Все новости

Омбудсмен по МСП Анастасия Татулова: нужно ввести KPI для губернаторов по развитию бизнеса

Анастасия Татулова Сергей Фадеичев/ТАСС
Описание
Анастасия Татулова
© Сергей Фадеичев/ТАСС

В России в июле впервые появилась должность общественного омбудсмена в сфере малого и среднего бизнеса. Этот пост заняла основатель сети семейных кафе "Андерсон", предприниматель с 26-летним стажем Анастасия Татулова. Многим она известна по эмоциональному выступлению на встрече президента РФ с предпринимателями в марте, когда был объявлен режим самоизоляции из-за пандемии. Тогда она просила оперативно принять меры поддержки бизнеса, ускорить механизм "регуляторной гильотины" и отправить чиновников, разрабатывающих нормы и стандарты, на стажировку в бизнес. В интервью ТАСС она рассказала о приоритетах работы на новом посту, своих дальнейших планах, а также поделилась мыслями о том, что государству и бизнесу нужно совместно делать для поддержки предпринимательства.

— Когда бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил вам войти в его аппарат и заняться поддержкой малых и средних компаний?

 ​​​​Предложение поступило в мае. Признаюсь, согласилась не сразу, так как считаю, что на месте омбудсмена должен быть предприниматель без действующего бизнеса, чтобы исключить возможное давление и возможный конфликт интересов. После выступления на встрече с президентом в марте предприниматели начали массово обращаться ко мне с вопросами — как получить субсидию, как выдержать психологически, когда твой бизнес "висит на волоске", как отстоять право на отсрочку, как решить конфликт с арендодателем. Приняла решение согласиться, так как фактически я и так уже последние несколько месяцев занимаюсь этой деятельностью.

— Как вы думаете, каких действий ждали от вас предприниматели? Вы же, по сути, находились в аналогичной ситуации.

— Предприниматели писали мне как коллеге-предпринимателю, который тоже оказался в критичной ситуации, который, как им казалось, прошел уже этот путь, у которого такие же проблемы, который может помочь найти решение. 

— А как восприняли ваше назначение в окружении?

— Многие коллеги поздравляли и высказали готовность поддерживать, помогать. Одновременно посыпалось еще больше обращений с просьбами о помощи. Негатива тоже хватало, ведь не все понимают разницу между общественной неоплачиваемой деятельностью и работой чиновника. Это совершенно разные миры. В общем реакция меня удивила, такое ощущение, что меня назначили губернатором.

— А хотели бы быть губернатором?

— В существующих полномочиях губернаторов — нет. А в идеальной картине мира, где есть возможность перераспределения власти, налоги остаются в регионе, я бы могла, наверное. Взяла бы Архангельскую область или Крым — и там и там сильно недооцененный регион, который можно сделать и максимально привлекательным для туристов, и развить в нем предпринимательскую среду. Но это все в теории, я ни в политику не собираюсь, ни в чиновники, ни в партию вступать не планирую.

— Вы стали в глазах общества человеком, который всегда говорит только правду, пусть и не очень приятную, в особенности после того, как честно поговорили о проблемах с первым лицом государства. Но ваш новый статус омбудсмена имеет определенные рамки, планируете ли поменять свою публичную политику в социальных сетях?

— Этот момент я обсуждала с Титовым (бизнес-омбудсменом Борисом Титовым — прим. ТАСС), когда мы проговаривали нашу совместную работу. Сразу предупредила, что не собираюсь никак менять ни свой личный Facebook, ни свою риторику.

— И как он отреагировал?

— Он сказал, что есть Сергей Шнуров (музыкант Сергей Шнуров в конце февраля 2020 года вступил в Партию роста Бориса Титова — прим. ТАСС), поэтому ему не страшно, а я хотя бы не курю.

— Будете ли создавать свой аппарат на посту омбудсмена — набирать помощников, советников?

