Все новости

Татьяна Москалькова: большинство людей доверяют российской вакцине от коронавируса

Татьяна Москалькова  Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Татьяна Москалькова
© Сергей Бобылев/ТАСС

Об уроках пандемии для сферы занятости и образования, доверии россиян к первой в мире вакцине от коронавируса и защите прав соотечественников за рубежом рассказала в интервью ТАСС уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

— Татьяна Николаевна, 1 сентября школьники и студенты вернулись в учебные учреждения в условиях еще сохраняющихся коронавирусных ограничений. Как вы оцениваете ситуацию с соблюдением прав школьников, учащихся и преподавателей? Удалось ли, на ваш взгляд, государству достойно подготовиться к учебному году в новых условиях?

— Ко мне не поступило ни одной жалобы по состоянию на 1 сентября. Большинство подходит с пониманием, первая волна эмоций отошла.

За время каникул профильное министерство подготовило достаточно фундаментальные рекомендации, как проводить уроки. На мой взгляд, очень важно, что среднее образование в школах не ушло в домашнее обучение, потому что многие родители очень эмоционально вспоминают то время, когда школьники получали образование дистанционно. Это была огромная нагрузка на педагогический состав, а также на учеников, которые иногда, не выдержав напряжения, просто уходили со связи и все. Были родители и дети, которые хотели и готовы были дистанционно обучаться, но у них не было технических возможностей, и эта ситуация обнажила некое неравенство. 1 сентября в значительной степени эта ситуация выровнялась. Очень хорошо, что все школы открылись.

Многие студенты, напротив, скучают по самоизоляции. Потому что у молодежи, которая получает высшее образование, как правило, есть индивидуальные гаджеты, они умеют ими пользоваться, достаточно хорошо адаптируются к новым условиям. Кроме того, многие считают, что экономия времени на дорогу, особенно в больших городах, где образуются пробки, позволила им более фундаментально готовиться к занятиям, у многих успеваемость выросла, они смогли успеть больше. Поэтому вузы, получив новую форму обучения, сочетают сегодня вебинары и очные встречи с преподавателями, соблюдая при этом санитарные нормы.

Я выступала 1 сентября в Университете правосудия в очень интересном новом формате, когда в аудитории было 30 человек с соблюдением дистанции и в масках. Живое общение для меня было важно и интересно, потому что это обмен энергией, эмоциями и возможность диалога. Одновременно по видеоконференции со мной на связи было порядка 2000 студентов из нескольких городов, где есть филиалы университета.

То есть пандемия породила новые формы обучения, которые сегодня нужно развивать.

— Какие проблемы, порожденные пандемией, можете отметить?

— Моя озабоченность сегодня об образовательных учреждениях некоммерческих и существующих не за счет бюджета. Многие родители оказались в трудном положении, ко мне обращались руководители и некоммерческих вузов, и некоммерческих школ, что многие родители не смогли оплатить обучение.

Очень важно было бы, чтобы правительство эту тему видело и смогло предложить им меры государственной поддержки. Например, рекомендовать банкам выдавать кредиты по меньшей ставке — так, как это распространено на другие коммерческие учреждения, которые государство сегодня поддерживает. Это необходимо, чтобы не было спада в экономике и не родилась безработица. Но образовательная сфера в этом плане нуждается в особом внимании.

— Вы уже обращались с этим предложением в правительство?

— Да, я обращалась к председателю правительства, этот вопрос рассматривается. В отношении конкретных школ, которые ко мне обращались, нам тоже удалось их включить в списки для оказания помощи и реструктуризации их долга, который образовался в результате кредитования для выплат заработной платы преподавателей. На сегодняшний день очень важно не разрушать то, что создано за 20 лет и дало положительный эффект.

— Какую вы можете дать оценку соблюдению трудовых прав граждан в период пандемии?

