Все новости

Выборы в Европарламент: высокие ставки при низкой явке?

© EPA-EFE/STEPHANIE LECOCQ
В Европарламент на следующий срок изберут 751 депутата

Выборы в Европарламент начинаются в Евросоюзе в четверг. Голосование будет проходить во всех 28 странах сообщества и продлится четыре дня - до воскресенья, 26 мая. Это объясняется различиями избирательных норм в разных государствах, предпочитающих голосовать в разные дни недели. Это самое продолжительное голосование в Европе, однако мировая практика знает и более длинные электоральные процессы.

В четверг, 23 мая, проголосуют жители Нидерландов и Великобритании, в пятницу - Ирландии и Чехии, в субботу - Латвии, Мальты и Словакии. Воскресенье - самый популярный в ЕС день голосования, его предпочитает 21 государство сообщества. В пяти странах ЕС выборы обязательны: в Бельгии, Болгарии, Греции, на Кипре и в Люксембурге. В случае неявки граждан ждет штраф.

В Европарламент на следующий срок - с 2019 по 2024 год - будет избран 751 депутат. Их численность от каждой страны определена по квотному принципу пропорционально населению. Больше всего депутатских мандатов у Германии - 96, меньше всего - у Кипра, Мальты и Люксембурга - по шесть.

В парламенте нового созыва число депутатских мандатов должно было сократиться до 705 в связи с выходом Великобритании из ЕС, который был запланирован на 29 марта. Однако Брюссель и Лондон не смогли договориться об условиях европейского "развода" в срок, Великобритания получила отсрочку до 31 октября. В результате королевство примет участие в выборах в Европарламент на общих основаниях. После Brexit британские евродепутаты сдадут свои мандаты, после чего 46 из 73 принадлежащих Соединенному Королевству мест будут ликвидированы, а остальные - перераспределены между остающимися государствами в связи с изменением соотношения их населения после Brexit.

Высокие ставки

Ставки на выборах в Европарламент высоки: от их результатов будет зависеть распределение руководящих постов в институтах Евросоюза. 31 октября истекают полномочия главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера и остальных 27 членов ЕК, главы Евросовета Дональда Туска, верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини. Спикер ЕП Антонио Таяни уже сложил свои полномочия вместе со старым составом Европарламента. Никто из них не будет выдвигаться на новый срок.

Среди них наиболее широкими полномочиями обладает руководитель исполнительной власти ЕС - Еврокомиссии. До 2014 года его просто назначали главы государств и правительств сообщества на закрытых саммитах. Это было оправдано, пока Евросоюз был просто международной организацией, а Еврокомиссия - технической координационной структурой.

Но по мере расширения Евросоюза и углубления интеграции его членов полномочия Еврокомиссии быстро росли, превращая ее фактически в транснациональное европейское правительство. Соответственно, возникла проблема демократии: если премьер-министров и президентов в странах ЕС определяют выборы, то главу Еврокомиссии просто назначали политические элиты.

В результате в подписанном в 2007 году Лиссабонском договоре о Евросоюзе появилась статья о необходимости учитывать результаты выборов в Европарламент при назначении главы Еврокомиссии. Соглашение, однако, не определяло никакой точной процедуры. Лишь к европейским выборам 2014 года оформилась система "единого кандидата", которую в Брюсселе называют на немецкий манер "шпиценкандидат" (Spitzenkandidat).

Ее суть заключается в том, что все ведущие фракции Европарламента определяют своих кандидатов на пост главы Еврокомиссии. Победитель выборов, то есть единый кандидат от коалиции фракций, которые соберут большинство в Европарламенте, должен быть утвержден на этот пост саммитом ЕС и сессией Европарламента.

Начальники партий

Самые большие шансы на победу имеет крупнейшее европейское наднациональное политическое объединение - Европейская народная партия (ЕНП), объединяющая партии христианско-демократической ориентации. Она лидировала в ЕП более 30 лет. Уходящий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер также был ставленником этой политической силы. Все основные прогнозы сходятся во мнении, что она сохранит лидерство и на этих выборах, хотя и ослабит позиции. Иными словами, кандидат от ЕНП немец Манфред Вебер имеет самые высокие шансы возглавить Еврокомиссию.

Его основной оппонент - нынешний первый замглавы Еврокомиссии голландец Франс Тиммерманс, представитель второй по величине фракции Европарламента - "Прогрессивный альянс социалистов и демократов", объединяющей партии социалистической направленности. Третьим претендентом считается еврокомиссар по конкуренции Маргрете Вестагер, которую выдвинул "Альянс либералов и демократов в поддержку Европы" - фракция либерально-демократических партий, которая имеет шансы подняться с четвертого на третье место в новом Европарламенте.