— Все будет зависеть от объема запросов. По многим вопросам, юридического или любого иного характера, я обращаюсь к окружающим меня предпринимателям, по другим — прошу помощи у чиновников. У меня выстроены отношения с коллегами внутри аппарата — с омбудсменом по защите прав предпринимателей в СИЗО Александром Хуруджи, омбудсменом по защите прав предпринимателей в федеральном и международном розыске Дмитрием Григориади. Работаю с московским департаментом предпринимательства и инновационного развития, столичным штабом по защите бизнеса, Агентством стратегических инициатив (АСИ), Федеральной налоговой службой, отраслевыми ассоциациями. Везде много отличных неравнодушных людей, которые помогают по сложным предпринимательским кейсам.

— Вы будете помогать только малому и среднему бизнесу или всем, кто обратится?

— Если поступит обращение от самозанятого или от представителя крупной компании, то буду и их стараться решить. Я не делю предпринимателей по каким-то критериям. Кроме того, не считаю, что те критерии, которые сейчас действуют, отражают реальную ситуацию с малыми и средними предприятиями (МСП) в стране. Например, если на предприятии с выручкой 1 млрд рублей в год трудится 260 человек, то оно автоматически выпадает из критериев МСП (планка среднего предприятия — выручка без НДС до 2 млрд рублей, а среднесписочная численность не более 250 человек — прим. ТАСС). Эти компании с минимальным превышением, по сути, еще не крупный бизнес, и для них стоит оставить существующие меры поддержки, чтобы дать им дорасти до более крупного бизнеса.

— С какими инициативами по поддержке бизнеса вы намерены выйти к властям?

— Я бы хотела, чтобы вся контрольно-надзорная деятельность в регионах осуществлялась под непосредственным контролем губернаторов. Чтобы в регионе губернатору подчинялись люди, которые занимаются контролем и надзором, чтобы развитие экономики и рост малого и среднего бизнеса, увеличение количества самозанятых было задачей каждого региона и каждого губернатора. Чтобы у каждого губернатора стоял KPI по развитию бизнеса и был создан рейтинг привлекательности региона для ведения бизнеса, а оценивать действия властей могли сами предприниматели. Тогда инвесторы и бизнес внутри региона или извне смогут принимать решение — куда они готовы инвестировать свои деньги и силы, что в итоге покажет инвестиционную привлекательность региона.

— Какую прямую роль здесь может сыграть предпринимательское сообщество?

— Я считаю, что часть представителей малого и среднего бизнеса из реального сектора могут появиться во власти — в региональной и федеральной — в качестве советников, например. Я уверена, что меры по защите или развитию бизнеса станут более эффективными, если будут создаваться людьми с опытом работы в предпринимательстве. Сейчас не хватает именно практического знания — как работает бизнес на земле.

— Какие инициативы предлагаете для расширения антикризисной программы господдержки?

— Мне кажется, это во многом уже прожитая история. Мы предлагали, как и многие другие отраслевые сообщества, три важные меры. Первая: расширить число предприятий для доступа к мерам господдержки, включив дополнительные ОКВЭДы (общероссийский классификатор видов экономической деятельности — прим. ТАСС), а не только основные.

Вторая: расширить список поддержки на все предприятия, потерявшие в апреле-мае 30% и более от выручки прошлого года. Третья: изменить критерии реестра субъектов МСП, убрав для "человекоемких" отраслей порог в 250 человек — сейчас он сделал невозможным получение помощи многим сетевым ресторанам, фитнес-клубам, отелям, ручным производствам, то есть как раз тем предприятиям, которые создавали рабочие места.

Сейчас уже первые две меры не актуальны, третья по-прежнему очень актуальна. По ней вопрос до сих пор не решен, к сожалению, и критерии не изменили.

— На ваш взгляд, много ли компаний реально пострадали, закрылись, каков ущерб экономике?

— Я думаю, что такой анализ можно будет сделать только ближе к декабрю.

— А какие первые обращения, поступившие к вам, требуют срочного вмешательства?

