Все новости

Игорь Додон: взорвать ситуацию в Молдавии могут не США, а местные игроки

Игорь Додон Михаил Метцель/ТАСС
Описание
Игорь Додон
© Михаил Метцель/ТАСС

Обстановка в Молдавии в преддверии намеченных на осень парламентских выборов остается непростой — взорвать ситуацию могут и внутренние, и внешние силы. Перспективы урегулирования в Приднестровье грозит осложнить принятая недавно Генеральной Ассамблеей ООН резолюция о выводе иностранных войск. О вызовах и угрозах, стоящих перед президентом Молдавии в этой ситуации, рассказал в интервью ТАСС лидер молдавского государства Игорь Додон. Речь шла также о планах Кишинева по взаимодействию с крупнейшими мировыми державами — Россией и США.

— Игорь Николаевич, вы раньше объявляли о планах совершить визит в США, но уже несколько раз откладывали его. Остаются ли эти планы в силе и когда этот визит может состояться?

— Мы готовили этот визит для того, чтобы он вписывался в рамки подготовки к Всемирному конгрессу семей. После я изъявил желание, и есть вероятность того, что я буду участвовать в Генеральной Ассамблее ООН, которая состоится в сентябре-октябре, куда приглашаются первые лица государства. Мы подтвердили, что мы хотим поехать, но молдавское правительство блокирует мое участие. Они не хотят дать мне трибуну, чтобы я в ООН высказал позицию Молдовы относительно всех процессов, которые сейчас происходят. Молдавский МИД не подтверждает, что президент Молдовы хочет поехать, а без одобрения МИДа мы не можем быть там.

Но если я смогу разблокировать мое участие там, то я поеду. Если нет — мы вернемся к этому уже после парламентских выборов. Ехать до них (выборов — прим. ТАСС) без четкой, ясной повестки смысла нет.

— Возможны ли какие-то конкретные действия со стороны парламента или правительства Молдавии в отношении российского миротворческого контингента после принятия резолюции Генеральной Ассамблеей ООН по выводу иностранных войск из Приднестровья?

— Нет никаких практических шагов после принятия резолюции. Это пиар-ход перед парламентскими выборами для того, чтобы укрепить свои позиции среди правого, проевропейского, прозападного электората Молдавии со стороны правящей партии.

Все возможные практические решения имеют четко прописанную процедурность — соглашение 1992 года ("О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы" от 21 июля 1992 года — прим. ТАСС). Если было бы желание у Молдавии и России об этом поговорить, они бы запустили переговорные процессы согласно существующим двусторонним отношениям. То, что они не пошли по этому сценарию, показывает, что это нужно было только для пиара.

— Назначение Дмитрия Козака на пост спецпредставителя президента РФ по торгово-экономическим отношениям с Молдавией не означает план возвращения к меморандуму 2003 года?

Я считаю, что мы упустили хорошую возможность в 2003 году решить приднестровскую проблему (согласно "плану Козака" 2003 года Молдавия становилась федерацией, а Приднестровье входило в нее на правах автономии — прим. ТАСС). Моя оценка — это было ошибкой со стороны молдавского правительства. Я не буду вникать в детали, я не знаю всего, что происходило тогда, но мы эту возможность упустили. Актуален или нет тот план, та концепция? Мой ответ: ситуация однозначно изменилась.

Сейчас, несмотря на то что есть базовые подходы, обстоятельства другие. Исходя из нынешней актуальности этого вопроса, нужно смотреть более детально по поводу принципов политического регулирования. Мы разработали нашу линию, но важно, чтобы мы понимали, что политическое урегулирование приднестровской проблемы не может быть результатом однобокого геополитического подхода с Запада или с Востока. Это должен быть документ, разработанный внутри Молдовы, в успешном применении которого видит свой дипломатический успех и Запад, и Восток. Если это будет сугубо американский проект — он будет заблокирован с Востока, если это будет российский — он будет заблокирован с Запада, как это было в 2003 году. Нужно исходить из того, что в успешном решении приднестровской проблемы свою долю успеха должны видеть все геополитические стороны. Тогда все получится.

— А о чем будете говорить с Козаком на предстоящей встрече (интервью бралось до встречи Додона с Козаком, состоявшейся 16 июля)?

Я думаю, что сегодня мы создадим неформальный механизм координации наших общих усилий, потому что мы понимаем, что межправительственная комиссия не работает, ее блокирует правительство. А работать только на уровне встреч президентов — это неправильно. Должен быть какой-то механизм, координация. Есть принципиальная договоренность, мы сегодня его создадим.

Козак назначен специальным представителем президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с Молдавией, это не касается конкретных вещей, касается в целом двусторонних отношений.

— Вы обсуждали в Москве возможность второй волны миграционной амнистии?

Обсуждали, это очень важный момент. По договоренности с Путиным в прошлом году российская сторона осуществила амнистию по нарушению 26-й миграционной статьи законодательства РФ ("О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию"). Под эту амнистию попали несколько десятков тысяч молдован. Сейчас мы ведем переговоры по амнистии по 27-й статье. В условиях, когда правительство делает антироссийские шаги, это непросто, но мы этот вопрос обсуждали, и мы к этому вопросу обязательно вернемся и добьемся того, чтобы эта амнистия состоялась.

— Примерно сколько человек она охватит?

Если по амнистии 26-й статьи было несколько десятков тысяч, то по 27-й — несколько сотен тысяч. Это касается очень многих граждан Республики Молдова. Официально зарегистрированных наших мигрантов здесь около 600 тыс., у около половины есть нарушение по 27-й статье.

— Сколько может занять процесс урегулирования?

Все зависит от результата парламентских выборов. Есть три этапа политического урегулирования. Первый: президент и премьер парламента должны договориться об общей позиции, сейчас ее нет, она может появиться после парламентских выборов.

Второй: эту общую позицию, разработанную документами, должны принять наши партнеры с правого берега. Нужно их объединить, чтобы они сели и увидели свое будущее общим государством, потому что политическое руководство Приднестровья не видит свое будущее в едином молдавском государстве, они настаивают на своей независимости либо на том, чтобы стать субъектом РФ. Важен также наш диалог с партнерами справа.

Третий: решение должно принять международное сообщество в формате "5+2", если нужно, более широко. Нужно эти три этапа пройти, за год мы их не пройдем. Я очень надеюсь, что после выборов конца этого года — начала следующего у нас будет понимание по первому этапу, то есть общая позиция и документ на правом берегу в Кишиневе. Мы этого добиваемся.

— Ранее вы говорили, что после выборов в Молдавии может произойти дестабилизация по образцу того, как это произошло на Украине в 2013 году. Вы считаете, что такой сценарий еще актуален?

— Дестабилизация может произойти в двух случаях. Первый — если она геополитически выгодна Западу, чтобы попытаться втянуть РФ в новую горячую точку на постсоветском пространстве. Думаю, это невыгодно европейцам, но каким-то силам на Западе может быть выгодно. Я считаю, на данном этапе это не должно быть выгодно американцам.

Второй вариант: если кому-то из местных игроков с учетом внутриполитических проблем нужно будет ситуацию взорвать, чтобы как-то продлить свою агонию нахождения у власти.

Беседовал Владимир Костырев