Все новости
Торговая война

США против Франции. Как великие державы поссорились из-за вина

Президент США Дональд Трамп и президент Франции Эмманюэль Макрон
© EPA-EFE/LUDOVIC MARIN / POOL
На встрече в Нормандии 6 июня Макрон и Трамп еще выглядели друзьями, но вскоре торговый спор испортил их отношения

В администрации США не против заработать на бутылке доброго бургундского, даже если это выльется в торговую войну с Францией. Президент Дональд Трамп призвал Париж выравнять действующие в двух странах акцизы на ввоз алкоголя, угрожая в противном случае поднять тарифы на французские вина. Ранее Америка уже нанесла Пятой республике чувствительный урон, увеличив сборы за ввоз стали и алюминия. Неприятности оттенило символическое событие. В июне стало известно, что дерево, совместно посаженное Трампом и Макроном в знак дружбы, не смогло пустить корни и погибло.

Президент США Дональд Трамп и президент Франции Эмманюэль Макрон с супругами Брижит Макрон и Меланьей Трамп во время посадки дуба на лужайке Белого дома, 23 апреля 2018 года AP Photo/Andrew Harnik
Описание
Президент США Дональд Трамп и президент Франции Эмманюэль Макрон с супругами Брижит Макрон и Меланьей Трамп во время посадки дуба на лужайке Белого дома, 23 апреля 2018 года
© AP Photo/Andrew Harnik

Хмель проходит

С точки зрения экономики на руках у Трампа аргументы, которые Макрону парировать трудно. Торговый сбор за поставку вина во Францию составляет от 11 до 29 центов в зависимости от марки напитка. В CША этот показатель вдвое ниже — от 5,3 до 14,9 цента. Быть французским виноделом в Америке выгоднее, чем наоборот. "Франция затрудняет продажу нашего вина на своем рынке, а мы, наоборот, облегчаем им у себя работу из-за своих низких тарифов. Это несправедливо, и потому нужно, чтобы так больше не было", — заявил телекомпании CNBC рассерженный Трамп.

Выпады президента США — часть его общей стратегии. Вашингтон ведет наступление на страны, с которыми имеет торговый дисбаланс, то есть закупает у них больше товаров, чем поставляет в ответ. В случае с Францией разница особенно наглядна. Разрыв между экспортом и импортом у сторон составляет €621 млрд и только растет. После того как в 2017 году Трамп добился снижения налогов, положение усугубилось. На сэкономленные деньги американцы стали приобретать больше товаров из Европы, в том числе и французских. Всего за последние десять лет торговый дисбаланс между Францией и США вырос на €70 млрд.

Война рукопожатий

Не вызывает удивления, что Трамп пробует "выравнять счет с Парижем", точно так же, как с Берлином, Пекином или Токио. Однако сделать это можно только ценой дружеских связей. Ведь за торговые преференции союзники США традиционно расплачиваются дипломатической лояльностью. Сохранить ее, но при этом заставить партнеров платить больше — цель американского президента. Только получается пока неважно: экономические убытки остаются, а доверительные отношения с европейскими и восточноазиатскими лидерами не складываются. Больше того, некоторые из них, как премьер Канады  Джастин Трюдо или канцлер ФРГ Ангела Меркель, похоже, рассматривают повышение пошлин американцами как личный выпад против себя.

В том же ключе, вероятно, рассуждал и Макрон, отношения которого с Трампом резко испортились летом 2018 года. До повышения тарифов на сталь и алюминий оба политика демонстрировали симпатию, а их отношения называли крепкой мужской дружбой — "бромансом". Однако попытка Макрона конвертировать личное обаяние в практические дивиденды не увенчалась успехом. Отговорить Трампа от повышения тарифов не вышло. Тогда и тон в отношениях двух лидеров качественно поменялся.

Вернувшийся из неудачной поездки в США в апреле 2018 года Макрон позволил себе резкие высказывания о Соединенных Штатах, заподозрив те в намерении превратить своих союзников в "вассалов", установив господство над ЕС. С тех пор французский лидер постоянно критикует американцев, припоминая им и "односторонний подход" к торговым отношениям, и сомнения в глобальном потеплении, и неконструктивный, с точки зрения Парижа, взгляд на решение ближневосточных проблем.

