Все новости
Кровь, тромбоциты и детские жизни:
Кровь, тромбоциты и детские жизни:
Кровь, тромбоциты и детские жизни:
Кровь, тромбоциты и детские жизни:
Кровь, тромбоциты и детские жизни:

Кровь, тромбоциты и детские жизни: чем живет Центр детской гематологии

© Михаил Почуев/ТАСС
Корреспондент ТАСС попробовал себя в качестве донора тромбоцитов, узнал о детях, которым помогла и еще может помочь донорская кровь, и выяснил, почему перед сдачей нельзя пить молоко и есть бананы

Разноцветные, привлекающие внимание здания-пеналы в Москве на Ленинском проспекте — это Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. Центр принимает детей в возрасте от пяти дней до 18 лет с любыми опухолями, заболеваниями крови и иммунной системы. Ежегодно 5–7 тыс. детей привозят сюда со всей страны: от Калининграда до Владивостока. Многие дети после операций не выживут без донорской крови, а главное — без тромбоцитов, сдача которых дольше и сложнее.

Пациенты

Семилетний Егор Исковских из села Ивановка в Оренбургской области попал в больницу с апластической анемией. Это болезнь, при которой костный мозг перестает производить новые клетки крови. Мальчику провели его трансплантацию от донора, но, к сожалению, костный мозг не прижился и случилось отторжение. Через два месяца еще одна трансплантация — и снова отторжение. При этом у Егора постоянно были тяжелейшие инфекционные осложнения, критическое снижение уровня тромбоцитов. К шести-семи годам норма тромбоцитов у здоровых детей 180–450 тыс. на 1 микролитр, а у Егора их было всего 40 тыс. на микролитр, причем время от времени показатель опускался еще ниже. Мальчику были жизненно необходимы постоянные переливания крови, и благодаря работе горячей линии фонда "Подари жизнь" доноры приходили регулярно.

К, счастью, третья трансплантация костного мозга, от мамы, закончилась успешно. Хотя было множество проблем с почками и другие осложнения, мальчик стал идти на поправку. Во время болезни истощенный эмоционально и физически ребенок был плаксивым и вялым, но вскоре после процедуры стал много общаться и играть с волонтерами и персоналом больницы. Под Новый год малыша наконец-то выписали домой. 

Другая история пациента Центра детской гематологии разворачивается прямо сейчас. Летом 2018 года 12-летняя Амина Мусина из Тюмени испытывала постоянную слабость, на теле появились странные синяки. Вскоре у девочки начала кровоточить десна и стал быстро снижаться вес. Ребенка срочно госпитализировали и поставили диагноз — острый лимфобластный лейкоз (быстроразвивающийся рак крови). Обычное лечение не помогло, поэтому ребенку назначили инновационную CAR-T-клеточную терапию — когда у пациента берут его собственные иммунные клетки, модифицируют их в лаборатории, размножают и вводят обратно в кровь. Девочка тяжело переносила терапию — возникли проблемы с почками и дыхательная недостаточность.

Здание Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Михаил Почуев/ТАСС
Описание
Здание Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева
© Михаил Почуев/ТАСС

"В январе этого года Амине была проведена трансплантация костного мозга от брата. Уже в феврале случился рецидив по основному заболеванию. Лечение Амины протекает непросто, девочка попадала в реанимацию, ее постоянно одолевают разные проблемы. Всех радует, что Амина вышла в ремиссию, но пока эта хорошая новость отошла на второй план: у девочки очень серьезные, жизнеугрожающие инфекционные осложнения, справиться с которыми нельзя без донорских тромбоцитов", — рассказали в фонде "Подари жизнь".

С тромбоцитами, как и с донорами, в последнее время стало сложнее — из-за пандемии. В самом начале карантина доноры боялись приезжать в отделения и на станции переливания крови. Их число сократилось, и некоторые больницы заявили о нехватке донорской крови.

"В отделениях переливания были приняты дополнительные меры для создания стерильных и еще более безопасных условий для всех. Например, в Центре имени Димы Рогачева в начале карантина справлялись, если в день к ним приходило 20 доноров, а это примерно вдвое меньше обычного. Сейчас госпитализации восстановлены, а значит, и безвозмездных доноров только в эту нашу подопечную клинику должно приходить, как и прежде, — около 40 в день. Подобная ситуация практически во всех больницах, которые мы опекаем. Поэтому необходимо, чтобы доноры регулярно сдавали кровь", — призывает директор фонда "Подари жизнь" Екатерина Шергова.

