Все новости

Гарегин Тосунян: в 2016 году мы увидим снижение ключевой ставки и стоимости кредитов

Президент Ассоциации российских банков рассказал о состоянии и перспективах отрасли

Как это ни парадоксально, несмотря на массовый отзыв лицензий и множество неблагоприятных факторов, банковская система более устойчива, чем экономика в целом и чем можно было бы ожидать, особенно с учетом всех сопутствующих обстоятельств. Такое мнение высказал президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян в интервью, которое он дал в преддверии 25-летия АРБ. При этом даже в условиях кризиса стоит воздержаться от увеличения доли государства в кредитных организациях. Тем более что при минимальной поддержке со стороны регулятора частный капитал может успешно справляться с процедурами санации без привлечения госбюджета.

России необходима дальнейшая интеграция в международное сообщество в более выгодном для себя формате, а не только в качестве экспортера энергоносителей

- В 2015 году своих лицензий лишились более 90 кредитных организаций. ЦБ действует в интересах оздоровления банковской системы, но можно ли ее назвать здоровой с учетом столь массового отзыва?

- В банковской системе сейчас есть ряд отрицательных показателей, и поскольку она очень зависит от экономики в целом, то, действительно, могла дать сильный сбой. Да, есть волатильность, есть избыточный отзыв лицензий, и в этом смысле назвать здоровой ее нельзя.

Банки не зря называют сердечно-сосудистой системой экономики страны: если сердце начнет серьезно сбоить, организм это мгновенно и очень ощутимо чувствует. Но российская кредитно-банковская сфера в минувшем году показала относительную устойчивость и продолжает работать.

- А если сравнить состояние банков с общим экономическим самочувствием страны?

- Если сравнивать, что в организме сегодня сильнее сбоит, то уж, по крайней мере, банковская система не будет самой проблемной зоной.

В экономике происходит спад по множеству направлений. Сейчас мы видим сокращение ВВП, переходящее в рецессию. И даже когда был рост ВВП, зависимость от нефти уже была явным признаком нездоровья. На все это накладывается не совсем благополучная кредитная сфера с ее высокими ставками и частыми отзывами лицензий.

Поэтому происходящее в целом в экономике можно назвать болезнью, но она излечима, если ею заниматься, не загоняя вглубь, а реально стимулируя финансовую сферу и развитие бизнеса по всем направлениям. Необходимо идти путем политики количественного смягчения и снижения процентных ставок.

- Какое влияние на состояние и деятельность российских банков оказали антироссийские санкции?

Санкции в этом контексте - второе и третье дело. Мне даже кажется, что для некоторых они служат только поводом, чтобы сослаться на "объективные внешние факторы" и не прилагать усилий для снятия проблем, которые мы обязаны решать внутри страны.

Безусловно, нужно работать с мировым сообществом так, чтобы никто не мог и не хотел разговаривать с тобой на языке санкций.

В современном мире, даже будучи самодостаточной, огромной страной, способной обеспечить себя всем необходимым, мы должны понимать, что ни о какой изоляции не может быть и речи. Мы часть международного сообщества и мирового финансового рынка. Необходимо способствовать дальнейшей интеграции России в более выгодном для себя формате.

- Размер территории и экономики РФ дополнительно вырос после присоединения Крыма. Что нужно сделать, чтобы российские банки захотели открывать свои отделения и в Крыму?

- Это очень болезненная для банковского сообщества тема, потому что как раз здесь санкции дают ощутимый эффект. Те организации, которые сочли для себя возможным, уже вышли в Крым.

Но чтобы рассчитывать на массовое открытие филиалов российских банков в Крыму, необходимо достичь согласия с иностранными партнерами по существующим вопросам и снять напряженность. Иначе банки, которые выходят в эту зону, берут на себя дополнительные риски.

Конечно, пинками мы никого в Крым загонять не будем, но тех, кто решается на этот шаг, нужно каким-то образом поддержать, помочь им минимизировать риски. 

- Могут ли повлиять российские санкции против Турции на работу турецких дочерних банков на территории РФ?

- По действующему законодательству у нас нет иностранных банков, а есть только их дочерние структуры, которые являются российскими банками, действующими в рамках российской юрисдикции. Независимо от структуры капитала перед законом эти организации равны и считаются российскими банками. Поэтому формальных препятствий для их работы нет, и искусственно создавать такие препятствия не планируется. В этом смысле мы достаточно толерантны.

Приватизация Сбербанка должна быть народной

- Учитывая описанную ситуацию в банковской системе, возможно ли сегодня преобразование ВЭБа из госкорпорации в коммерческий банк с лицензией Банка России?

- Преобразовать и переформатировать можно все что угодно, но зачем? Банк развития, безусловно, полезная и важная структура, которая выполняет множество значимых задач. И, на мой взгляд, претензии по поводу эффективности не вполне обоснованы. ВЭБ, прежде всего, госкорпорация, и при оценке ее деятельности необходимо учитывать, что она выполняла поручения правительства.

- Насколько целесообразно в таком случае предложение о переводе ВЭБа под надзор ЦБ?

