Все новости
Европа боится второй волны пандемии.
Европа боится второй волны пандемии.
Европа боится второй волны пандемии.
Европа боится второй волны пандемии.
Европа боится второй волны пандемии.
Пандемия COVID-19

Европа боится второй волны пандемии. Но остался ли вирус прежним?

© Chris McGrath/Getty Images
Парадокс августа 2020-го: число заразившихся растет, а смертность падает

Данные, осмыслить которые еще предстоит: число летальных исходов от COVID-19 в Западной Европе летом снизилось в 2–3 раза. Но общее число заболевших выросло, притом в некоторых странах — рекордными темпами. Эпидемиолог из Сингапура Пол Тамбьях полагает, что речь идет о новой разновидности заболевания — не менее цепкой, чем ее предшественница, но все же не настолько смертельной. Это значит: говорить о второй волне преждевременно, но и исключать ее пока не следует.

Шаг вперед, два назад

Все зависит от того, как интерпретировать данные противоречивой медицинской статистики, отчасти пугающей, но не менее и обнадеживающей. В Испании доля умерших от числа заразившихся по сравнению с маем сократилась вдвое — 6,6% вместо 12%. У диагностированных недавно — положение еще лучше. Среди них только 3% нуждаются в госпитализации и лишь 0,5% — в интенсивной терапии. Летальность в этом срезе сократилась до 0,3%.  

В Великобритании опасность умереть от коронавируса устойчиво идет на спад. В третью неделю августа скончались 95 человек и обнаружены 7 тыс. новых случаев (в первую неделю апреля все выглядело иначе: 7 тыс. смертей и 45 тыс. случаев). Сокращение происходит буквально на глазах: между поздним июнем и началом августа летальность снизилась на 55%. Другая оценка еще выше — на 80%.

И только число заразившихся не дает европейцам возвратиться к прежней жизни. 1 сентября в Нидерландах оно достигло максимума с мая. В Испании четырьмя днями ранее — также максимума с того же самого месяца. Во Франции 28 августа заболеваемость поднялась до еще не виданных в стране величин — 7379 случаев в сутки.

Двусмысленное положение, в котором оказались западноевропейские страны, вызывает противоречивую реакцию у эпидемиологов. "Похоже, что вирус теперь уже не такой сердитый", — считает британский доктор из госпиталя Доброй Надежды в Саттон-Колдфилде Рон Дэниэлс. Другой борец с эпидемией, сотрудник Национального университета Сингапура Пол Тамбьях, предложил научное объяснение этому явлению. Новый штамм COVID-19 D614G, с точки зрения Тамбьяха, менее летален. Это значит: коронавирусная инфекция, может быть, перейдет в число заболеваний второго ряда, сопоставимых с сезонным гриппом. С такой трактовкой, правда, категорически не согласен другой ученый, Эрик Вольц из Имперского колледжа в Лондоне. Его исследования штамма D614G никакого снижения угрозы не выявили.

Открыться нельзя закрыться

Неопределенность научных выводов открывает дорогу половинчатым мерам, часть из которых скопирована с большого локдауна весны 2020 года, но смягчена отсутствием главной угрозы того времени — опасности переполнения больниц. Пионер в области "новых ограничений" — Франция. В конце августа премьер Жан Кастекс обнародовал программу запретов на местах, затрагивающих столицу, ее пригороды и еще департаменты, в которых число заразившихся резко идет вверх. Таких 21, то есть приблизительно каждый пятый в стране.

Пример задает столица. Строгий масочный режим —  перспектива для Парижа на все обозримое будущее, и выглядит она весьма спартански. За снятие средства санитарной защиты установлен серьезный штраф, а послабления не предусмотрены даже для курильщиков. Единственные, кто может рассчитывать на снисхождение, — бегуны и мотоциклисты: считается, что ни те ни другие не успевают передавать коронавирус на своем пути.

Меры, принятые в шотландском Глазго, еще более суровы. Шотландское правительство ввело запрет... на прием гостей в частных жилищах. Рассчитано его действие только на две недели, однако в дальнейшем может быть и продлено. В Испании, где уровень заболеваемости самый высокий среди стран Старого Света, право определять параметры новых, местных, локдаунов передано регионам. Чаще всего они останавливаются на запрете массовых собраний: в Каталонии — для групп свыше десяти человек, в Мурсии — более шести.

Чья власть, того и вера

Переход локдаунов на локальный уровень делает Европу похожей на лоскутное одеяло: в зависимости от региона и медицинских сводок ношение масок, перчаток и пользование санитайзером может рассматриваться как личное дело каждого или, наоборот, как серьезное правонарушение. Пример в этом отношении задала Германия: большинство федеральных земель ввели штрафы за игнорирование санитарной защиты, а Бавария даже установила их в повышенном объеме. Зато эту инициативу бойкотировала Нижняя Саксония, где денег со скептиков COVID-19 решили не брать

Те же противоречия — на западе Европы. На фоне того, что масочный режим вводят в Париже, в Нидерландах от него отказываются: Амстердам и Роттердам сделали необязательным ношение средств защиты в своих исторических центрах. Правда, власти допускают, что при ухудшении обстановки могут вернуться ко всей линейке прежних антикоронавирусных запретов.

Отсутствие единообразия в борьбе с инфекцией на рубеже лета и осени 2020 года объяснимо. Оно соответствует опасениям экономистов, предостерегающих от глобальных запретительных мер, если только в них не будет срочной эпидемиологической необходимости. ВВП стран ЕС, как ожидают, сократится на 8%, а это значит, новый большой локдаун стал бы для Европы очень серьезным испытанием на прочность. На этом фоне премьеры двух стран, более всего задетых возобновлением эпидемии, — Франции и Испании — почти одновременно объявили, что новый большой локдаун в их планы не входит.

Угроза с востока

"Стоит ожидать, что в ближайшие месяцы некоторые вещи будут тяжелее, чем летом" — с таким предостережением в августе обратилась к своим соотечественникам канцлер ФРГ Ангела Меркель. Возможно, ее тревожная осторожность — результат чтения новостей с востока. В то время, как Европейский союз опасается новой волны COVID-19, его балканские соседи на деле переживают самую острую вспышку этого заболевания за все время. В особенности она затронула территории непризнанного края Косово, Черногорию и Северную Македонию. Новости из стран ЕС, находящихся по соседству, — Болгарии, Румынии, Греции, Хорватии — также неутешительны: везде заболеваемость коронавирусом находится около рекордных значений. Для Западной Европы такое положение дел означает угрозу нового закрытия внутренних границ Шенгенской зоны. В августе на это уже решилась Венгрия — наименее пострадавшее государство поблизости от Балкан. Решение знаковое — и вызвавшее тревогу в европейских столицах.

Усилить разрушительное воздействие пандемии может и наступление холодов, при которых коронавирус распространяется повышенными темпами, а молодежь, заболеваемость среди которой выросла в последние месяцы, охотнее общается со старшим поколением. Время сказать пандемии "прощай" для Европы еще, похоже, не наступило.

Игорь Гашков