Все новости

"Русский стиль". Как облечь народный костюм в современную моду

Дизайнер Варвара Зенина рассказала ТАСС, как создала бренд одежды с "русским характером" и завоевала популярность у хипстеров и старообрядцев
Варвара Зенина Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Варвара Зенина
© Михаил Терещенко/ТАСС

Ключ к самобытности

Варвара родилась в Омске и с раннего возраста увлекалась шитьем - уже в 13 лет сшила себе русские сарафан и рубашку. Увлечение не было случайным: в подростковом возрасте она записалась в одну из детских фольклорных студий (фольклорно-этнографическая студия, которая занимается изучением и сохранением народных традиций – прим.), где узнавала о традициях народов России через танцевальное и музыкальное творчество. Так, она заинтересовалась и национальной одеждой, когда с ансамблем выступала в сибирских деревнях. Каждый раз ребята шили национальные костюмы той местности, где планировалось выступление.

После окончания школы Варвара решила и дальше развиваться в направлении народного творчества, поступив в колледж культуры и искусства в Омске.

"У фольклориста, как и в любой другой профессии, есть зона своих интересов. Для меня это стал традиционный костюм", - вспоминает предпринимательница. Эти наряды отличаются многоузорной вышивкой, простотой линий и богатой игрой складок. Именно в них, по признанию Зениной, она увидела "ключ, который позволит человеку выразить свою аутентичность".

Косоворотки от маленького ателье

В 2006 году Варвара переехала в Москву и заметила, что в столице почти нет одежды с элементами русской народной культуры. Так, она решила открыть маленькое домашнее ателье и начала с пошива мужских рубашек косовороток (рубахи с боковым, а не серединным разрезом – прим.)

"Меня побудило не только отсутствие конкуренции на рынке, всегда хотелось делать нормальную традиционную русскую одежду, а не китч - массовую продукцию, с обычной формой и примитивным содержанием, рассчитанную на невзыскательный вкус и моду", - пояснила она.  

Спрос на этот товар, почти не представленный на отечественном рынке, подтвердился. "Приобретали эти рубахи десятками", в основном - фольклорные коллективы и театральные деятели. Клиенты узнавали об ателье благодаря "сарафанному радио", а свои лучшие работы Варвара размещала в социальных сетях. Дизайнеру дело приносило "стабильную, но небольшую прибыль".

Бум на русскую идентичность

Однако в 2014 году для Варвары все кардинально поменялось. По словам предпринимательницы, спрос на ее одежду в разы повысился благодаря стратегии импортозамещения, ставшей приоритетной для российского правительства после санкций западных стран в отношении России.

Дизайнер поняла, что "нужно ловить момент" и более активно заниматься продвижением. Так, она вложила 200 тыс. рублей в производство новых косовороток, сделав до пяти новых расцветок. А затем в том же году поехала представлять "товар лицом" на одно из ключевых для своей сферы мероприятий - фестиваль "Томский этнофорум".

"Изначально мы задумали проект как нишевую историю для людей, разделяющих традиционные ценности. Но на мероприятии поняли, что косоворотки интересны людям, которые далеки от темы фольклора. Так, нашими рубашками заинтересовались старообрядцы, хипстеры, рестораторы, музыканты, хореографы и даже врачи", - вспоминает дизайнер.

После показа мод в Томске на Варвару "посыпались заказы" и вскоре стало понятно, что домашнее ателье не способно выполнить такой объем. В итоге дизайнер запустила контрактное производство (выпуск продукции на заказ на мощностях независимого изготовителя – прим.), увеличив производство до 2 тыс. косовороток ежегодно.

Одежда от поморов

Спустя два года – в 2016 году – предпринимательница решила расширить ассортиментную матрицу, дополнив ее изделиями из русского шерстяного и полушерстяного трикотажа. На них наметился спрос в мире моды. Для запуска новой коллекции она провела целую этнографическую работу - изучала экспонаты в музеях и искала фотографии в архивах.  Так, она обратила внимание на костюмы поморов - русского и финно-угорского населения на Белом море и на побережьях северных рек. В дореволюционный период отечественной истории именно они считались законодателями моды, например, первыми в стране начали носить шейный платок и клетчатые рубахи.