— В период пандемии трудовые права больше всего нуждались в защите, люди нуждались в поддержке. Практически по всем регионам наблюдалось увеличение числа безработных. Поэтому встал вопрос о том, чтобы они встали на учет, получили компенсацию и доступ к рабочим местам. Это был главный предмет наблюдения, чтобы оказать помощь людям. Во время пандемии была введена электронная форма постановки на учет, которая не давала обратной связи: не было возможности узнать, приняты ли документы, какая сумма компенсации определена. Те, кто потерял работу до пандемии, получали одну компенсацию, а те, кто во время пандемии, — в большем объеме. Вопросы трудоустройства, рабочих мест — это неразрывно связанные два вопроса — трудовые права и права предпринимателей.

Мне кажется важным очень внимательно посмотреть список тех, кто получил поддержку от государства, и подойти ко всем по-честному, чтобы поддержать их, не допустить банкротства и сохранить рабочие места. В том числе призвать, наверное, и банки давать меньшую процентную ставку, рассмотреть возможность реструктуризации долга, посмотреть вопросы аренды помещений. Ведь если предприниматель дает льготу арендатору, то ему тоже нужна помощь. Это очень важно — сохранить и увеличить рабочие места, дать возможность доступа к получению зарплаты.

— Во время пандемии гражданам было выписано большое количество неоправданных штрафов. Вы наряду со многими правозащитниками обращали на это внимание. Предлагалось даже объявить административную амнистию для нарушителей, чьи действия не повлекли вреда для окружающих. Вы поддержали бы такую амнистию?

Я думаю, что неслучайно никогда в истории не было административной амнистии, поскольку юридически исполнить ее достаточно сложно

Нужно понять ее формы, цели и задачи. Цель, видимо, — чтобы у людей, которые считались административными правонарушителями, была эта история погашена.

Что касается денег, то, как правило, штрафы должны быть уплачены в короткий период времени, а если они не уплачены, то начинается исполнительное производство, но в большинстве случаев люди стараются их погасить. Поэтому для меня не очень понятны механизмы, хотя сама идея привлекательна.

— Обращались ли к вам граждане, которые из-за ограничений в передвижении между странами не смогли вернуться на родину из-за рубежа? Удалось ли им помочь?

— За время пандемии ко мне поступило 2400 обращений самого разного характера. Часть из них касалась тех граждан, которые оказались за пределами России и не могли вернуться, потому что закрыта граница. И мы помогли многим людям.

Например, буквально недавно на границе Дагестана и Азербайджана собралось 400 граждан Азербайджана, которые хотели попасть домой, с собой они везли семь гробов — люди хотели захоронить родственников на родине. Благодаря нашим переговорам, когда омбудсмен может напрямую обратиться к главе государства, была на несколько часов открыта граница и граждане попали к себе домой.

— В России создана первая в мире вакцина от коронавирусной инфекции. Поступают ли к вам уже обращения от граждан, связанные с предстоящей прививочной кампанией?

— Большинство людей, с которыми я встречаюсь, доверяют прививке и готовы ее использовать. Единственное, очень четко нужно понимать ограничения: возраст, наличие болезни, реакция на ранее сделанные прививки от гриппа, с тем чтобы строго все соблюдать.

— Уже совсем скоро в России стартует многодневное голосование. Есть ли у вас какие-либо опасения в этой связи? Как, по вашим оценкам, относится к многодновневному голосованию население?

— Я много читала отдельных выступлений, в которых люди мотивируют свою точку зрения в пользу отказа от многодневного голосования тем, что именно многодневное голосование может привести к фальсификации.

Но ни одного конкретного примера, а я мониторила ситуацию, мне пока не было приведено. Раньше во время выездных миссий мы наблюдали случаи, когда подменяли ящики, когда были установлены участки, где подменяли бюллетени.

На последнем многодневном голосовании ко мне как к уполномоченному не было ни одного обращения с конкретным адресом или фактом. То, что мы проверяли, в том числе с привлечением общественной организации "Голос", пока не было таких подтверждений

С другой стороны, ко мне обращается много людей, особенно молодежи, которая говорит, что им удобно. Сегодня молодежь очень активная, хочет участвовать в политической жизни даже в условиях пандемии. Многие люди считают, что эта форма удобна. И мы должны прислушиваться к населению.

Лично мне удобно, что я могу выбрать оптимальный для себя день, не подгадывать вопрос командировок и выездов. Сотрудники моего аппарата, как граждане РФ, тоже считают, что для них эта форма приемлема и нужна.

