вредоносность всех этих ограничительных мер, и они действительно несправедливые и свое дело черное, как говорится, делают. Однако цифры тем не менее говорят сами за себя: экспорт растет, несырьевой неэнергетический экспорт растет, экспортный аппетит наших компаний увеличивается, так что будем развиваться в сложных условиях.

— Если в целом говорить про какие-то новые форматы поддержки экспорта — над чем сейчас ведется работа, чего нам ожидать в ближайшее время?

— В принципе вся линейка услуг по поддержке у нас существует. Другое дело, что многие продукты требуют развития. Еще мы будем фокусироваться прежде всего на создании единой системы продвижения "регион — зарубежные центры". Здесь большая надежда на модернизацию торгпредств и модернизацию региональных центров поддержки экспорта. Такие договоренности уже есть, наша задача — их завести в единую систему и единую операционную модель: образование, формирование компетенций выхода на экспорт. Безусловно, это всегда искусство, но лучше всего заниматься искусством, имея хорошего учителя, который покажет на примере, как правильно выстраивать экспортную деятельность.

По финансовым инструментам поддержки экспорта у нас также планируется целый ряд улучшений наших продуктов с точки зрения финансовой поддержки по транспортировке, по выставкам, по сертификации наших классических экспортно-кредитных и страховых механизмов. Мы надеемся, что их доступность будет повышаться. Объем финансирования возрастет. Этот вопрос сейчас обсуждается на правительственном уровне.

Мы думаем, что объем финансовой поддержки экспорта у нас вырастет пропорционально экспорту. То есть наша задача — повысить долю проникновения по финансовым продуктам с нынешних 10 до 12%, а объем поддержанного экспорта — с нынешних 14 до 30 с лишним миллиардов долларов в год. Мы говорим о задачах на пятилетку. Мы планируем так же, как и экспорт, по 10–15% предоставить с объема финансовой поддержки ежегодно для того, чтобы поддерживать вот такой достаточно высокий, уверенный уровень проникновения по льготным инструментам финансирования.

Беседовали Екатерина Щукина и Полина Гриценко