Все новости
Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз.
Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз.
Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз.
Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз.
Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз.

Две шведские девушки, таинственная подлодка и русский сухогруз. История одного спасения

© Bizi88/shutterstock/FOTODOM
В ноябре 1984 года Хелена аф Клеркер с подружкой Шарлоттой Оберг решили покататься на лодке по заливу у шведского острова Ведде. Прогулка чуть было не обернулась трагедией: лодку вынесло в открытое море, двое суток девушки боролись за жизнь. Отчаявшихся и обмороженных, их подхватили на сухогруз "Дагестан" Мурманского морского пароходства. Через 37 лет Хелена решила снять фильм о тех событиях. Мы поговорили с Хеленой, ее коллегами и помощником капитана "Дагестана" Александром Староверовым

Хелена аф Клеркер и Шарлотта Оберг

"Это очень драматичный момент в моей жизни, эта история произошла 37 лет назад, но я помню ее, как будто это было вчера, — рассказывает Хелена. — Нам только исполнилось по 19 лет, мы с моей подругой Шарлоттой решили прогуляться на весельной лодке в небольшом заливе около острова Ведде. Было солнечно, и мы планировали просто пройти на лодке около берега, однако подводное течение вынесло нас в открытое море. Мы оказались одни на маленькой четырехметровой лодке без крыши посреди бескрайней воды. Я даже сейчас могу закрыть глаза и вспомнить то предчувствие смерти, мы ощущали себя просто кормом для рыб".

Самым страшным было не то, что девушки остались без еды и воды, вспоминает Хелена.

"Холодно, было постоянно холодно. Все случилось в ноябре, погода испортилась, постоянно дул ветер. Мы лежали на дне лодки и замерзали, не было даже надежды, что кто-то найдет и спасет нас. Мы были абсолютно одни, мы обнимались, согревая друг друга, разговаривали и пели песни, пытаясь не сойти с ума, потому что каждую секунду в мою голову закрадывалась мысль, что мы скоро умрем", — рассказывает Хелена.

Никто не знал, что девушки вышли в море, поэтому искать их начали не сразу. "Родители моей подруги Шарлотты приехали к себе на дачу, увидели, что лодки нет, нас тоже, забили тревогу и организовали спасательную операцию, — вспоминает Хелена. — Мы были в море уже 48 часов. За это время мы видели вдалеке разные суда, махали руками, кричали, но единственными, кто нас заметил, были моряки с "Дагестана". Они пришли и спасли нас".

Это было в Аландском море недалеко от Аландских островов (несколько десятков километров от материка). "Русские моряки были так добры к нам. Мы очень замерзли, они согревали нас как могли: налили нам горячую ванну, женщины растирали нас водкой, кормили пирогами".

Шел ноябрь 1984 года, разгар холодной войны, русские представлялись Хелене и Шарлотте страшными и опасными. "Когда нас спасли — это было лучшее, что со мной случалось. Впечатление от русских у меня было абсолютно противоположное тому, что нам о них говорили. Мы провели на "Дагестане" всего три часа, потом нас передали шведским военным, которые уже искали нас. Спасательная операция к этому времени длилась около 30 часов".

Тайна и Служба безопасности

В этой истории есть и тайна, о которой Хелена попытается рассказать в своем фильме.

"Ночью рядом с нами возникла подлодка. Она осветила нас прожектором. Мы хотели было забраться на нее, но никто не помог нам в тот момент. Спустя время она вновь оставила нас одних. Чья эта была подлодка, я до сих пор не знаю, но у меня есть основание полагать, что они передали сигнал, и спустя несколько часов пришел "Дагестан", — говорит Хелена.

Она вспоминает, что когда их с Шарлоттой передали шведским властям, девушками сразу же заинтересовались сотрудники Службы безопасности Швеции. "Мы не хотели об этом говорить с ними, но мы были вынуждены. Нас спрашивали и о русских моряках с "Дагестана", и о подлодке, мы тогда думали, почему мы должны это делать, они же спасли нас, — вспоминает Хелена. — Мы, конечно же, не уверены, что это была русская подлодка, но военные, разумеется, нас спрашивали и об этом".

Петер Хансен, продюсер и режиссер документального фильма, который получил рабочее название "Таинственное море" (Secret sea), соглашается, что споры вокруг этой подлодки в Швеции идут до сих пор.

"У нас мнения людей разделились, русская это подлодка или нет, кто-то говорит, что она вообще могла быть американской, некоторые утверждают, что там не было никакой подлодки и девушки просто видели большого морского зверя. (Смеется.) Кстати, первый вопрос, который я задал Хелене, когда приступил к работе над фильмом: а ты точно ее видела?"