— Первое обращение было по Москве, подписанное 40 арендаторами одного из крупных московских парков развлечений. Там сложилась тяжелая ситуация: комплекс не функционировал и даже после открытия практически пустой — трафика нет, но, несмотря на это, арендодатель требует ежемесячно оплачивать полную аренду и не соглашается расторгнуть договоры. Эта ситуация сложна тем, что тут идет речь не о взаимоотношениях "бизнес — государство", а о проблеме в плоскости "бизнес — бизнес". Будем работать сейчас хотя бы над тем, чтобы убедить собственника и его представителей сесть за стол переговоров, выслушать бизнес и найти компромисс.

Второе обращение от 34 предпринимателей Пятигорска, которые жалуются на угрозу сноса 29 торговых объектов на проспекте Кирова, которые, по мнению прокуратуры, являются самовольными постройками, однако у предпринимателей на них имеются права собственности.

— Что сегодня, на ваш взгляд, нужно выстроить во взаимоотношениях между властью и бизнесом?

— Первое и главное: выстроить долгосрочное доверие. Второе: максимально использовать кооперацию между предпринимателями и властью, двигаться совместно, решать проблемы совместно. Я считаю, что власти нужно как можно больше привлекать предпринимателей к проработке системных решений и проектов, а также верифицировать свои разработки с бизнесом, что сделает эти решения гораздо более эффективными и прикладными. Третье: с учетом существующих сложных условий для работы бизнеса во всем мире, как мне кажется, важным является корректировка и сбалансированность нашей налоговой системы, в частности позволяющая эффективно работать среднему бизнесу. Сейчас система терпима для больших, комфортна для малых и микрокомпаний и крайне тяжела для средних, на мой взгляд. В существующих непростых условиях мы бы хотели совместно с правительством реформировать и некоторые аспекты налоговой системы.

— Позитив есть? 

— Из позитивного хочу сказать, что все равно потихоньку ситуация меняется. Многое удалось внедрить АСИ (Агентство стратегических инициатив — прим. ТАСС), отраслевым ассоциациям, постепенно усилиями многих неравнодушных людей меняется предпринимательский ландшафт.

— Деятельность каких министерств или конкретных персон имеете в виду?

— Разворот в сторону бизнеса в последние годы наиболее заметен в Москве, в этом плане столице грех жаловаться. С начала пандемии правительство города последовательно приняло четыре пакета антикризисных мер. По ним, в частности, арендаторы земельных участков и нежилых объектов у Москвы, которые приостановили работу, были освобождены от арендной платы. Департамент предпринимательства и инновационного развития Москвы вывел на федеральный уровень проблему индустрии гостеприимства: гостиницы, кафе и рестораны в силу специфики деятельности и наличия алкогольной лицензии не могли получить господдержку, даже если являлись пострадавшей отраслью. Уже в конце июня кабмин с их подачи разрешил регионам платить субсидии таким организациям. Была запущена эффективная программа субсидий для предпринимателей, работающих по франшизе. Тот же тренд есть и в Калининградской области, у губернатора Антона Алиханова, и в Удмуртии, у главы Александра Бречалова.

— Что касается вашего бизнеса, на него останется время в связи с новой общественной нагрузкой?

— Знаете детскую сказку Владимира Сутеева "Под грибом"? Если помните, в ней главными героями выступают животные, которые во время дождя ищут спасения под грибом. Место находится для всех, потому что гриб растет. То же самое можно сказать и про мое время — чем больше делаешь, тем больше влезает. Я практически не занимаюсь операционным управлением, а концентрируюсь на вопросах развития бизнеса. Сейчас, к примеру, ищу место под новую фабрику, чтобы расширить ассортимент продукции под нашим брендом в розничных сетях и в собственных кафе. В планах — продажи в Китай. И еще решили наконец-то осуществить нашу давнюю мечту — сделать инфраструктуру для экскурсионных детских групп и показывать школьникам, что есть такие классные профессии — фабрикант и предприниматель.

Беседовали Юлия Ермилова, Наиль Шахвалиев