Все новости
Фрагменты новых книг

Пережить, оплакать и забыть. Отрывок из книги психотерапевта о внутреннем кризисе

© Mark Nazh/Shutterstock/FOTODOM
В основе новой работы Екатерины Сигитовой — ее вебинары для тех, кому нужна была помощь во время пандемии. Спустя почти год после начала локдаунов автор собрала личный опыт и опыт тех, кто обращался к ней, в практическое руководство, с помощью которого можно осознать свои проблемы, прожить их, а самое главное — отпустить

Кризис — это "идеальный шторм", по крайней мере, так считает психотерапевт и доктор наук Екатерина Сигитова. На протяжении долгого времени она в своем блоге помогала людям, писала статьи и предлагала методики по преодолению проблем. Все это легло в основу ее новой работы — "Идеальный шторм. Как пережить психологический кризис", которая выходит в издательстве "Альпина Паблишер". 

Наверное, каждый человек на Земле сталкивается с внутренним кризисом хотя бы раз в жизни (особенно учитывая события прошлого года). Триггером может быть все что угодно — от ухода близкого человека до потери любимой работы или чего-то менее значительного. Как пережить горе и начать двигаться дальше? Что происходит с нами, когда мы переживаем что-то столь болезненное? Обо всем этом — простым языком, легко и понятно — рассказывает Сигитова, чередуя теорию с полезными заданиями, которые могут помочь оказавшимся в такой ситуации людям. 

Что делать с горем?

Прежде чем мы начнем что-то делать с горем, важно научиться отличать нормальное горе от осложненного. В кризисе нам важно понимать, нормально ли мы реагируем для той ситуации, в которой находимся, или у нас уже есть затруднения.

Осложненное горе, собственно говоря, бывает двух типов. Есть горе сложносоставное, когда к реакции на утрату и кризис примешиваются сильные требования внешней среды. То есть одновременно с гореванием нужно еще напрячься и продолжать что-то делать под высокой нагрузкой. В таких условиях человек не может полноценно переживать потерю, так как ему нужно одновременно решать еще стопятьсот задач. Я подозреваю, что жизнь большинства взрослых людей именно такова. Нам трудно просто сесть и поплакать, так как обычно у нас много неотменяемых дел, что и дает определенный риск осложненного горя.

Второй вариант — затяжное горе, т.е. когда мы горюем-горюем, а горе все не кончается. И непонятно, то ли мы слишком глубоко закопали какой-то кусочек боли и к нему просто нет доступа, то ли все время появляются новые напоминания об утрате и мы никак не можем выйти из этого замкнутого круга. Нет естественного завершения горя, нет выхода, выныривания из него*.

Пример, который я хочу привести для иллюстрации этого абзаца, связан с ПТСР у участников военных действий. ПТСР — это посттравматическое стрессовое расстройство, которое начали когда-то впервые изучать на опыте людей, участвовавших в военных конфликтах, т.е. солдат. Обнаружилось, что многие из них после возвращения в мирную жизнь продолжают реагировать так, будто они все еще находятся на поле боя. Например, бывший солдат идет по улице, и вдруг рядом с ним лопается автомобильная шина. БУХ! При ПТСР человек моментально переключается в боевой режим. Он может упасть на землю, уползти в укрытие, искать оружие или на кого-нибудь наброситься. У него происходит выброс адреналина, зашкаливают все датчики опасности, могут быть флешбэки о том, что по нему ведут огонь... если бы не было ПТСР, его мозг быстро сделал бы поправку: так, стоп, мы сейчас не на поле боя, это город, вот рядом машина, наверное, у нее лопнула шина.

Так и у нас с вами. Если необходимая в мирное время поправка делается мозгом с запозданием или вообще не делается и только посторонние люди могут нас встряхнуть, поднять и все объяснить про окружающую реальность, то это явно осложненное переживание. Соответственно, наша задача — научить мозг помнить, что когда мы выйдем из кризиса, то вокруг снова будет нормальная, а не враждебная среда. И даже если что-то внезапное рядом с нами происходит, все равно мы не отправляемся снова назад в кризис. Например, если мы видим человека в шлеме на улице, то это не значит, что у нас война, это, скорее всего, мотоциклист.

То есть на выходе мы с вами собираемся научить ваш мозг снова возвращаться к нормальному функционированию, отличая кризис от обычной жизни. И даже если новая жизнь будет содержать следы старой, то мы (я надеюсь!) научим ваш мозг не реагировать так, будто все старое вернулось.

Итак.