Вот уже много месяцев между французским лидером и его американским коллегой продолжается "война рукопожатий". При личной встрече Макрон старается стиснуть ладонь Трампа настолько сильно, чтобы на ней остались следы. Когда это не укрылось от внимания репортеров, глава Пятой республики признался, что действует намеренно. Крепкие объятия с президентом США, заявил Макрон, нельзя считать "невинным жестом". Их надо рассматривать иначе — как политический армрестлинг.

Президент Франции Эмманюэль Макрон и президент США Дональд Трамп во Франции, 6 июня 2019 года AP Photo/Alex Brandon
Описание
Президент Франции Эмманюэль Макрон и президент США Дональд Трамп во Франции, 6 июня 2019 года
© AP Photo/Alex Brandon

Чей президент выше

Последнее рандеву между Трампом и Макроном, 6 июня 2019 года, тоже не обошлось без неприятностей. Французский лидер вступил в состязание с иностранным гостем заранее, обвинив американцев в "уничтожении" европейской металлургической промышленности посредством необдуманных протекционистских мер. Тон был задан, и наблюдатели стали ждать ответного твита Трампа. Однако американец взял паузу. На авансцену вышли протокольные службы, затеявшие спор о том, кому принадлежит заранее выбранное место встречи — американское кладбище во Франции: хозяевам-французам или США. От этого зависело, кто будет диктовать порядок подготовки встречи.

Спор зашел о такой мелочи, как длина микрофонного шнура. Как оказалось, оба лидера плохо смотрятся вместе. На фоне высокого Трампа Макрон выглядит непредставительно и не хотел бы выступать с длинным шнуром, еще более подчеркивающим этот недостаток. С огромным трудом стороны пришли к компромиссу. Однако раздражение дошло до такой точки, что о споре по анонимным каналам решено было сообщить СМИ.

На общей пресс-конференции оба политика заявили о взаимопонимании. Но стоило Трампу возвратиться домой, как он вновь перевел разговор с Францией на уровень угроз, пообещав ввести пошлины против французских вин. В ответ Макрон обвинил американцев в одностороннем подходе к международным проблемам, непонимании важности свободной торговли и тяжести угроз, которые влечет за собой глобальное потепление.

Армия противников Трампа

Желая заработать (или хотя бы сэкономить) на европейцах, Дональд Трамп часто прибегает к испытанному средству — призывает своих союзников по НАТО раскошелиться на совместную оборону. Согласно взятым на себя обязательствам, члены альянса обязаны тратить на военные расходы не менее 2% своих бюджетов — однако большинство, включая Германию и Францию, не дотягивают до этого уровня. Из Вашингтона все выглядит так, как будто европейцы вынуждают американцев оплачивать свои счета за себя.

Для Эмманюэля Макрона такая постановка вопроса — хороший повод ответить Трампу его же оружием. Французский лидер уже более года призывает так повысить военные расходы, чтобы создать отдельную европейскую армию, которая защищала бы Евросоюз, не давая США повода обвинять европейцев в нахлебничестве. Геополитически появление таких войск означало бы превращение Европы в полностью самостоятельный субъект мировой политики. Однако эта инициатива не продвинулась пока дальше угроз.

Французский политолог, глава Франко-российского аналитического центра "Обсерво" Арно Дюбьен рассказал ТАСС, что отношения между Пятой республикой и США остаются союзническими, но при этом переживают непростой этап в связи с тем, что у власти в Вашингтоне — Дональд Трамп. "На сегодняшний день отношения Франции и США — многогранные: и дружественные, и проблемные. Однако можно сформулировать так: невзирая на Трампа, французская элита остается настроенной проамерикански. Слишком многое связывает две страны — и на дипломатическом уровне, и на военном. Например, без американских разведданных французским военным трудно было бы проводить некоторые из своих операций в Африке. Это обеспечивает поддержку США в армии", — говорит Дюбьен.

 В таком контексте политолог рассматривает и проект создания европейских вооруженных сил, который Макрон продвигает в пику Трампу. "Эта идея часто озвучивается в последнее время, и все же ее будущность вызывает сомнения. О единой армии говорят, но никакой конкретики пока нет", — резюмирует собеседник ТАСС.

Игорь Гашков