Все новости

Губернатор Подмосковья: проездные "Тройка" и "Стрелка" отомрут в условиях цифровизации

ТАСС обсудил с губернатором Московской области Андреем Воробьевым в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи перспективы участия региона в национальных проектах, включая посвященные цифровизации экономики, экологии и транспорту. Глава Подмосковья поделился, что он не оставляет мысль о проекте скоростного легкорельсового трамвая, прогнозирует отмирание разделенных на зону Москвы и области карт для проезда "Тройка" и "Стрелка" и ставит задачу закрыть все старые свалки в регионе.

— На форуме в Сочи обсуждается активно цифровая экономика, особенно в сфере того, как она может влиять на жизнь простых людей, на жизнь "умных" городов. Что делается в Подмосковье для того, чтобы внедрить "цифру" в ключевые сферы жизни региона?

— Мы были в Казани на Госсовете, посвященном развитию нацпроектов, и как раз губернаторы в кулуарах говорили, что у многих каша в голове, не всегда понятно, что такое цифровая экономика. Сегодня на форуме Герман Оскарович (Греф, глава Сбербанка — прим. ТАСС), который искусно, замечательно ведет подобные дискуссии, как раз задал вопрос: "Зачем нужна цифровая экономика?" Цифровая экономика экономит тебе время, экономит колоссальное количество денег, исключает, по сути, убивает коррупцию, как никто и ничто другое, и просто делает твою жизнь удобной. Московская область претендует на то, что является одним из лидеров цифровизации. Может быть, в том числе и поэтому мне было поручено возглавить рабочую группу Госсовета в Казани по цифровой экономике.

Уже сейчас у нас работает "Центр управления регионом". Это уникальная интеллектуальная площадка на 1000 квадратных метров, где работают порядка 200 сотрудников, это аналитический мощный центр, где видны все обращения граждан, видны все "красные зоны", приоритеты в работе муниципальной и региональной власти. Если не работает очередь в поликлинику, если плохие дороги — все это видит "Центр управления регионом". Это место, где быстро будут решаться проблемы человека, жителя Московской области.

В Подмосковье работает уже порядка 100 продуктов, которые оцифрованы, в самых разных сферах: медицина, образование, здравоохранение. Много высокоинтеллектуальных проектов мы реализовали в частно-государственном партнерстве. Например, 90% оплаты в общественном транспорте в Московской области — безналичная и основана на проекте со Сбербанком — карте для проезда "Стрелка". Система позволяет вывести из тени то, что раньше находилось полностью в нелегальной зоне. То есть раньше автобусы все Московской области, а их 10 000, работали в кэш, теперь такая практика пресечена.

Или другой пример. Раньше для того, чтобы получить лицензию на продажу алкоголя в своем заведении, продавец или ресторатор должен был запастись как минимум терпением, а максимум — купить коньяк, конфеты или, может быть, даже взять с собой еще кое-что. Сейчас эта услуга предоставляется дистанционно — ее можно получить не выходя из дома. Чиновник, со своей стороны, видит на карте, какие есть ограничительные зоны рядом с предполагаемым местом торговли, например, детский сад или школа. И принимает решение.

То есть цифровая экономика — это претензия на лидерство во всем. Не только в экономике, но и в смежных сферах, прежде всего социальной. Очередь в детский сад, очередь в школу, скорая помощь — все процессы упрощаются и систематизируются. Другой пример: мы сделали государственно-частный проект по фото- и видеофиксации. Если раньше мы получали от службы ГИБДД какие-то сотни миллионов рублей (штраф за нарушения ПДД — прим. ТАСС), допустим 300, то уже в 2018 году мы получили 4,5 млрд рублей. Так что любые вложения — в сервера, программное обеспечение — в направлении цифровизации оправданы.

— Как вы оцениваете итоги первого месяца, когда заработала так называемая "мусорная реформа", в рамках которой ответственность за обращение с отходами перешла от разрозненных мелких компаний к крупным региональным операторам, отобранным региональными властями по конкурсу, в крупнейшем в стране регионе по масштабу утилизации?