Если мы вошли в контакт со своим горем и встретились с чувствами о том, что именно потеряли, то мы находимся в очень глубокой точке. Давайте попробуем в ней немного побыть, а потом подняться оттуда на поверхность естественным для вас способом, в вашем темпе. Уточню, что "подняться на поверхность" — это не про то, что надо заменить горестные переживания на что-то позитивное. Конечно, я тут и там шучу и пытаюсь разбавлять мрак и тьму, но стараюсь не злоупотреблять этим, потому что в горе важно не отвлекаться. Часть общепринятых и публично рекомендуемых способов справиться с горем содержит в себе именно попытки отвлечься, сместить фокус внимания, но, увы, это не терапевтично и не лечебно. Если мы будем все время отвлекаться, у нас будут оставаться неотгореванные, непрожитые и застрявшие куски. То, к чему мы получаем доступ в момент горевания, — важно, и важно все это продышать и прожить, чтобы оно вышло из нас навсегда. Этого никак не добиться, если часто отвлекаться и переключаться.

Какие есть способы продышать и прожить утрату не отвлекаясь?

Прежде всего это организация горевания.

Суть в том, что надо поделить жизнь на зоны, в которых мы горюем и в которых мы не горюем, т.е. функционируем обычным, нормальным образом.

Какие есть виды организации горевания? Первый вариант — организация горевания по времени. Например, раз в неделю вы выбираете день, выделяете для себя в этом дне час, или два часа, или пять (на ваше усмотрение) и в это время занимаетесь только гореванием. Вспоминаете "вот это я утратил/а", "туда бы я пошел/пошла", "вот так оно выглядело" в любых подробностях, какие вам по силам. В это время вам может быть плохо, вы можете плакать, — это нормально. В конце концов вы начинаете прощаться со всем утраченным, раны постепенно затягиваются, и горе потихоньку сходит на нет. Возможно, на такие сеансы горевания у вас уйдет много времени, а может, и не очень, — все зависит от ваших жизненных обстоятельств и от того, что вы оплакиваете.

Важно соблюдать назначенное себе время: например, вы решили, что ваше горевание будет по четвергам с восьми до девяти вечера или по субботам с десяти до двенадцати. Во все остальное время, если у вас возникают горестные мысли и вас тянет в слезы и боль, вы себе напоминаете: так, у меня сессия горевания в субботу с десяти до двенадцати, сейчас запишу, что вот про эту тему я хочу погоревать, она явно просится наружу.

Второй вариант — организация горевания по темам. В кризисе люди теряют разное: есть абсолютно необходимые вещи, есть планы и процессы "для себя" и для развития, есть многое другое. Подумайте, какие у вас были потери. Когда вспомните, начинайте горевать по темам: например, в эту неделю/месяц я занимаюсь процессингом и горем от потери свободы передвижения. Теперь я не могу много гулять, не могу ездить в дальний магазин на велосипеде и покупать сушеных ящериц и т.д.

Вторая неделя/месяц — другая тема. Все, что всплывает по остальным темам, — в другой раз, в третью или четвертую недели/месяцы.

Еще одна широко известная и очень светлая идея о том, что делать с горем и утратами, — это похороны. Как бы странно эта идея для вас ни звучала, не торопитесь ее отбрасывать. Если вы потеряли что-то очень важное, вы можете придумать ритуал и похоронить это. Не обязательно именно закапывать в землю: ритуалов похорон множество, и вы можете выбрать для себя наиболее подходящий: религиозный, языческий, фантастический или придумать свой. Пустить по воде, развеять пепел, бросить с горы и т. д. Ритуалы можно скомбинировать. Практика показывает, что похороны того, что умерло, могут быть очень исцеляющим опытом. По идее, любой человек рано или поздно должен похоронить своих мертвых, он не может вечно их таскать за собой (во всех смыслах). Так что все эти потерянные вещи, планы, процессы могут нуждаться в каком-то ритуале, чтобы мы могли попрощаться с ними окончательно, если мы точно знаем, что этого уже с нами не будет.

Похороны важны еще и потому, что в горе нам не хватает моделей поведения и переживания, нам бывает нечего потрогать руками, чтобы дать голове минимальный опыт прощания через мир физических вещей. Если придумать символ и устроить реальную церемонию похорон, вы сможете успешно решить эту задачу.

Другая техника, которая помогает организовать горевание, — "Пустой стул", пришедший из метода гештальт-терапии. Мы ставим напротив себя пустой стул, который предназначен для человека, процесса или чего-то нами утраченного. Мы мысленно представляем того или то, что сидит на этом стуле, и разговариваем с ним. Говорим о чем хотим. Обсуждаем то, чего не произошло, поскольку этого человека (процесса, вещи, планов) больше с нами нет. Эта техника перекликается с сочинением финального сообщения об утрате (см. задание 4). Отличие в том, что мы не ограничиваемся одним сообщением и можем свободно фантазировать. У нас может получиться полноценный разговор, и наша утрата, которую мы представляем сидящей на стуле, тоже может нам что-то говорить, что-то отвечать, — другими словами, это может быть настоящий обмен и диалог. 

Еще есть техника — "Тонглен". Ее суть состоит в том, что, когда мы представляем себе других людей и их утраты, мы чувствуем соединение и совместность. Если вы потеряли какую-то суперуникальную штуку, в мире непременно найдется человек, который тоже ее потерял. Даже если вы лично не знакомы, все равно этот способ поможет мысленно соединиться с ним. Выдохнуть любовь, исцеление и принятие для него/нее тоже. Поддержка других очень важна, а людям в горе она важна как ничто другое.

