Все новости

"Инвестор – не Дед Мороз". В СГК рассказали о привлечении инвестиций в теплоснабжение

Екатерина Косогова Пресс-служба СГК
Описание
Екатерина Косогова
© Пресс-служба СГК

Директор по тарифообразованию Сибирской генерирующей компании (СГК) Екатерина Косогова в интервью ТАСС рассказала о преимуществах нового метода тарифообразования — "альтернативной котельной", стоит ли ждать роста тарифов, почему такой переход откладывать невозможно, а также о планах компании по модернизации производства тепла.

Альтернативная котельная на смену неэффективным

— В качестве первого вопроса хотелось бы попросить пояснить — что представляет собой метод тарифообразования "альтернативная котельная" и не приведет ли он к тому, что стоимость теплоэлектроэнергии вырастет для потребителей в два раза?

— Новый метод никак не влияет на стоимость тепла, сколько платили люди за гигакалорию, столько и продолжат платить. Разница между существующей системой тарифиообразования и "альтернативной котельной" в подходах к расчету цены.

Сегодняшний метод тарифообразования "заточен" на то, что чем больше у организации расходов, тем больше тариф. Сейчас в одном городе тарифы разнятся — у небольших котельных 4–5 тыс. рублей за 1 Гкал, а у нас на ТЭЦ — 1,2 тыс. рублей за Гкал. Поэтому нынешний метод не является справедливым. Мы не понимаем, почему, когда во многих городах недозагружены мощности ТЭЦ, строятся котельные с тарифом по 3–4 тыс. рублей за Гкал. Затраты таких котельных обоснованы в соответствии с законодательством, но возникает вопрос — а зачем это нужно потребителю и зачем он за это платит?

Начиная с 2011 года идет работа по изменению тарифного законодательства и переходу на метод "альтернативной котельной", который как раз предполагает справедливое установление цены на теплоэнергию для всех потребителей в границах одного муниципалитета. Цена рассчитывается исходя из того, что было бы, если построить совершенно новую котельную по самым современным технологиям, поставлять туда самое дешевое топливо из всех возможных цен, с самыми низкими потерями. В итоге для Сибири мы выходим в цену 2,3–2,4 тыс. рублей за 1 Гкал, за эти деньги можно построить современную угольную котельную. Мы говорим не о северных городах, где с учетом северного завоза цена может быть и 50 тыс. рублей за 1 Гкал, а о крупных городах, где работает СГК.

— А сейчас потребители переплачивают за неэффективные котельные?

— Да, и на наш взгляд, потребители этого делать не должны. Обычному жителю важно, чтобы цена при новом подходе не росла, и мы это понимаем. Для властей же новый подход позволит привлечь в регион больший объем инвестиций, создать новые рабочие места, местные предприятия получают больше заказов, платят больше налогов, бюджет пополняется. Весь этот отложенный эффект положительно сказывается и на обычном потребителе.

Ровно потому, что этот принцип был признан наиболее справедливым, на него сейчас начинают переходить регионы, часть городов рассматривает такую возможность, некоторые уже перешли, например наш небезызвестный Рубцовск (Алтайский край). Там мы вложили 2 млрд рублей за год, при годовой выручке в 1 млрд рублей.

— То есть пока в таких проектах вложения не окупаются?

— Мы вкладываем в первые три-пять лет больше, чем выручка этих городов позволила бы нам вложить. Но в последующие годы мы просто возвращаем свои инвестиции. Потому что инвестор — это не Дед Мороз. Инвестор не может прийти, вложить и уйти. Инвестор — тот, кто вкладывает в эффективность и потом зарабатывает на этой эффективности. Поэтому мы предлагаем варианты перехода на метод "альтернативной котельной" во всех регионах своего присутствия и описываем выгоды от этого для всех, в первую очередь для потребителей.

— Что делать с уже существующими малыми котельными с высоким тарифом?

— Неэффективные котельные надо закрывать или переводить их на автоматизированную систему, когда на этой котельной практически нет персонала. То есть когда на ней только топливная составляющая и электроэнергия, которую она потребляет.

У нас почти во всех городах страны избыток тепловых мощностей. Все построено с большим запасом, с расчетом на развитие городов. И рано или поздно придется закрывать часть мощностей, потому что содержать все избыточные мощности — слишком дорого в итоге.​

Реакция властей регионов

— Власти регионов, которым предложен переход на "альтернативную котельную", реагируют положительно?

— Очень долго они реагировали осторожно. Тема "альтернативной котельной" появилась очень давно, и более того, очень нервно всегда реагировали владельцы котельных. Но на сегодня те инвестиционные пакеты, которые мы предложили в регионах, одобрены. Мы предлагаем реальные мероприятия, в которых власть видит, что город в них нуждается, их надо делать в том числе для повышения надежности и для улучшения экологической ситуации в ряде регионов.

В частности, этот насущный вопрос стоит в Красноярске. Мы готовы закрывать неэффективные котельные, вкладывать денежные средства в экологическую модернизацию, но возникает вопрос о гарантии возврата. Поэтому "альтернативная котельная" — это выгода со всех сторон. Выгода для власти, что наконец-то находятся деньги на реализацию мероприятий, на которые никогда не найдутся бюджетные средства, и находится инвестор, у которого есть силы, возможности, но главное — знания и деньги, чтобы решать эти насущные вопросы. Выигрывает инвестор, потому что получает гарантию возврата, и выигрывает потребитель, потому что он не теряет ничего.