— Проблемой свалок в нашей стране, к сожалению, до недавнего времени не занимались. Актуализировал ее президент. Тогда начали появляться законы, нормативная база. Был дан зеленый свет работе крупных региональных операторов с 1 января 2019 года. Появился особый тариф на вывоз мусора.

В Подмосковье в активной стадии строительства находятся 9 из 12 КПО (комплексов по переработке отходов — прим. ТАСС), еще три уже построены. Когда мы построим все, закроем оставшиеся 15 мусорных полигонов. Сегодня на них приходится особая нагрузка, потому что КПО пока еще не сданы.

Комплексы по переработке отходов будут работать на основании самых современных экологических стандартов. Во-первых, 50% мусора уже перерабатывается: не захоранивается, а получает вторую или третью жизнь. Все остальное, соответственно, будет сформировано в "хвосты" и в будущем будет сжигаться на мусоросжигательных заводах.

Это глобальная, серьезная реформа в России, в авангарде которой находится Московская область. Почему Московская область? Потому что больше всего мусора в нашей стране образуется в Московском регионе, почти четверть от всего объема. Сейчас очень тяжелый этап. А дальше мы закрываем свалки, которые до сих пор беспокоят людей и в Серпухове (полигон "Лесная" — прим. ТАСС), и возле Алексинского карьера. Наша задача — закрыть все грязные свалки, которые существуют еще с давних времен, с эпохи Советского Союза.

— Трудно объяснять людям, почему нужно разделять мусор?

— Это культура. Так же, как в цифровой экономике важна культура, так и здесь. Культуру нужно формировать. Поэтому начали работу в школах, в семьях, говорим через средства массовой информации о бережливом отношении к природе и о том, как правильно разделять мусор. Если человек будет гадить себе под ноги или сбрасывать из помойного ведра все подряд на городскую свалку, которая при этом находится в черте города, ничего хорошего не будет. Никаких иллюзий не должно быть о том, что свалки исчезнут сами.

Московская область официально перешла на раздельный сбор отходов по двухпотоковой системе с 1 января 2019 года. Но ряд муниципалитетов тестировал этот опыт в течение 2017–2018 годов. Как это реализовано, расскажу. Жители должны разделять бытовые отходы на чистые перерабатываемые материалы и неперерабатываемые, испачканные органикой, и складывать их соответственно в синие и серые баки. Такие контейнеры двух цветов с 1 января должны быть на всех контейнерных площадках крупных населенных пунктов, в которых проживают от 100 тыс. человек.

Мусор из синих и серых контейнеров должны вывозить мусоровозы соответствующего цвета. Оба потока направляются на сортировочные линии, но на разные, и смешивать их запрещено. Возможность извлечь вторичное сырье из синего контейнера многократно выше, чем из серого.

Запрос на раздельный сбор отходов очень высок в Подмосковье. Вдумайтесь: новый экологический стандарт обращения с мусором и раздельный сбор отходов позволят снизить долю складируемого на свалках Московской области мусора с 91% в 2018 году до 18% к 2030 году.

Будет ли в Московской области собственная система контроля качества воздуха? Подобный комплекс работает в Москве — "Мосэкомониторинг".

— Сейчас мы получаем данные от 19 постов Гидромета РФ и сведения "Мосэкомониторинга", они обрабатываются и систематизируются в "Центре управления регионом". Но для повышения качества мониторинга нам требуются собственные мощности.

Мы планируем установить в 2019–2020 годах до 150 новых датчиков контроля воздуха в местах наибольшей концентрации источников выбросов. Их можно будет переставлять в другое место в зависимости от изменения экологической ситуации. Это только на первом этапе. По нашей оценке, для него на создание лаборатории, закупку оборудования, передвижных станций и наем персонала потребуется от 150 до 350 млн рублей.

