Все новости

Главная медсестра Москвы: наша профессия молодеет с каждым годом

Профессия медицинской сестры в системе здравоохранения Москвы эволюционировала за последние годы. Сегодня представители среднего медперсонала забирают на себя большую часть полномочий врача, выступают с докладами заграницей. С ростом авторитета и автономности профессия стремительно молодеет, коллективы обрастают специалистами из частного сектора. В мае отмечается Международный день медицинской сестры. ТАСС побеседовал с главной медсестрой столичного департамента здравоохранения Татьяной Амплеевой и узнал, как менялось отношение к представителям профессии в разные годы, каков средний возраст сестринских коллективов, и идут ли в профессию мужчины.

— Пока мы с вами беседуем, в холле ГКБ имени Мухина группа сестер готовится к экзамену для получения более высокой квалификационной категории. Что сразу бросилось в глаза — среди них нет ни одной женщины, что называется, в возрасте. Известно, что раньше возраст желающих стать медсестрами был гораздо выше. Как удалось изменить тенденцию?

 Тенденция такая действительно была, особенно в 90-х годах прошлого столетия. Тогда пошла мода на косметологию и массажное дело. В индустрии красоты, как известно, могут работать специалисты без высшего медицинского образования, например, косметологи-эстетисты. Девочки, на которых мы рассчитывали, оканчивали колледжи и обучались новому ремеслу, но уже на стороне, в частном порядке. До наших больниц доходила лишь малая часть. Поэтому средний возраст в наших коллективах был от 50 до 60 лет. Сами понимаете, какой бы опытной сестра ни была в этом возрасте, ставить инъекции уже проблематично.

Сегодня возраст сестринского сообщества в Москве, в среднем, от 30 до 45 лет. И профессия продолжает молодеть. Вы не ошиблись насчет возраста ожидающих в коридоре своей аттестации, большинству из них едва исполнилось 30, многие уже давно в профессии, считаются опытными.

Мы охотно принимаем на работу новичков, вчерашних студентов. В Москве шесть основных медицинских колледжей выпускают по специальностям сестринское дело, лабораторное дело, лечебное дело (фельдшера), акушерство, стоматология (зубные техники). Самая большая гвардия — это как раз медицинские сестры. К нам охотно трудоустраиваются. Многие потом получают высшее сестринское образование. Сегодня в столичном здравоохранении работают 1040 сестер с высшим образованием.

— Кто и зачем сегодня приходит в сестринское сообщество в Москве?

— Есть, пожалуй, одна мотивация, которая движет людьми при трудоустройстве, — желание помогать людям. И, как правило, это выбор на всю жизнь. Мой собственный пример: я еще со школьной скамьи хотела быть операционной сестрой и свою мечту реализовала. О выборе профессии я никогда не жалела.

У многих медсестер необычная история прихода в профессию: заболел ребенок или какой-то родственник, с которым надо проводить много времени. И ты приходишь без финансовых или карьерных амбиций, твоя задача — выходить человека, поставить его на ноги. Это особая категория людей. Они готовы трудиться бесплатно, без выходных, потому что чувствуют в этом свой долг.

Сегодня в московском здравоохранении работают около 52 тыс. медицинских сестер разных специальностей. Это сестры стационаров, сестры поликлиник, родильных домов, операционные сестры, анестезийные, процедурные, перевязочные, хирургические, сестры онкологии, сестры паллиативные, ухаживающие за людьми, которые доживают последние месяцы жизни.

В профессию все чаще приходят мужчины. Сегодня у нас работают 3,5 тыс. молодых людей. Конечно, некоторые ребята используют сестринскую профессию как некую стартовую площадку, чтобы потом поступить в институт на лечебный факультет и стать доктором. Но есть молодые люди, которые полностью себя реализовывают, получают высшее сестринское, работают старшими медицинскими братьями в отделении реанимации. Многие из них трудятся в лабораториях, на станциях скорой помощи, работают инструкторами лечебной физкультуры, массажистами. Мы молодых людей только приветствуем, ведь сестринское дело часто сопряжено с высокими физическими нагрузками.