— Каким образом механизм позволит привлечь инвесторов? Возможно, поможет схема государственно-частного партнерства?

— Инвестор приходил бы и без него. Государственно-частное партнерство невозможно без бюджетных средств, оно актуально для сфер с плохой окупаемостью, например строительство дорог, мостов. В теплоснабжении можно окупить затраты за счет повышения эффективности, но инвесторы не идут, так как нет гарантий возврата средств, а тариф может быть в любой момент пересмотрен.

Например, в Рубцовске до перехода на "альтернативную котельную" прокуратура вышла с иском об оспаривании тарифа. Представьте себе, мы без "альтернативной котельной" пришли в Рубцовск, вложили 2 млрд рублей, а прокуратура отменила тариф. Захочется ли вкладывать при таком законодательстве в какие-либо города?

И каждый раз инвестор, улавливая эти сигналы, думает, что есть гораздо более эффективные отрасли народного хозяйства, куда можно вкладываться. Хотя на самом деле в России без тепла невозможно, а мы до сих пор пользуемся тем, что было создано в СССР. Больших, мощных тепловых систем сейчас не строится. И конечно, потребность и емкость в инвестициях в отрасли присутствует и оценивается порядка 3–6 трлн рублей. Именно столько может быть вложено в систему. Это все реальные проекты, которые могут быть реализованы и дадут повышение надежности.

Метод "альтернативной котельной" гарантирует нам стабильные отношения на десять лет вперед. А для нас это самое главное при разработке инвестиционных проектов и стратегии развития. При любых других методах, которые предлагает законодатель, мы можем планировать максимум на один год.

Объем инвестиций в отрасль

— Известны ли сроки перехода к "альтернативной котельной"?

— Закон был принят в 2017 году, принята вся необходимая нормативная база. В этом году на нее перешел Рубцовск. Сейчас регионы присматриваются к нам, не обманем ли мы. Конечно, сейчас все ждут только одного — если кто-то туда шагнет, кроме Рубцовска, то, скорее всего, пойдет вал желающих. Пока же просто страшно.

— А если метод не пойдет?

— Все останется как есть. Черногорск (город в Хакасии, где из-за недостатка угля в котельных вводился режим ЧС — прим. ТАСС) будут спасать каждый год, хорошо, если без вертолетов МЧС. Новокузнецк (Кемеровская область) тоже в достаточно опасном состоянии. Поэтому я думаю, что по всей России вы увидите массовые сообщения о проблемах с теплоснабжением. Если ничего не делать — то делать все равно придется.

Моментального эффекта при "альтернативной котельной" ждать не приходится, потребители сразу увидят только перекопанные улицы. К сожалению, от этого никуда не убежать, и мы говорим об этом прямо. В течение пятилетки, после того как будут вложены значительные средства, потребители либо забудут об отключениях горячей воды в течение летнего периода, либо они значительно сократятся.

— Какой объем средств готова вложить компания в инфраструктуру теплоснабжения при внедрении метода "альтернативной котельной"?

— Если все города, которые мы предлагали, перейдут на "альтернативную котельную", то мы готовы вложить в первые пять лет 60 млрд рублей, это огромные деньги. Мы понимаем, что, вполне возможно, нас и не хватит на одновременную реализацию всех мероприятий во всех городах присутствия. Такие масштабные проекты уже давно в стране никто не проводил, это очень тяжело и напряженно, и нам бы хотелось, чтобы регионы поэтапно входили в них, чтобы у нас была возможность постепенно проводить модернизацию, а не аврально сразу же во всех городах.

— А без "альтернативной котельной" какие будут инвестиции?

— В этом случае — ровно столько, сколько дано в тарифах, и на сегодняшний день в тарифах СГК на инвестиционную составляющую в теплоснабжение у нас ничего не заложено. Конечно, мы будем вкладывать, но это капитальные ремонты, текущие ремонты, это не модернизация и не такие масштабные инвестиции.

— Какие проекты на данный момент есть?

— Есть проект улучшения экологической обстановки в Красноярске, который включает себя перевод частного сектора на централизованное теплоснабжение от ТЭЦ, закрытие малых и неэффективных котельных с низкими дымовыми трубами. Мы уже начали строительство 270-метровой трубы на Красноярской ТЭЦ-1, но экологические проекты можно будет развернуть при гарантиях возврата инвестиций.

Есть очень большие проекты для Новосибирска — там в первую очередь помимо экологических мероприятий нужно восстанавливать надежность системы теплоснабжения. Достаточно много нужно вкладывать в сети.

Есть проекты по Абакану и Черногорску в Хакасии, замерзающему каждый год. У нас есть вариант не то что спасти, а раз и навсегда конкретно решить проблемы города Черногорска, чтобы он перестал замерзать, чтобы не нужно было каждый год объявлять чрезвычайную ситуацию и бежать на помощь. В Барнауле мы уже говорим о том, что готовы улучшать качество теплоснабжения потребителей в части горячей воды. То есть в первую очередь это сокращение дней отключения горячей воды.

— Чего не хватает на данный момент, чтобы новая модель заработала в полную силу?

— Законодательная база полностью готова. Нужна просто политическая воля и желание властей решить проблемы теплоснабжения раз и навсегда. Мы рассчитываем, что в 2019 году внедрение новой модели начнется по всей России, и тогда в течение следующих пяти лет потребители забудут о проблемах с отоплением и горячей водой. 

Беседовала Галина Полоскова