Все новости

Представитель ВОЗ Ханс Клюге: нас ожидает трудная зима

Ханс Клюге  EPA-EFE/IDA GULDBAEK ARENTSEN
Описание
Ханс Клюге
© EPA-EFE/IDA GULDBAEK ARENTSEN

Директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге рассказал в интервью ТАСС об общей усталости от пандемии, о том, какие уроки борьбы с коронавирусом может преподать Россия, и ответил на вопросы о вакцине "Спутник V".

— Господин Клюге, это ваш первый визит в Россию в качестве директора Европейского регионального бюро ВОЗ. В Москве у вас были встречи с премьер-министром Михаилом Мишустиным, министром здравоохранения Михаилом Мурашко, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, главой Роспотребнадзора Анной Поповой, мэром Москвы Сергеем Собяниным. Каковы итоги вашего визита?

— На самом деле мой визит преследовал три цели. Первая — обсудить, как Россия может помочь мне как региональному директору ВОЗ в реализации стратегий организации, особенно в области неинфекционных заболеваний, борьбы с туберкулезом, здоровья матери и ребенка. Мой регион включает 53 государства — члена ВОЗ, и Европейское бюро работает с ними, а также на глобальном уровне для профилактики и контроля над хроническими заболеваниями, такими как диабет, сердечно-сосудистые заболевания, рак. Сейчас мы договорились впервые провести совещание по большим данным, искусственному интеллекту, исследованиям и инновациям в области неинфекционных заболеваний, это будет ежегодное мероприятие. И я очень рад, что на встречах с доктором Мурашко и премьер-министром Мишустиным мы договорились, что Россия не только продолжит финансировать деятельность ВОЗ по этому глобальному направлению в области неинфекционных заболеваний, но и увеличит объемы этого финансирования. Это прекрасная новость, особенно с учетом того, что организация переживает сейчас трудные времена.

Второй целью было обсудить ответ на COVID-19 в Европе и, разумеется, в России. Я обеспокоен тем, что во многих странах число случаев заражения растет.

Если учесть три фактора — открытие школ, сезон гриппа, высокую смертность пожилых в зимний период — в совокупности с COVID-19, я опасаюсь, что в конце октября — ноябре мы увидим увеличение смертности

Однако хорошая новость — мы знаем, что делать. Я был очень впечатлен, когда разговаривал с мэром Собяниным, который вместе с главой департамента здравоохранения Москвы организовал визит в Центр телемедицины, который я никогда не видел. В этом центре все врачи наблюдают за пациентами с коронавирусом с помощью телемедицины. Я видел, как врачи общаются с пациентами, и я называю такой подход — "человек в центре внимания". И, конечно, мы обсуждали вакцины от COVID-19, в том числе "Спутник V".

Третья цель — обсудить не только то, как РФ может содействовать ВОЗ, но и как организация может внести вклад в достижение Россией амбициозной цели президентской программы развития на 2019–2024 годы, которая заключается в увеличении ожидаемой продолжительности жизни россиян до 78 лет к 2024 году и до 80 лет к 2030 году, а также в выводе экономики страны в топ мировых лидеров. И в рамках этой стратегии мы будем работать вместе по двум проектам — по здоровью и демографии.

В частности, мы бы хотели сотрудничать в вопросах, касающихся мужской преждевременной смертности, когда мужчины в экономически активном возрасте умирают слишком рано, многие от сердечно-сосудистых заболеваний или таких факторов риска, как алкоголь или табак.

Я должен сказать, что Россия действительно добилась многого. Я работал здесь более 20 лет назад: два года в 33-й туберкулезной колонии города Мариинска Кемеровской области в Главном управлении исполнения наказаний и затем пять лет в Москве. Я вижу невероятные изменения

Но мы должны двигаться дальше.

И, конечно, важным вопросом является проблема гипертонии, по которой мы также готовы работать вместе для увеличения продолжительности жизни и поддержки экономики.

— Вы упомянули, что на встречах с российским руководством обсуждалась вакцина "Спутник V". Можете ли вы уже поделиться предварительными результатами оценки вакцины со стороны ВОЗ? Считает ли организация эту вакцину безопасной и эффективной?

