Все новости

УрФУ выбрал шесть "паровозов развития"

Крупнейший в России федеральный университет получит на реализацию проекта 5-100 и программу трансформации 500 млн руб. в 2016 году
Виктор Кокшаров ТАСС/пресс-служба УрФУ
Виктор Кокшаров
© ТАСС/пресс-служба УрФУ

Международный совет проекта 5-100 рекомендовал Минобрнауки России предоставить для Уральского федерального университета на 2016 год субсидии в размере 500 млн руб. Решение стало оценкой программы развития крупнейшего федерального университета страны, которую представил в Москве ректор Виктор КОКШАРОВ. Он рассказал ТАСС о том, куда и как будут потрачены полмиллиарда, какие отрасли становятся "паровозами" Уральского федерального, о месте УрФУ в мировых рейтингах и в чем рейтинговая система помогает, а в чем мешает вузу.

- Виктор Анатольевич, полмиллиарда - это не только право ими распорядиться, но и обязательства, как именно.

- Действительно, деньги идут в ответ на обязательства: мы продолжим привлекать ведущих мировых ученых к чтению лекций и проведению научных исследований в университете, а также разрабатывать новые образовательные программы, которые будут отвечать современным требованиям. Мы участвуем в программе повышения глобальной конкурентоспособности. Для того чтобы запустить переход вуза к новой модели деятельности "Университет 2.0", мы концентрируем лучшую часть наиболее конкурентоспособных человеческих, инфраструктурных, финансовых и иных ресурсов на построении шести стратегических академических единиц: четыре в инженерных отраслях, две в гуманитарных.

- А какие именно?

- Каждая школа - своего рода локомотив. Первой в списке, который мы представили экспертам международного совета проекта 5-100, идет школа естественных наук и математики - она обеспечивает более 40% публикационной активности УрФУ. Уральскую университетскую школу математики и механики, без преувеличения, знают во всем мире.

Инженерная школа новой индустрии готовит инженеров новой формации, в ее активе более 40% доходов УрФУ от реального сектора в прикладных исследованиях.

Быстро растет научно-образовательный кластер "Уральская инженерная школа Smart Energy (Умная Энергетика)", интегрирующий все элементы жизненного цикла энергетики от проектирования оборудования до утилизации.

Инженерная школа информационных технологий, телекоммуникаций и систем управления готовит кадры для ИТ на базе прикладных разработок для космоса и систем связи нового поколения.

Школа медицинской химии, фармацевтики и медицинской инженерии - относительное новое для университета направление, развиваемое совместно с РАН, имеет большой потенциал выхода на международные химико-фармацевтические рынки.

Школа социогуманитарных наук и технологий - наиболее интернационализированная структура, в которой около 40% от численности иностранных студентов УрФУ.

Наша задача сегодня - выделить пилотные проекты, которые позволят нам выйти на новые горизонты как в подготовке кадров, так и в научных исследованиях. Поэтому внутри каждой школы мы дифференцируем самые перспективные направления, где, получая дополнительное финансирование, будем концентрировать наибольшие усилия.

- А что с другими направлениями?

- Это не означает, что они не будут развиваться. Их развитие будет идти в рамках общей логики развития университета. Но, повторяю, эти шесть школ будут тянуть за собой весь большой университет, как паровозы.

- Пятьсот миллионов - это много или мало?

- Это меньше 10% общего годового бюджета нашего вуза. Для нас участие в программе 5-100 не столько способ получения финансирования (хотя и это очень важное вложение), а мощный стимул качественных изменений, поскольку мы ставим перед собой целью стать университетом мирового класса, который концентрирует таланты и ресурсы для развития этих талантов и где создана продуманная система управления и сложилась соответствующая управленческая команда. Кстати, вдумайтесь в цифру: ежегодно университет тратит порядка 230 млн на привлечение и развитие талантов - это различные стипендии и гранты для студентов и ученых.

- Как вы оцениваете итог? Ведь ряд вузов получил на этот год больше средств.

- Действительно, по итогам заседания совет рекомендовал Минобрнауки выделить три группы университетов и предоставить для вуза каждой группы на 2016 год субсидии по 900 млн, 500 млн и 150 млн руб. соответственно. Во вторую группу вместе с нами вошли шесть вузов - Томский государственный университет, Томский политехнический университет, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Петра Великого, Самарский государственный аэрокосмический университет, Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова, Дальневосточный федеральный университет. Достойное соседство, согласитесь. И то, что международный совет рекомендовал выделить УрФУ 500 млн - это показатель того, что эксперты высоко оценивают потенциал нашего университета. И это оправданно: мы действительно активно наращиваем темпы развития по всем направлениям. Так что субсидия - наша очередная победа!