Новый глава Еврокомиссии должен будет в течение лета подготовить состав коллегии еврокомиссаров, который затем также будет одобрен Европарламентом. Что касается остальных постов в институтах ЕС, то их главы государств сообщества будут распределять по старинке, то есть в ходе закрытых консультаций на июньском саммите Евросоюза. Подбирая кандидатов на эти должности, они постараются соблюсти географический и половой баланс, чтобы в руководстве ЕС были выходцы из всех регионов сообщества, в равной степени были представлены мужчины и женщины.

Дебаты и кандидаты

Единые кандидаты с начала мая проводили в Брюсселе и столицах ведущих стран сообщества теледебаты. Увы, по всем основным позициям, будь то дилемма политики жесткой бюджетной экономии или стимулирования экономики, миграционные проблемы, торговые войны или вопросы климата, позиции единых кандидатов так похожи друг на друга, что по итогам дебатов сформулировать их политические отличия непросто. Они все за общеевропейское решение проблемы миграции и против обязательных квот на расселение мигрантов, против политики жесткой бюджетной дисциплины, за свободную торговлю и ужесточение экологических норм.

И все как один в ходе дебатов стараются не упоминать Россию, видимо, считая тему отношений с ней слишком опасной темой. Впрочем, что Вебер, что Тиммерманс в своих интервью перед выборами активно выступали против "Северного потока - 2" и за продолжение "международного давления на Россию для защиты основанного на правилах миропорядка".

Слушая их, закрадывается подозрение, что несмотря на различия в идеологии своих партий, все они на посту главы Еврокомиссии будут делать одно и то же. Впрочем, избирателю в странах ЕС знание этих кандидатов мало что добавит. За них никто не голосует персонально. Голосование идет за политические партии национального уровня, которые, входят в наднациональные политические объединения, которые, в свою очередь, выдвигают кандидатов на пост главы Еврокомиссии, которых, должен утвердить саммит ЕС.

Трудно предположить, что избиратели знают все эти непростые взаимосвязи и отдают себе отчет кому из "шпиценкандидатов" отойдет голос француза, проголосовавшего за движение президента Эмманюэля Макрона "Республика на марше". Правильный ответ - Маргрете Вестагер, поскольку партия Макрона войдет в новом ЕП в "семью" либералов.

Проблема явки

Демократическая ценность любых выборов определяется, в первую очередь, явкой избирателей. В этом у Европарламента большая проблема - явка на этих выборах неуклонно падает, скатившись с 61,99% в 1979 году, когда были впервые введены прямые выборы в ЕП, до 42,61% на последних выборах 2014 года. Большинство наблюдателей в Европе считают этот процесс наглядным показателем кризиса Евросоюза и утраты интереса людей к европейскому проекту, обратной стороной которого стал рост популярности евроскептиков и радикалов.

В этом году европейские политики надеются, что явка вырастет, чему способствует общая тенденция к политической активизации европейцев. "Желтые жилеты" во Франции, Brexit в Великобритании, политический кризис в Австрии, молодежные манифестации за климат по всей Европе - все это способствует активизации как проевропейского, так и евроскептичного избирателя.

Сила и слабость скептиков

Третий ключевой вопрос выборов: как покажут себя евроскептики и националисты. Кстати, это далеко не всегда синонимы. Например, самая популярная во Фландрии партия "Новый фламандский альянс", которая выступает за децентрализацию Бельгии и предоставление максимально широкой автономии региону, при этом является убежденной проевропейской политической силой. Это же можно сказать про сторонников независимости Каталонии в Испании.

Опросы прочат четвертое место в новом составе ЕП "Европейскому альянсу народов и наций" (бывшая партия "Европа наций и свобод"), большинство членов которого представляют французскую партию "Национальное объединение" (бывший "Нацфронт") Марин Ле Пен.

Однако проблема радикалов именно в национализме, за счет которого им сложно найти общий язык с радикалами из соседних государств. А без формирования таких коалиций в созданном по квотному принципу Европарламенте добиться чего-либо невозможно. Итальянское "Движение "Пять звезд" не будет сотрудничать ни со своими партнерами по правительственной коалиции в Италии - "Лигой" Маттео Сальвини, ни с "Национальным объединением" Ле Пен, зато, вероятно, объединится с депутатами британской Партии Brexit убежденного евроскептика Найджела Фараджа. Но даже в таком составе они смогут претендовать максимум на восьмую позицию в Европарламенте.

При этом в самой Великобритании Партия Brexit бьет все рекорды в опросах общественного мнения перед выборами в ЕП. Ей прочат 34% голосов. Это делает ее буквально недосягаемой для традиционных партий: Лейбористской (16%), либеральных демократов (15%), "зеленых" (11%) и правящей Консервативной партии (10%), растерявшей поддержку на фоне невозможности осуществить выход из ЕС.

Зато все британские аутсайдеры из партий традиционного спектра войдут (ненадолго) в ведущие фракции Европарламента, лидирующие позиции которых объясняются, в первую очередь, большим числом входящих в них партий.

Денис Дубровин