— У России большая история успешного развития, разработки и производства вакцин. Желтая лихорадка, полиомиелит, оспа — без российских вакцин мы бы не смогли искоренить эти болезни. Поэтому в этом смысле у меня нет сомнений в возможностях России, но для любой вакцины у ВОЗ есть то, что называется профилем вакцины, с очень четкими критериями безопасности и эффективности. И для этого необходимо проведение трех фаз клинических испытаний. Первая и вторая фазы испытаний "Спутника V" в России завершены и опубликованы в журнале The Lancet.

Мы обсуждали, что третья фаза испытаний находится на очень продвинутой стадии. В первый день моего визита в Москву было подписано соглашение о неразглашении между Россией и ВОЗ. Во вторник Россия отправила в организацию данные о третьей фазе клинических испытаний. Таким образом, наши команды сейчас их изучают.

На встречах высокого уровня в Москве говорилось о скептицизме за рубежом по поводу вакцины, но я не настроен скептически. Я очень уверен в российской вакцине и в целом очень воодушевлен процессом разработки множества вакцин, но, конечно, невозможно дать оценку до тех пор, пока данные не изучены

— Президент России, выступая на Генассамблее ООН, предложил бесплатно провакцинировать российской вакциной "Спутник V" сотрудников Всемирной организации. Воспользуетесь ли вы этим предложением?

— Безусловно да, когда данная вакцина или другая будет одобрена ВОЗ. Спасибо главе государства, потому что сотрудники ООН тоже люди и нам тоже нужна вакцина.

Ваш президент выступил с очень впечатляющей речью на Генассамблее ООН, в которой он выразил твердую поддержку ВОЗ и выдвинул две превосходные идеи. Первая — это международная конференция по сотрудничеству в создании вакцин от коронавируса. Я полностью поддерживаю ее проведение, потому что существует "вакцинонационализм", когда страны приберегают вакцину для своего собственного населения. Во-вторых, ваш президент выступил с идеей зеленых коридоров во время пандемии, обеспечивающих безопасное передвижение людей через границы.

— Между тем многие за рубежом все же настроены скептически. Так, США заявили, что не доверяют ВОЗ в вопросе оценки китайской и российской вакцин. Как бы вы могли прокомментировать подобные высказывания?

— Я человек, работающий в области здравоохранения, который основывается на фактах и науке.

Единственный способ победить в войне против COVID-19 — солидарность. Никто не в безопасности, пока все не в безопасности

Вы упомянули США. Давайте посмотрим на Евросоюз. Если у стран ЕС будет вакцина, а у восточной части региона — нет, то Евросоюз не будет в безопасности. Поэтому солидарность — это не просто моральный принцип, а верный путь, потому что границы никогда не могут быть закрыты герметично. И я уверен, что государства это поймут.

— К вопросу о солидарности. Сообщается, что развитые государства уже заключили контракты на приобретение миллионов доз вакцин от коронавируса, которые будут доступны в первые месяцы. Таким образом, развивающиеся государства рискуют остаться без вакцин вплоть до 2022 года. Есть ли какой-то способ обеспечить справедливый доступ?

— Это моя главная задача и также причина, почему я приехал в Россию. ВОЗ вместе с Международным альянсом по вакцинации и иммунизации GAVI и Глобальной коалицией по инновациям для предупреждения эпидемий CEPI учредила глобальный механизм COVAX, к которому присоединились более 170 стран. Благодаря этому механизму страны с низким уровнем дохода получат доступ к вакцине. Я также получил заверения на высоком правительственном уровне, что, когда российская вакцина, и, может быть, даже не одна, будет преквалифицирована ВОЗ, российская сторона проявит солидарность. Я также поблагодарил вице-премьера Татьяну Алексеевну Голикову и [руководителя Роспотребнадзора] Анну Юрьевну Попову за огромную поддержку, которую Россия оказывала Европейскому бюро ВОЗ, в частности по Центральной Азии.

ВОЗ разработала важный документ, который определяет, какие три группы населения должны получить вакцину от COVID-19 в первую очередь, если ее количество ограничено.

Первыми доступ к вакцине должны получить медицинские и социальные работники, которые составляют 3% населения. Следующая группа — люди старше 65 лет, составляющие 10% населения. И последние 7% — пациенты с так называемой коморбидностью — одновременным наличием нескольких заболеваний

Может быть, понадобится более одного типа вакцины для разных групп населения.