- О рейтингах. Нахождение и позиционирование в мировом рейтинге - процесс накопленный и преемственный. Насколько эволюционно и насколько революционно для вас выделение именно этих шести "паровозов" УрФУ?

- Попасть в рейтинг и подниматься в нем вверх, повторю, не самоцель. Это признание правильности движения. Рейтинг - это механизм сравнения. Все основные рейтинги так или иначе "заточены" под университеты англосаксонской системы. Продвижение в этих рейтингах возможно, хотя правила игры там постоянно меняются и часто не в пользу российских вузов. И то, что даже в этих рейтингах с их изъянами университеты России продвигаются, говорит о том, что мы идем в правильном направлении. Должен отметить, что нет никаких претензий к Шанхайскому рейтингу, который построен на наукометрии. В нем по ряду направлений - физике, химии, математике и других - мы быстро вошли в топ-500 и будем продвигаться выше.

- Ученые, как российские, так и зарубежные, говорят, что политика на науке не отразилась. Ну почти не отразилась. Но мы видим, что происходит в спорте, который тоже как бы вне политики. Неужели "заточенными" под англосаксонскую основу рейтингами россиян не пытаются ужалить?

- Определенные вопросы есть, но время, надеюсь, все расставит по местам. Ведь мы всего три года позиционируем себя в рейтингах. Здесь, скорее, другое, то, что выясняется в отдельных контактах с отдельными представителями тех или иных западных ученых и университетов. Бывают случаи, когда они тормозят или приостанавливают сотрудничество. Но мы не чувствуем этого в глобальном контексте. Если какие-то западные университеты или ученые сворачивают сотрудничество, то другие, наоборот, поддерживают и расширяют. Поэтому в целом мы не чувствуем снижения интереса к нам, наоборот.

- А в каких направлениях сейчас УрФУ наиболее заметен за рубежом?

- Ответ на это дают так называемые предметные рейтинги. И именно здесь у нас наилучшая динамика. В предметном рейтинге QS World Universities Ranking by Subject по математике УрФУ занял позицию в группе 251-300. Напомню, новую стратегическую академическую единицу - Школу естественных наук и математики мы создаем именно на базе Института математики и компьютерных наук (ИМКН) и Института естественных наук УрФУ.

На протяжении многих лет ученые Института математики и компьютерных наук выполняют работы и публикуют совместные статьи с иностранными коллегами. Академическая репутация нарабатывается минимум три года, а по новым условиям данного рейтинга - пять лет. То есть все это время руководство ИМКН активно представляло в основном иностранных экспертов, знающих институт, и то, что мы видим сейчас, - это результаты активной работы в прошлые годы.

Большую роль играет то, что все ведущие сотрудники Института математики и механики УрО РАН работают по совместительству и в нашем институте, и многие преподаватели работают в ИММ УрО РАН и других академических институтах. Реальное объединение науки и образования позволяет ИМКН расти и занимать серьезные позиции в мировых рейтингах.

Вообще предметный рейтинг QS формируется по четырем показателям: академическая репутация, репутация среди работодателей, индекс цитирования и индекс Хирша, который показывает влияние того или иного ученого, научной школы. По последним двум мы идем следом за МГУ имени Ломоносова, то есть по научной составляющей мы занимаем достойную позицию и обгоняем многие российские и зарубежные университеты.

У нас есть серьезные шансы войти в следующем году в предметные рейтинги "физика и астрономия" (Physics & Astronomy), возможно, по химии, а также по инженерным наукам, в сфере электронного инжиниринга "электротехника и электроника" (Engineering - Electrical & Electronic). Эксперты высоко оценивают наш потенциал в этих темах.

- Это движение по рейтингам российских вузов и, в частности, УрФУ подвержено колебаниям или стабильное?

- Я буду говорить про Уральский федеральный университет. Движение стабильное. Подвижки туда-сюда ни о чем не говорят. Главное - за три года мы создали базу для решительного прорыва. Растем по публикациям, делая упор именно на высококачественные журналы с высоким импакт-фактором на 30-40% в год. В прошлом году таких публикаций у нас было 1700, за несколько лет рост на порядок. Прирост по публикациям в журналах, которые относятся к 25% наиболее качественных с самым высоким импакт-фактором, составил 38%.

- Говоря об одной из новых стратегических академических единиц, вы отметили, что она высоко интернационализирована. Это так важно?

- Конечно. Ведь мир становится все более открытым, а информация уже не знает границ. У нас резко выросла интернационализация. Совсем недавно у нас было меньше 2% студентов-иностранцев, а сейчас уже 5,6%. Сейчас в УрФУ учатся 1700 студентов из 75 стран. Раньше о таком невозможно было подумать. На постоянной основе работают около 100 иностранных преподавателей.

Все это приводит к тому, что принципиально меняется настрой и в самом университете - это самое главное. Люди начинают понимать, что без качественной науки невозможно качественное образование.