"Подлодка была не иллюзией, — подхватывает Хелена. — Но для меня это остается загадкой, именно поэтому фильм называется "Таинственное море". Мы пытались понять, что это было на самом деле, однако нашли очень мало материалов на эту тему, каких-то указаний, что это была именно русская подлодка, которая передала наше местоположение сухогрузу "Дагестан". Если это было так, то это героический поступок. Это моральная дилемма, как поступить: девушки в беде посреди открытого моря, мы не можем их спасти и должны оставить, но что-то же мы можем сделать. Давайте свяжемся с базой, чтобы они послали судно. Может, это было так, мы не знаем, но в фильме пытаемся пролить свет на эти загадочные подробности".

Однако таинственная подлодка — не главный герой фильма Хелены, самое важное в картине — это люди, которые их спасли. "Красной линией идет моя благодарность членам экипажа "Дагестана" и той загадочной подлодки, что спасли меня и мою подругу, потому что мертвой я бы точно не смогла рассказать эту историю, — откровенничает Хелена. — Мы молчали об этой встрече с подлодкой 35 лет, понимая, что для этого был не совсем подходящий момент. Мы чувствовали, что, если подлодка каким-то образом была связана с нашим спасением, наш рассказ может нанести вред экипажу".

Документы о спасении девушек в шведских архивах тоже все это время хранились под грифом "секретно".

"Недавно гриф секретности был снят. Когда я получила все документы, я и решила снять фильм. Я рада, что наконец-то могу рассказать эту историю не ради себя, а ради людей, которые пришли на помощь. Я проснулась как-то утром и просто начала писать сценарий для фильма", — отметила режиссер и героиня фильма.

Важная встреча

В 2013 году благодаря смотрительнице музея Мурманского морского пароходства, которому принадлежал "Дагестан", Хелена связалась с капитаном сухогруза Вячеславом Кузьменковым и пригласила его в гости в Стокгольм.

"Он приезжал в Швецию еще до того, как я решила снимать кино. Для него эта история тоже очень значимая. Он хотел удостовериться, что спустя столько лет с теми, кого он спас, все в порядке. Я видела его один раз, мне было сложно, ведь я не знаю русского, — рассказывает Хелена. — Он очень хороший человек, привез с собой подарки из России: свое фото и фото судна "Дагестан", которое нас спасло. На той фотографии, что он подарил, было написано на русском и на английском языках: "Только смелые могут победить море".

3 января 1985 года начальник Мурманского морского пароходства Владимир Игнатюк издал приказ о награждении почетной грамотой "За высокую выучку и самоотверженность" шестерых членов экипажа "Дагестана". Были награждены первый и второй помощники капитана, судовой врач, матрос первого класса, старший моторист и буфетчица. Сейчас Хелена ищет этих людей, чтобы сделать их героями своей картины.

"Я хотела бы найти и встретить оставшихся членов экипажа, я не смогла бы их обнять из-за коронавируса, но я бы их сердечно поблагодарила, — сказала она. — Я хочу снять трогательную историю со множеством фактов и мнений, поговорить со многими героями, с теми, кого смогу найти. Мы хотим снять красивое документальное кино, полное дружбы и русских героев. Конечно, события в фильме будут происходить на фоне холодной войны. Но это не фильм о политике или войне СССР и Запада", — утверждает Хелена.

Удалось найти контакты и семьи боцмана Владимира Морозова. "Я встретилась с его вдовой Татьяной. Это было очень эмоционально. У них дома висели фотографии мои и Шарлотты, и я поняла, что и в жизни Владимира это был тоже важный момент", — уверена Хелена.

Вести поиски героев фильма помогают и мурманчане, среди них сотрудники Мурманского пароходства и регионального Центра поддержки кинопроизводства. 

"В этой интереснейшей, основанной на реальных событиях истории есть потенциал для большого полнометражного фильма, потому что даже документальное кино на эту тему захватывает дух. Зачем что-то придумывать? Жизнь, как оказывается, подкидывает такое, что и придумать трудно", — считает руководитель центра Светлана Солдатова.

"Я помню, как мы радовались, когда нас спасли моряки с "Дагестана". Мы действительно чувствовали, что победили море, хотя не отпускала мысль, что всего одна волна, и лодка бы просто перевернулась. Сейчас я, конечно, могу выйти в море на лодочную прогулку, но это должна быть очень большая и надежная лодка. И, конечно же, на ней должен быть русский капитан", — смеется Хелена.

Помкапитана Староверов

Сейчас Александр Староверов работает сторожем в Борисоглебске, сутки через трое, его задача — обходить по периметру завод. Но было время, когда он на сухогрузе "Дагестан" в рейсах по два-три месяца бороздил моря и океаны. Был и на Кубе, и в Канаде, и в Америке, да везде был, жаль, говорит, не видел Австралию и Японию.