— Как директор Европейского регионального бюро ВОЗ вы могли наблюдать различные подходы стран Европы к борьбе с пандемией. Большинство ввели жесткий карантин, тогда как ряд государств, например Швеция и Белоруссия, этого делать не стали. Какой путь после полугода пандемии доказал свою эффективность и какой должны выбирать государства в случае второй волны?

Это важный вопрос, потому что мы уже наблюдаем вторую волну. Прежде всего, я бы хотел напомнить, что системы здравоохранения отличаются от государства к государству. Это значит, что у нас нет идеального пакета рекомендаций для любой страны, они должны быть адаптированы в зависимости от эпидемической ситуации, а также быть культурно приемлемы. Что касается Швеции — в Скандинавских странах очень высокий уровень доверия к государству. Если государство говорит: необходимо физическое дистанцирование, — люди склонны этому верить. Я называю это особым партнерством между людьми и государством.

Я думаю, что в отношении Белоруссии и Швеции есть недопонимание ситуации. Я был в обеих странах, и там было введено много ограничений. Чего они не объявляли — так это общенационального карантина

Но в Швеции люди соблюдали меры физического дистанцирования. Белоруссия также следовала многим рекомендациям ВОЗ.

Таким образом, для борьбы с пандемией необходимо выполнение трех условий. Первое — лидирующая роль государства. Мы видели, что в странах, которые реагировали незамедлительно и решительно, ситуация была лучше. В то же время в государствах, где можно было наблюдать отрицание пандемии и дезинформацию о ней, вирус был беспощаден. Поэтому руководство должно направлять четкие сигналы, которые не запутывают население и особенно молодежь. И мы сейчас активно работаем с учеными в области социологии и поведения для понимания того, что движет поведением населения.

Второе условие — солидарность всего общества. На самом деле я бы хотел поблагодарить россиян, я здесь наблюдал значительное следование правилам. Третье условие — борьба с усталостью.

Я думаю, это сейчас самый большой вызов. Люди устали от ограничений. Это долгий кризис. У нас будет трудная зима. Нам необходима солидарность, чтобы это пережить, и поэтому 2 октября я созываю виртуальную конференцию с участием министров всех 53 государств, чтобы выработать рекомендации по преодолению усталости в людях

Приведу вам пример. Согласно исследованию ВОЗ, в 130 странах 55% молодых людей очень беспокоит чувство одиночества во время пандемии. Я это вижу, поскольку у меня две дочери — Настя и София.

— Русское имя?

— Да, жена русская, сибирячка. Уже 25 лет (говорит по-русски).

Молодежь устала, они хотят быть с друзьями. Кроме того, 44% молодых людей опасаются потерять доход. И опять же государство должно предоставить социальную поддержку.

— Вы упомянули о второй волне коронавируса в Европе. Можно ли говорить о второй волне и в России?

— Для меня Россия — это тоже Европа. Я сказал "вторая волна", но можно смотреть на это как на продолжение первой волны. В апреле — июне мы наблюдали снижение, но не по естественной причине, а из-за строгого карантина.

Но вирус никуда не ушел, поэтому, когда карантин заканчивается, вирус возвращается.

Но хорошая новость заключается в том, что февральская ситуация не повторится, когда мы были застигнуты врасплох скоростью распространения вируса и больницы были переполнены

Сейчас у государств гораздо больше возможностей тестировать население и наблюдать за пациентами. Кстати, у России невероятные возможности тестирования. То есть теперь мы не должны сразу думать о немедленном введении общенационального карантина, надо действовать локально.

— Вы сказали, что естественного спада заболеваемости коронавирусной инфекцией нет. Это означает, что вирулентность коронавируса не снизилась?

— На данный момент нет.

Количество случаев растет, но смертность снизилась, меньше людей госпитализируют и находятся в реанимации. Но у нас нет достаточно данных о том, что произошла мутация

Одна из причин [снижения смертности], может быть, заключается в том, что пожилые люди сейчас лучше знают, как защититься. Во многих странах ЕС была катастрофа с гибелью пожилых людей. Но сейчас государства и сами люди знают, что делать. Моему отцу 85 лет, и он очень строго следует правилам, потому что знает, что уязвим. И в этом смысле это способствует снижению смертности.