Эта система позволит нам лучше выявлять нарушения и обеспечить комплексный онлайн-контроль экологической обстановки в Московской области. Мы устанавливаем датчики, устанавливаем видеокамеру, и уже никто не может сделать приписку или как-то слукавить. Причем мы сделаем так, что данные с этих сенсоров сможет видеть каждый человек на сайте.

В мировой практике сходный опыт есть. Если вы приедете в Токио или Сеул, найдете определенные точки, в том числе на автобусных остановках, где вы можете увидеть состояние окружающей среды. То же самое мы создаем сегодня в Московской области

— Как регион будет развивать транспортную инфраструктуру? Какова судьба проекта легкорельсового трамвая? Когда он может появиться?

— В 2014 году я пошел к президенту Владимиру Путину, попросил поддержки по наземному метро. Владимир Владимирович поддержал, и тогда мы разработали концепцию. В концепции мы определили "красные линии", то есть мы "очистили" (модельно — прим. ТАСС) территорию вокруг МКАД на расстоянии от 5 до 10 километров, чтобы проложить контуры будущего подмосковного кольца наземного метро, которое бы связывало большинство муниципалитетов региона. Главное условие — эти зоны должны быть "чистые", там не должно быть домов, никаких природоохранных ограничений, чтобы построить этот самый ЛРТ.

Теперь дело осталось за малым — нужно спроектировать этот круг. Это приличные деньги. И самое главное, построить. Чтобы построить, нам нужно порядка 250–300 млрд рублей

Следующий этап — это то, что от нас настойчиво требуют люди, — решить вопрос стыковки с метро Москвы. То есть если ты едешь на ЛРТ из Подольска, допустим, в Балашиху или в Домодедово, то у тебя должна быть стыковка в том числе с московским метрополитеном. И с властями Москвы, и с правительством Российской Федерации мы сейчас работаем над тем, чтобы такую стыковку обеспечить. Это серьезная, большая работа, которая очень востребована.

В своих комментариях на почту, на встречах люди требуют, чтобы общественный транспорт развивался, чтобы было удобно, комфортно передвигаться. Потому что когда ты живешь в Балашихе, но работаешь в Москве и тратишь два часа в одну сторону, два часа — в другую каждый день, то это минус четыре часа из твоей жизни. И тебе это рано или поздно, скорее рано, начинает надоедать. И отсюда возникают требования: "Постройте легкое метро в Подмосковье. Постройте наземное метро, чтобы коммуникации были удобные, как это есть в большинстве развитых стран, развитых мегаполисов".

Сейчас задача — привлечь в этот проект деньги. От этого и будет зависеть дальнейшая судьба и сроки запуска.

— Видите ли вы перспективу интеграции карт оплаты проезда с Москвой?

— Конечно, будет такая интеграция. Давайте посмотрим на это сквозь призму цифровой экономики. "Тройка" и "Стрелка" (основные транспортные карты Москвы и Подмосковья соответственно — прим. ТАСС) вскоре станут рудиментом. Ни "Стрелки", ни "Тройки" не будет — это рудимент, которому предстоит отмереть. В условиях "цифры" останется только одно: кредитная карта или телефон, на котором будет записана фактически единая кредитная карта на все случаи жизни, не только на проезд в транспорте.

— Московский регион стал одним из пилотных регионов, где тестируется с 1 января новый налог на самозанятых. Насколько, по вашим наблюдениям, люди готовы легализоваться? Что вы ожидаете от эксперимента?

— В целом по России, по разным оценкам, порядка 30 млн человек находится в "тени": работают, но не платят налогов. И чувствуют себя, честно говоря, от этого не очень комфортно. Поэтому пилотный проект по самозанятым помогает стать абсолютно легальным. Проект хорошо идет. Он активно внедряется. Выводы рановато еще делать, потому что сегодня 15 февраля, посмотрим к концу года, но он оправдывает самые смелые ожидания.

Беседовали Георгий Каптелин и Елена Рожкова, подготовлено при участии Надежды Геращенко