"Я стоял на вахте, и вдруг вдалеке — в двух-трех милях — в море что-то мелькнуло, — говорит он. — Моя вахта была 12 часов: с 4 часов утра до 16 часов дня".

Ему тогда было 30 лет. Молодой, красивый. Второй помощник капитана. Они шли по Ботническому заливу в Балтийском море, везли навалочный груз в Финляндию.

"Там есть маяк — Сода Кваркен — проходя мимо, сообщаем: кто, куда идем, все данные, а потом спрашиваем, что есть для нас. Помню, как мне сказали: для вас ничего нет, счастливого плавания".

Был день, часа два, светло, далеко видно.

"Я стою на вахте на мостике — судном управляет автомат, я только корректирую — и шарю биноклем по горизонту. И вдруг темное пятнышко на море. Подошли чуть ближе, вроде как бы кто-то машет. А рыбаки нам в тех местах частенько махали, чтобы обменять рыбу на водку. Раз посмотрел, второй, третий, а вроде как движение рук у человека похоже на сигнал бедствия. Пристальней посмотрел, да, сигнал. Посмотрел по карте — глубина позволяет, хотя есть отмель, но можно пройти. Повернул в сторону пятнышка, чтобы рядом пройти, думал потом уйти на свой курс. На это я не имел права без разрешения капитана, но сделал. И после уже позвонил капитану: мол, вижу шлюпку, там человек подает сигнал бедствия, решил пройти мимо. Капитан меня изругал, что сделал это без его разрешения, стал подниматься на мостик. И пока он поднимался, мы уже подходили к шлюпке — ну как подходили: это метров 500−600, но на море это рядом. Я услышал голос девушки: "Хелп ми!", а остальное не понял. На дне шлюпки лежала вторая девушка, обессиленная, но живая. Одну из них, как я узнал позже, звали Хелен".

Как говорит Староверов, "дальше все пошло как положено". Капитан приказал спустить шлюпку с правого борта — человек за бортом! — и началась спасательная операция.

"Мы же шли полным ходом, и, чтобы остановиться, нам надо много времени для постепенного снижения скорости. Сделали круг, сбивая скорость, подошли кабеля на два, остановились, легли так, чтобы с борта, где спускают шлюпку, было тихо. Есть такой способ на море. Старпома посадили возглавлять спасение, потому что я же на мостике, а после меня — только он. Старпом поднял девушек с экипажем в свою шлюпку, а их шлюпку отбуксировали".

Староверов помнит, что примчалась то ли полиция, то ли таможня, и от нее он немного узнал про спасенных девушек. Что они из состоятельных семей, сами взяли лодку и поплыли на прогулку. И правда, вскоре над местом спасения стал кружить вертолет, принадлежавший отцу одной из девушек.

"Но меня это не особо интересовало, главное — людей спасли. То ли весла у них выбило волной, то ли мотор сбило волнами, только когда мы шлюпку подняли на борт, на ней не было ни мотора, ни весел. Одна корзинка с пустым термосом. Их шлюпку вынесло очень далеко в открытое море, где ходят торговые суда".

За спасение ему позже вручили почетную грамоту — премии тогда давать за подобное было не принято. Спасенных девушек он никогда больше не видел, но хотел бы встретиться. Фотографий тех лет у него нет, да и современных тоже, а вот почетную грамоту он сохранил. Еще он запомнил, что у одной спасенной девушки были красивые каштановые волосы, а вторая была блондинка — ее из шлюпки перенесли прямо в лазарет на корабле, так ей было плохо.

Гостьи пробыли на корабле часа три, капитан все тревожился, что с такой остановкой могут и опоздать в порт назначения, а там и до штрафа недалеко.

Но они успели: спасли всего-то минут за 15. Через неделю на корабле получили телеграмму от отца одной из девушек, а еще через две недели прислали телеграмму и они сами: живы, здоровы, часто вспоминают свое приключение.

Староверов тоже его часто вспоминает, а еще помнит, как хотел рассказать о себе той самой девушке с каштановыми волосами. И даже пытался, когда спасенных переносили с российского судна на шведский катер. Он даже успел что-то сказать, но, говорит, экипаж кричал, хлопал, может, она и не услышала ничего.

Сейчас ему всего 66. Никогда больше он никого не спасал, но мало ли.

— Если надо помочь — я готов! — смеется помкапитана.

Съемки документального фильма "Таинственное море" продолжаются уже три года. В России группа уже отсняла материал в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Мурманске. Премьера картины должна состояться в конце декабря 2021 года в эфире шведского телевидения, после чего, возможно, история Хелены и Шарлотты отправится покорять мир.

Николай Кочетков, Елена Рузанова​