— Медсестра наших дней отличается от своей коллеги из 90-х? Повысился ли авторитет и престиж профессии?

— Сегодня это принципиально другая специальность. Раньше сестра воспринималась как некий второстепенный участник медицинского процесса, помощник доктора. Образ медицинской сестры неоднократно менялся с течением времени. Если в советском кинематографе она выглядела жертвенной, героически спасала раненых солдат, то в 90-х годах под влиянием комедийных шоу над медсестрой посмеивались, сомневаясь в ее квалификации.

Это все принижало наш статус как в глазах пациентов, так и самих докторов. Сегодня сестры — это дипломированные грамотные работники. Если ты сестра с высшим сестринским образованием (клиническая сестра), то, как правило, занимаешь позицию между руководителем и обычной практикующей медсестрой со средним профессиональным образованием. В таком случае на тебя возложена едва ли не половина полномочий доктора: ты большую часть времени уделяешь лечению пациента, сбору анализов, сама устанавливаешь диагноз и назначаешь лекарственные препараты.

Сегодня сестра разговаривает с населением, учит его правильному приему лекарственных препаратов, рассказывает о различных диетах при том или ином заболевании, обучает правилам самоухода не только пациента, но и его родственников. Сестры ухаживают за неизлечимо больными людьми, ведут патронаж детей. Необязательно маме вести в поликлинику к педиатру совершенно здорового ребенка и отнимать на это время доктора, который должен заниматься именно болеющими детьми. Вместо врача это сделает медсестра.

Наконец, сестры сегодня имеют возможность для карьерного роста и саморазвития, заграничного обмена опытом. Сегодня они занимаются научно-исследовательской деятельностью, участвуют в зарубежных конференциях, саммитах, съездах. Они выступают с докладами и устраивают мастер-классы своим иностранным коллегам. Особенно активно сотрудничают с клиниками Израиля и Южной Кореи.

— Наблюдается ли отток сестринского персонала в частные клиники, если да, то почему? Сестер переманивают большей зарплатой?

— Это популярное заблуждение, в частных клиниках зарплаты медсестер не больше, чем в государственных или бюджетных учреждениях. Есть обратная тенденция: сестры, работающие в частных клиниках, приходят и просятся к нам на работу.

В 2010 году наша медсестра получала, в среднем, 50 тыс. рублей, сегодня 70–75 тыс. Заработная плата зависит от многих факторов. Оклад начинается от 24 тыс., далее идут доплаты за стаж, квалификацию, увеличение объема работ внутри учреждения. Также влияют на конечную сумму наличие жалоб на работу или, наоборот, благодарностей. Ежегодно у нас проводится конкурс на лучшую медсестру в городе, первые три призовых места подразумевают премиальную награду.

— Для многих медиков является финансовым стимулом получение знака отличия "Московский врач", который обеспечивает ежемесячную прибавку к зарплате размером 15 тыс. рублей. Выходили ли вы с предложением включить вашу специальность в перечень на получение данного статуса?

— В 2018 году на встрече с мэром Москвы мы попросили его учредить статус "Московский врач" и для медицинских сестер. И в этом направлении сейчас идет большая подготовка. Специалисты формируют блок тестирования, блок практических задач. Абсолютно точно, эта добровольная процедура будет востребована среди наших медицинских сестер, сама я обязательно поборюсь за этот почетный статус.

— Медсестрам приходится сталкиваться с разными людьми: психически неустойчивыми, грубыми и даже агрессивными. Как представители профессии справляются с эмоциональным выгоранием?

Пациент — это человек, у которого что-то случилось, у которого что-то болит. Или же он стал инвалидом. Или ему поставили страшный диагноз, например, онкология. Если человек сталкивается с этой проблемой впервые, у него сперва идет отрицание, которое может перерасти в агрессию. И поскольку большую часть времени уделяет пациенту именно медицинская сестра, а не доктор, все отрицание и негатив выливается на сестру.