Но зимой ситуация может измениться. И еще один важный урок, которому мы можем научиться у России, — это охват вакцинацией от гриппа. Попова и Голикова сказали мне, что по распоряжению президента планируется вакцинировать от гриппа 60% населения и порядка 13% уже привились. Мы думаем о коронавирусе, но давайте подумаем о вакцинах, которые у нас уже есть, — от пневмококковой инфекции, от гриппа. Когда я вернусь в Копенгаген, то сделаю прививку от гриппа.

— Я тоже уже привилась. К слову, есть мнение, что некоторые вакцины, например БЦЖ, могут снизить тяжесть протекания COVID-19 и смертность. Располагает ли ВОЗ какими-то данными, подтверждающими эту точку зрения?

— Еще нет, но мы это изучаем. В России очень высокий охват вакцинацией БЦЖ, в Африке тоже высокие показатели, но слишком рано что-то говорить.

— Как вы считаете, станет ли коронавирус сезонной инфекцией, как грипп?

— Это возможно. Честно говоря, не знаю, когда это может случиться, но я оптимист, что значит, что я надеюсь на лучшее, но готовлюсь к худшему.

— В последнее время ВОЗ подвергалась критике, с различных сторон звучали предложения реформировать организацию. Москву, кстати, удивило решение ВОЗ не включать Россию и некоторые другие страны в комиссию по оценке готовности к пандемии новой коронавирусной инфекции и ответных мер. Как бы вы могли пояснить это?

— Решение, о котором вы говорите, относится к компетенции штаб-квартиры ВОЗ в Женеве. Всемирная ассамблея здравоохранения попросила гендиректора ВОЗ Тедроса Аданома Гебрейесуса учредить независимую комиссию для оценки готовности к пандемии, которую он предложил возглавить бывшему премьер-министру Новой Зеландии Хелен Кларк и экс-президенту Либерии Эллен Джонсон-Сирлиф. Это независимая комиссия, но то, что она независимая, не означает, что там обязательно будут равноценно представлены государства с точки зрения геополитики.

Тем не менее я понимаю озабоченность России, поскольку у нее большой опыт в этом вопросе, и передал это премьер-министру Мишустину и министру Лаврову. Также я поделился своими озабоченностями с доктором Тедросом.

Я могу предпринимать то, что в пределах моего мандата. Я учредил Общеевропейскую комиссию по здоровью и устойчивому развитию, которая рассмотрит изменения в обществе, произошедшие во время пандемии, и что они будут означать для системы здравоохранения и социального обеспечения в будущем, включая цифровое здравоохранение, кадровые ресурсы. И я очень удовлетворен, что Россия представлена в комиссии на высоком уровне Игорем Шуваловым. Я встретился с ним в понедельник, и мы обсудили перспективы государственно-частного партнерства в исследованиях и разработках вакцин.

— Не могу не задать вам следующий вопрос. Было много спекуляций на тему происхождения коронавируса: является ли оно естественным или искусственным. Какова ваша точка зрения? И как вы думаете, можно ли ожидать новой пандемии в ближайшем будущем?

— Первый вопрос изучают китайские эксперты, и ВОЗ приглашена к участию. Исследования продолжаются, и, конечно, очень важно это выяснить. Но сейчас я не могу сказать ничего более, чтобы не подвергать опасности сам процесс. Самое главное, что ВОЗ участвует в этом.

Что касается новой пандемии, вопрос только в том — когда. Эту пандемию ВОЗ тоже предсказывала и все же была застигнута врасплох. Поэтому вопрос не в том, будет ли другая пандемия, но как лучше к ней подготовиться

Это правда, что некоторые страны Европы с очень сильной системой здравоохранения оказались в худшем положении. Поэтому важна не только система здравоохранения, но и слаженная работа всех секторов. Для меня было очень важно встретиться с премьер-министром Мишустиным, и я также попросил господина Лаврова во время моего следующего визита организовать встречу с главой государства Путиным.

— Когда состоится ваш следующий визит в Москву?

— Я сказал, что, если есть необходимость, я готов приехать в Россию в любое время. Но в середине ноября я точно буду здесь, потому что доктор Мурашко пригласил меня на очень важную конференцию ЕС и России по здоровью. Еврокомиссар по вопросам здравоохранения Стелла Кириакидис тоже приедет сюда.

Беседовала Лейла Тураянова