- Банк развития, конечно, создан не для того, чтобы государство просто потратило деньги без всякого отчета. Но не стоит забывать, что ВЭБ находится под надзором правительства, а это вполне соизмеримо с надзором Центрального банка. Это подразумевает контроль, в том числе со стороны Счетной палаты и многочисленных правительственных подразделений.

- Глава Сбербанка Герман Греф недавно заявил о необходимости приватизировать Сбербанк. Как вы оцениваете эту перспективу?

- Я вообще сторонник того, чтобы минимизировать долю государства в банковской системе для предотвращения монополизации кредитного рынка. Банки с государственным участием должны остаться только там, где действительно принципиально важно сохранить управление над сегментом той или иной отрасли - например, газовой или железнодорожной. Финансовая система стратегически важна, но она не может выживать без конкуренции, поэтому вместо госмонополии за ней организован специальный надзор.

Конкуренция на финансовом рынке возможна только тогда, когда рынок диверсифицирован и активы пропорционально распределены по банковской системе. Поэтому идея приватизации государственных активов в этой сфере очень уместна. С одним немаловажным условием - активы не должны переходить в руки ограниченного круга людей. То есть приватизация должна быть в определенной степени "народной".

- Но сейчас ситуация на рынке такова, что приобретать активы спешат немногие. Разумно ли сейчас вообще проводить приватизацию?

- На выбор момента, разумеется, влияют рыночные настроения, поэтому сложно сказать, когда лучше начинать - сейчас, через 15 дней или через полгода. Но бесконечно откладывать тоже нельзя, иначе мы никогда не доберемся до этого вопроса. Тем более что в подобных экономических условиях влияние государства в экономике и финансовой сфере неизбежно вырастает. 

- Тем временем государственная "Почта России" выкупает Лето-банк для создания обсуждаемого не первый год Почтового банка. Может ли это изменить расстановку сил на банковском рынке?

- В нынешних условиях, на мой взгляд, выглядит странным, когда, с одной стороны, правительство говорит о приватизации крупнейших игроков рынка, а с другой - создает новую структуру с государственным участием.

Но тема создания профильного банка обсуждается с 1990-х годов. Такую структуру, действительно, имело смысл создать, привлекая в первую очередь частный капитал.

Будет множество слияний и поглощений

- Санация банка "Уралсиб" действительно благополучно прошла без государственного участия. Насколько эта сделка способна решить накопившиеся проблемы?

- Это хороший пример для подражания, подтверждающий, что можно цивилизованно работать, даже когда возникают проблемы. Мы увидели творческий санационный подход. Никто из клиентов не пострадал, но, наоборот, они убедились, что банк будет работать дальше, несмотря на сложности.

Причем санация сама по себе была условной - никаких санкций к банку не применялось. На текущий момент у "Уралсиба" хороший потенциал для развития, в том числе за счет сильного бренда и инфраструктуры.

- Может ли практика таких добровольных частных санаций распространиться на рынке?

- Это не только возможно, но и нужно. Такой процесс достаточно легко стимулировать. Ко мне уже обращались коллеги в регионах, которые хотели бы санировать или приобрести другой банк, и нашли понимание у его руководства. Но не могли пробиться через сложные барьеры ведомственных согласований. Причем речь шла о небольшой кредитной организации. И только когда АРБ связалась и попросила помочь, появилась надежда на диалог.

Если не чинить препятствий банкам, то примеры, аналогичные санации "Уралсиба", еще будут. Тем более что по сравнению с отзывами лицензий санация намного предпочтительнее. Когда при лишении лицензии сотни тысяч клиентов теряют деньги, это по принципу домино потом ударяет по всей экономике.

Если же мы тратим деньги, даже государственные, на санацию, то клиенты могут практически не почувствовать проблемы своего банка. Конечные издержки бюджета здесь гораздо ниже, чем от негативных экономических последствий. А если санацию можно реализовать за счет частного капитала, то это для государства большая удача.

- То есть дальнейшие сделки по слияниям и поглощениям в банковском секторе будут?

- Их будет множество. Многие небольшие банки, трезво оценивая свои перспективы, ищут, с кем бы можно было объединиться. Либо по горизонтали, а еще лучше - по вертикали. Или, наоборот, более масштабные игроки предлагают достойные условия в случае полной покупки или каких-то иных форм слияния.

Сейчас на рынке около десяти-двадцати банков, которые интересуются подобными сделками. Но, естественно, если банки идут на поглощение, им может потребоваться ресурс. И одной из лучших форм государственной поддержки здесь могли бы послужить нормативные послабления на период санационных мер.

- Каковы ваши ожидания относительно ситуации в банковской сфере в 2016 году?

- Важнее всего, что у ЦБ появилось понимание: нельзя бесконечно повышать ключевую ставку и подавлять таким образом рынок кредитования. Поэтому, думаю, мы увидим постепенно снижение ключевой ставки. Правда, уменьшение ключевой ставки не означает, что уже завтра вы возьмете у банка кредит под низкий процент. Чтобы действия ЦБ отразились на ставках для бизнеса и населения, может потребоваться несколько месяцев.