Поэтому нужно максимально усилить контроль для того, чтобы такая форма голосования никак не была опорочена и использована для фальсификаций.

— В целом как оцениваете подготовку к единому дню голосования?

— Пока у меня нет вопросов, которые бы настораживали или вызывали тревогу относительно предстоящего мероприятия. Если у граждан есть какие-то пожелания или информация, то я всегда открыта. Можно обращаться на горячую линию, открытую в аппарате уполномоченного к единому дню голосования, или прийти на личный прием.

— Как вы относитесь к предложению Минтруда о том, чтобы сделать 31 декабря выходным днем в 2021 году? Может быть, нужно предусмотреть такой выходной на постоянной основе?

— Я отношусь к этому очень положительно. Де-факто 31 декабря для всех уже нерабочий день. И если люди находятся в организации, там, где они работают, то начинают уже праздновать. Большинство хозяек уже стараются подготовиться к праздничному новогоднему столу. А те предприятия, которые работают с непрерывным циклом, они будут работать как обычно, по своему графику. Медицинские учреждения, правоохранительные органы, непрерывные производства — для них всегда были исключения.

Всем было бы удобно 31-го числа быть дома и готовиться к празднику

— Часто ли приходится взаимодействовать с коллегами за рубежом, расскажите про вашу работу с омбудсменами в других странах.

— В нашем случае это прикладная деятельность, которая связана со спасением людей, попавших в трудную жизненную ситуацию за рубежом. К сожалению, мы не всегда можем помочь нашим гражданам, которые сегодня все чаще и чаще оказываются за решеткой в США.

Такой жертвой стал Александр Винник, которого обвинили в незаконной деятельности с криптовалютой. Хотя и криптовалюты-то никто особенно не видел, и закона об обороте криптовалюты нет. Тем не менее он выехал отдыхать в Грецию с семьей, и там на пляже его арестовали по запросу США. Я была у него в тюремной больнице в Греции, когда он объявлял голодовку, сейчас его экстрадировали во Францию, будут судить. Он содержится в ужасных условиях.

То же самое с [Константином] Ярошенко и [Виктором] Бутом. Ярошенко девять лет находится в ужасных условиях, девять лет ему не разрешали свидания с женой и дочерью. И вот благодаря нашим усилиям он встретился в прошлом году со своими близкими людьми. К сожалению, с очень сильно подорванным здоровьем. Мы делаем все возможное, чтобы по гуманитарной линии облегчить судьбу человека.

В прошлом году во взаимодействии с уполномоченным по правам человека Украины провели обмен украинскими и российскими заключенными — 35 граждан вернулись в Россию.

Я до сих пор получаю от них сообщения очень эмоциональные, очень важные для меня, потому что, когда ты можешь спасти человека и помочь ему, — это большая удача

— Продолжаются ли сейчас ваши контакты с украинской коллегой Людмилой Денисовой по вопросу соблюдения прав граждан обоих государств?

— Мы продолжаем взаимодействие по оказанию гуманитарного содействия, связанного с условиями и порядком содержания под стражей и оказания медицинской помощи гражданам Украины, которые находятся в исправительных учреждениях в РФ. Ко мне поступают обращения от Денисовой и по крымским кейсам, и по другим украинским гражданам, которые содержатся на территории РФ.

Я со своей стороны тоже обращаюсь к ней не только по тем вопросам, которые находятся в уголовно-процессуальной сфере, но и по трудовым вопросам, и по пенсионным. Люди обращаются ко мне, что не могут получить документы, подтверждающие право на пенсию, поскольку частично они трудились на территории Украины, люди не могут получить документы по вопросам гражданско-правовых, земельных отношений. Например, документы, подтверждающие их право на землю, потому что они получали их на Украине и архивы остались там. Такие взаимодействия у нас продолжаются.

— Стоит ли на повестке вопрос о новом обмене заключенными между РФ и Украиной?

— Вопрос об обмене, импульс об обмене будет поступать от органов власти. И Денисова не ставила для меня такой вопрос, и я к ней не обращалась по этой теме.

Беседовала Галина Евдокимова​​​