Следующий способ работы с горем — написать своей утрате письмо. Это вариант "Пустого стула" для тех, у кого сложно с подобными техниками. Очень важно писать от руки, а не печатать, потому что, когда мы пишем, мы тратим больше энергии, а техника и должна быть энергоемкой. Пишите от руки, даже если вы последний раз это делали 20 лет назад. Как сумеете, так и пишите. Желательно, чтобы письмо не состояло из двух строчек, а было минимум строчек 10–15, чтобы вы смогли выразить все, что хотите. Максимальный объем не ограничен.

Если есть возможность выговориться кому-то, кто не будет давать советов, а будет только слушать, то стоит это сделать тоже. Лечебная атмосфера в группах поддержки для горюющих состоит именно в том, что это не пространство советов, а пространство эмпатичного слушания. Как я уже говорила, горе нельзя починить или исправить и нет единственно правильного способа его переживать. Мы можем только слушать друг друга, мы можем быть друг с другом вместе. В этот момент мы находимся в одном пространстве, все в одной лодке, независимо от того, кто что утратил. Тут не может быть никаких советов. Если у вас в окружении есть человек, с которым этот опыт возможен, попросите его вас выслушать и с вами побыть, не поднимаясь в своих откликах выше уровня "ок, а у меня было вот так". Одно из самых лучших лекарств от горя и утрат — просто побыть с кем-то рядом, пока вам плохо.

Вся эта идея про организацию горевания дает нам структуру — то, что очень важно в любом кризисном переживании. Если вы многое потеряли, горе может вас сильно затапливать. Возможно, вся ваша жизнь разрушилась и вы чувствуете, что опоры полностью выбиты у вас из-под ног. Организация горевания поможет вам вернуть эти опоры или хотя бы их часть. Исчезает ощущение, что горе тотально, что жизнь превратилась в одно сплошное оплакивание потери.

Если у вас есть мысли о том, как вы организовывали в прошлом свое горевание или как бы вы это сделали сейчас, — не слушайте меня и делайте свое. Вперед! Я знаю, что многие рисуют, лепят, что-то еще делают руками и так проживают свое горе. Если воссоздать снаружи то, что происходит внутри, — это тоже организация горевания, это сосредоточение горевания в одном месте, и это место хотя бы частично находится вне вашей головы.

Практические советы:

  • Если вы, погрузившись в оплакивание утраты, намертво зависаете в горевании и не можете его прервать, важно правильно оформить выход из него. Подойдет тщательная организация по времени, можно ставить, например, напоминалку и при ее срабатывании прекращать горевание, уходить по сигналу. Можно продумать ритуал выхода, например, как будто вы физически выдыхаете горе, оставляете его там, где сидели. Или назначить какой-то предмет вашим ключом наружу, из горя, и т. д.
  • Если у вас очень сильные, буквально непереносимые эмоции, то можно кричать: в дýше, в местах с большим фоновым шумом (например, под мостами в момент прохода поезда), в воду. Можно ругаться, материться, просто орать: "А-а-а!" Как кричать в воду? Вдох, погружаем лицо целиком в воду и кричим на выдохе (снаружи не слышно). Также можно бить подушки, швыряться мягкими, нетравмоопасными вещами. Пожалуйста, соизмеряйте удары и энергию, ведь можно случайно сломать себе руку и об мягкий предмет. Бить лучше не жесткую стену, а мягкое — подушку, диван. Ваша задача — не покалечиться физически и тем самым не добавить себе горевания о том, что у вас сломана рука или разбит нос, нет. Главная задача — облегчить свое горевание и выпустить эмоции с соблюдением техники безопасности.
  • Что, если нет слез и совсем не плачется? Слезы есть не у всех. Норма — это и когда они есть, и когда их нет. Большинство людей плачут, когда им плохо и когда они горюют, но плачут не все. Если вы думаете, что вам надо поплакать, помогите себе: используйте что-то, что вам поможет, — фильм, музыку, стихотворение, видео. В интернете есть много подборок всякого плакательного.
  • Важный момент в процессе горевания об утратах: как вы поймете, что все делаете правильно? Ваше состояние изменится. Знак того, что с горем более-менее все идет в нужную сторону, — это появление чувства опустошенности. Оно не всегда бывает явным и сильным, но его нетрудно заметить: если вы устали физически и эмоционально — это значит, что часть работы с горем проделана и что-то вы уже отпустили. Пока что, в эту секунду усталости, у вас нет причин продолжать горевать дальше. Прямо сейчас, конкретно в этот момент, вы не захлебываетесь от боли. Вы снова можете слышать происходящее за окном, как-то отвечать, переключаться, — это значит, что кусочек горя уже ушел. Вот это и есть знак того, что все идет правильно и в нужную сторону.