Потребность в крови для маленьких пациентов с каждым годом только растет, поскольку улучшается диагностика, увеличивается количество выявленных больных и помощь оказывают большему числу детей.

Доноры

В Центре Димы Рогачева все сделано для удобства доноров: чисто, удобно, быстро, вежливое обращение. Вновь прибывшим заводят карту, потом отправляют сдать экспресс-тест крови из пальца и поговорить с врачом, чтобы проверить состояние его здоровья. Во всех сомнительных случаях дают отвод — состояние донора и ребенка важнее всего.

За год в центре сдают кровь около 10 тыс. человек и выполняется до 18 тыс. переливаний. Разница в цифрах связана с тем, что младенцам нужны небольшие дозы и можно сделать несколько переливаний от одного донора. Чаще всего донорами становятся женщины от 18 до 35 лет. При этом 60% доноров приходят повторно. Ценнее всего доноры с IV группой крови — самой редкой.

"Из одной дозы крови можно получить дозу плазмы, дозу эритроцитов и дозу тромбоцитов. Таким образом одной кроводачей донор может помочь трем детям. У нас больше всего потребность в тромбоцитах, что связано с долгой сдачей. Если сдать кровь можно вместе со всеми осмотрами и чаепитиями за час, то на сдачу тромбоцитов придется потратить два с половиной часа. И главное — срок жизни тромбоцитов составляет не более пяти суток против 48 дней у цельной крови", — объяснил заведующий отделением трансфузиологии Павел Трахтман.  

После химиотерапии собственных тромбоцитов у детей в достаточном количестве, как правило, нет, выработка клеток крови у них подавлена, своя иммунная система пока не работает. При недостатке тромбоцитов у ребенка начинаются кровотечения: из кожи, ушей, глаз, почек и других органов. Остановить это смертельно опасное состояние можно только переливанием донорских тромбоцитов, заменить их чем-либо еще невозможно. Гонка за необходимым количеством компонентов крови, а значит, и доноров идет каждый день.

Как спасать жизни

Не стоит приходить сдавать кровь без подготовки, чтобы не навредить детям и не потратить время впустую. Донору очень важно накануне и в день сдачи крови не употреблять жирную, жареную, острую и копченую пищу, а также молочные продукты, яйца и масло. Также накануне донации не рекомендуются к употреблению бананы и орехи.

Дело в том, что употребление жиров и большого количества животных белков мешает разделению крови на компоненты. Из-за микрочастиц жира сыворотка крови приобретает характерный мутный вид (это явление называется "хилез"). Такая кровь плохо подходит и для анализов, и для переливаний компонентов. Поэтому несоблюдение диеты перед сдачей крови может привести к тому, что ее просто нельзя будет использовать.

"Если детям переливают хилезную плазму, их начинает трясти. Возникает реакция в виде крапивницы, аллергии, озноба. Нужно соблюдать диету, чтобы дети нормально перенесли переливание ваших тромбоцитов. Бананы и орехи придают крови вязкость. Даже кофе с молоком может дать хилез", — объясняет медсестра. 

Ну и конечно, следует отказаться от алкоголя (за 48 часов), табака (минимум за час) и лекарств, содержащих аспирин и анальгетики (за 72 часа).

Сдавать тромбоциты, так же как и кровь, — безвредно, это проверено десятилетиями. При сдаче тромбоцитов кровь попадает в сепаратор, который отделяет плазму с тромбоцитами и возвращает остальное обратно в кровеносную систему донора.

Да и при обычной кроводаче донор отдает всего 2–3% клеток крови, а промежутки между сдачами крови обычно большие. Минздрав разрешает сдавать тромбоциты каждые 15 дней, но врачи внимательно смотрят по анализам, как быстро восстанавливается кровь донора.

"Можно с уверенностью говорить именно о спасении жизней. Общемировая тенденция такова, что потребность в крови снижается примерно на 10% за пять лет, поскольку появляются новые хирургические методы лечения. Но есть ряд пациентов, число которых не сократится и которые не могут жить без донорской крови, мы пока не научились щадящими методами лечить рак. Идет интенсивное лечение, которое невозможно проводить, не замещая человеку кровь", — объясняет Трахтман.

В России в год сдают немногим более 2 млн доз крови, и это — более двух миллионов спасенных от смерти людей.

Игорь Ермаченков