Бывают и другие случаи: пациент долго находится на лечении, и ты так или иначе к нему прикипаешь. Пускаешь его в свое сердце, начинаешь за него переживать как за своего родного человека. И не дай бог, случится необратимая ситуация, например, пациент умирает. У впечатлительной сестры тоже может случиться эмоциональное выгорание, и она скажет: "Все, я устала, я больше не могу и завтра на работу больше не приду".

Как мы работаем с этим? Департамент здравоохранения проводит психологические тренинги, обучает медицинских сестер инструментам самоуправления, выходам из той или иной ситуации. Мы и на рабочих местах все эти случаи разбираем. Многие учреждения вводят у себя в штат клинических психологов, которые работают с сотрудниками. Ну и самое главное, мы сами, медицинские сестры, не должны про себя забывать, чтобы не подвергнуться эмоциональному выгоранию: надо отдыхать, любить себя, найти хобби, увлечение.

— Снизились ли случаи нападения пациентов на медсестер, особенно на сопровождении вызовов?

— Такие ситуации особенно часто случаются на станциях скорой помощи и в приемных отделениях. Часто поступают пациенты в алкогольном опьянении. Они ведут себя агрессивно, набрасываются с кулаками. Мы не можем им ответить тем же. Это противоречит всем канонам и этическим нормам — если медицинская сестра или медицинский брат вступят в драку с пациентом. Бывает, больной может ударить медицинского работника под действием каких-то лекарственных препаратов. Он об этом не думает, а потом может и сожалеть об этом. И здесь мы никак не защищены.

Мы бы хотели в этом смысле иметь больше прав, но это палка о двух концах.

Например, в авиационной практике после нескольких громких случаев ужесточились правила поведения пассажиров на борту. Но если в аэропорту авиадебошира могут занести в черный список и потом не продать ему билет на самолет, то мы в дальнейшем не можем отказать пациенту в лечении. Как бы ужасно он себя не повел.

— В последние годы активно идет цифровизация клиник, внедрение Единой медицинской информационно-аналитической системы (ЕМИАС). Как это повлияло на сестринскую деятельность, особенно, на возрастной персонал, плохо знакомый с компьютерами?

— Все индивидуально. Кто-то поддается обучению и в 60 лет и делает это активнее какой-нибудь молодой медсестры. У нас много продвинутых пожилых сестер, которые много времени проводят в интернете, все время что-то читают, находят новые статьи, программы. А есть 35-летние сотрудницы, которые до сих пор не завели электронную почту и вообще боятся лишний раз нажать на кнопку компьютера.

Естественно, система ЕМИАС всем нам облегчила работу. Раньше стол у медсестры был завален бумагой, эта волокита отнимала практически 70% рабочего времени. А когда у тебя все в электронном виде, ты это время можешь потратить на общение с пациентом или его родственниками.

— Чего не хватает представителям вашей профессии для полноценной работы и ощущения полного удовлетворения? Повышения заработной платы, может, или более щадящего графика работы?

— Все у нас есть. Когда нас спрашивают, чего нам не хватает, отвечаем одно — признания. Мы поднялись на должный уровень, заработали себе имя, но признания все равно не хватает. В первую очередь все-таки обществом. Принято говорить: "Врач молодец, врач заслужил, спасибо врачу". Но большую часть времени больного ведет именно сестра. Да, она не проводит каких-то специфических манипуляций, но без ее участия процесс лечения бы не состоялся, об этом мало кто говорит. Поэтому мы так и остаемся невидимым фронтом. Очень важным, но невидимым.

Представьте себе пациента, который находится на больничной койке. У каждой кровати есть кнопка вызова. Кого он зовет? Медсестру. Некоторые пациенты даже доктору порой стесняются какие-то вещи говорить. А с медсестрой они как с другом, никаких секретов 24 часа в сутки. Она потом полученную информацию анализирует и принимает решение — доносить ее до врача или нет. Может, это никак не повлияет на исход лечения, или она эту проблему может решить сама.

Беседовала Екатерина Лука

Теги