Дизайнер нашла фото XX века, где неизвестный житель Унского посада Архангельской губернии запечатлен в свитере с архаичным жаккардовым вязанием, которое выполняют по лицевой глади, нанося геометрические фигуры и узоры. В то время такой предмет гардероба назывался бузурункой - короткой шерстяной фуфайкой.

Варвара смоделировала свитер в оригинальном, как на фото, красно-сером цвете и в том же году запустила производство. После расширения производства она зарегистрировала одноименную торговую марку "Varvara Zenina". В то же время бренд заметили глянцевые издания, публикации в которых принесли дизайнеру новых клиентов – топ-менеджеров крупных компаний.

Собственное производство

Но не было так гладко, в конце 2018 года у предпринимательницы возникли сложности с производством.

"Мы стали получать огромное количество брака с аутсорсинговых производств. Доля от общего числа доходила до 30%. Изменить что-либо по договору было невозможно: если ты заказываешь одежду со сложными швейными узлами, характерными жаккардовому вязанию, то тебя не очень хотят в клиенты. Ведь проще быстро нашить простыни и быстро на этом заработать. Прийти в маленькие цеха мы не могли, там достаточно высокая стоимость (пошива одного изделия), и мы не укладывались в наш бюджет. А в больших цехах не получалось контролировать качество", - поясняет предпринимательница.

В какой-то момент Варваре стало "стыдно продавать получившиеся изделия". Дизайнер все взвесила и решилась на собственное производство в конце 2018 года. Для поиска помещения она воспользовалась "Бизнес-навигатором МСП" (разработан Корпорацией МСП для помощи предпринимателям в открытии или расширении своего дела - Прим. ТАСС).

"На портале я без проблем нашла помещение в одном из недействующих цехов "Электрозавода" в Москве. Вообще портал – это очень удобный ресурс, где есть объявления об аренде и продаже офисов, можно узнать их стоимость, посмотреть расположение на карте города и все это бесплатно", - рассказывает Варвара.

Арендная плата за помещение составила 50 тыс. рублей в месяц. Кроме того, дизайнер сразу наняла на постоянную работу семь мастеров по пошиву одежды, а также команду из трех человек для продвижения коллекций. Свое независимое производство помогло намного быстрее воплотить в жизнь дизайнерские решения, ведь теперь процесс пошива был "прямо на глазах".  Так, Варвара начала отшивать куртки, пальто, женские блузки и сарафаны. Сегодня они продаются по единой цене - 4 тыс. рублей.

"У нас даже сформировался целый пул клиентов, человек двадцать пять, у которых гардероб состоит только из нашей одежды", - делится успехами дизайнер.

Сегодня заказы, как индивидуальные, так и массовые, например, для творческих коллективов, поступают со всей России. Около 10% от общего объема производства идет на экспорт - во Францию, Бельгию, Германию, преимущественно для русских эмигрантов.

Конкуренции Варвара не боится, хотя сталкивается с тем, что ее копируют. "С момента нашего существования нас скопировали раз 20. Даже была такая забавная история, когда у одного скопировавшего нас деятеля спросили: "У вас косоворотка "Varvara"? И он ответил: "Да, "Varvara", только сами сшили". Это ли не успех", - смеется предпринимательница.

Варвара считает, что ее главное преимущество в том, что она не просто визуально копирует традиционную русскую одежду, но и адаптирует архаичный костюм к современной моде, постоянно отслеживая новые тенденции и стили.

В планах у дизайнера в ближайшие два года расширить производство и перейти порог микробизнеса, став малым предприятием. Сейчас ее оборот составляет несколько десятков миллионов рублей. "Как бизнес мы уже "взлетели", главное – продолжать этот "полет", - убеждена предпринимательница.

Беседовали Наиль Шахвалиев, Юлия Ермилова

Теги