Все новости
Пушистый бизнес:
Пушистый бизнес:
Пушистый бизнес:
Пушистый бизнес:
Пушистый бизнес:

Пушистый бизнес: как российские предприниматели улучшают жизнь животных

© Gavgavstyle
Представители зообизнеса накануне Дня домашних животных рассказали ТАСС о том, как одежда и торты для собак стали рентабельным бизнесом, а котокафе помогает справляться со стрессом офисным работникам и находить хозяев бездомным животным

Animal lives matter

Основательница "Котобюро" Екатерина Дмитриева была дизайнером интерьеров. В 2016 году она занималась оформлением контактного зоопарка и заметила, что условия содержания животных в подобных заведениях в России никак не регулируются, а их хозяева больше настроены на получение прибыли, чем на благополучие своих подопечных.

"Ни одного нормативного документа у них не было. Сурикаты должны были жить в одном температурном и световом режиме с енотами и птицами. От проекта я отказалась и начала узнавать, как можно помогать, и так втянулась, что решила организовать Фонд защиты городских животных", — вспоминает Екатерина.

Екатерина Дмитриева Фонд защиты городских животных
Описание
Екатерина Дмитриева
© Фонд защиты городских животных

Организация защищает права и интересы животных в городской среде. На горячую линию "Кошки в городе" можно позвонить и сообщить о нахождении животного, и фонд оказывает ему посильную помощь. Также есть проект "Кошки реновации", где животных спасали или эвакуировали из зданий, идущих под снос. Когда в 2020 году найденышей стало очень много, то финансовые возможности на передержку в ветеринарных клиниках исчерпались и возникла идея "Котобюро".

"По данным зоомониторинга, который мы вели весь 2021 год, в Москве живет не менее 30 тыс. бездомных кошек. Город даже не представляет этот масштаб. Для того чтобы "вывести бездомных животных из тени", мы сняли помещение на Садовой-Кудринской улице в центре Москвы. Ведь московский регламент по бездомным животным предполагает только отлов и перемещение в переполненные приюты. И конечно, ни один приют не вместит такое количество кошек. В нашем "Котобюро" мы дали городским животным право на жизнь среди нас, на нашу поддержку и защиту", — говорит Дмитриева.

"Котобюро" решили сделать в концепции антикафе, где в комфортной атмосфере в окружении котов можно весь день работать и безлимитно пить кофе с бубликами и конфетами, стоимость посещения — 750 рублей. Но на практике гости стали оставлять большие суммы, так как понимали, что это не зообизнес, а благотворительная организация.

"Мы социально ориентированная некоммерческая организация и существуем на пожертвования. Но котокафе должно было окупаться. Люди, как правило, больше платят, потому что покупают не только услугу, но и хотят поддержать. Но самое главное, они забирают животных, дают им дом. Мы открылись в марте 2020 года, и за восемь месяцев работы пристроен уже 41 кот", — рассказывает Екатерина.

Каждый из котов получает имя мегаполисов мира. По "Котобюро" бегают Барселона, Каир, Питер, Выборг. Имена выбирают подписчики в Instagram. На стене кафе висит карта мира, и на ней кнопками-лапками отмечают города — тезки пристроенных котов. Потенциальные хозяева после того, как у них случился мэтч с котом, заполняют анкету, проходят собеседование и проверку через соцети. Еще одно обязательное условие — установка в квартире специальной сетки на окна, предотвращающей побеги и падения кошек. Выполнив эти два простых условиях, можно везти пушистого друга из "Котобюро" на новоселье.

Один из самых крупных проектов Фонда — "Накорми", который стал помогать уличным животным вместо их пожилых опекунов, которые находились на вынужденной самоизоляции. Сейчас ежемесячно еду получают 12 тыс. кошек и 4,5 тыс. собак. Корм собирают в коробах в зоомагазинах, школах, ветеринарных клиниках, а также закупают на пожертвования.

"Раньше считалось, что животных на улицах кормят сумасшедшие бабушки, идут в подвалы или на улицу с кастрюлей, разводят антисанитарию. Мы снимаем эту стигматизацию, здесь этим занимаются люди с нормальным доходом, образованием, ментальностью. Впрочем, нас обвиняют и в том, что мы кормим животных. Многие считают, что, наоборот, нужно снижать кормовую базу. Таким образом мы способствуем тому, что они живут и плодятся. Но мы не можем в цивилизованном обществе позволить, чтобы кто-то рядом умирал от голода. Мы пропагандируем ценность любой жизни. Численность бездомных животных ничтожна по сравнению с владельческими животными, и, не перекрыв каналы поступления животных на улицы, обрекать их на смерть от голода преступно", — подчеркивает основательница фонда.

Кроме того, Екатерина отмечает, что главная сложность в работе фонда — то, что люди не понимают ценности жизни животных. Спасти всех невозможно, но перспективу она видит в том, чтобы инициировать действия, которые повлекут за собой изменение законодательной базы.

"Пока что ни в одном нормативном акте нет учета интересов защиты животных в городской среде. Это на данный момент одна из главных задач фонда — обеспечение выживаемости бездомных животных", — говорит она.

Собаки на стиле

О тепле и комфорте, но уже для улицы подумали основательницы бренда Gavgavstyle Елена Хоруженко и Юлия Булгакова. Так, у девушек возникла идея запустить производство одежды для четвероногих друзей с появлением у них собак породы басенджи (африканский молчун, собака, которая не лает). Когда питомец начал подрастать и наступили холодные времена, хозяйки столкнулись с тем, что размер у собаки нестандартный и одежды на рынке на нее практически нет, а то, что есть, делается "не совсем натурально".

"В зоомагазинах в основном была представлена одежда из синтетики. Синтетика вырабатывает достаточно сильное статическое электричество. Собаке такая ткань доставляет дискомфорт. Первую попону я сшила своему щенку, когда ему было полгода. На прогулках у меня часто спрашивали, где можно достать такую, и я, видя спрос, задумалась об организации собственного производства", — вспоминает Елена. 

Швей, которые бы шили подобную одежду, было мало, и они шили типовые вещи, а основательница бренда хотела что-то оригинальное. Тогда она решила начать самостоятельное производство, купила промышленные машинки — "прямострочку" и оверлок. На организацию домашнего цеха и закупку ткани ушло 150 тыс. рублей.

"В контекстной рекламе я встретила турецкий утепленный трикотаж футер, которой отлично подходил для толстовок и при этом был натуральным. До этого я шила попоны из мембранной ткани, которая отводит влагу и обычно используется для горнолыжных костюмов. Поскольку собаки не потеют, использование такой ткани было не оправдано. И тогда я заказала 500 метров ткани разных цветов и 2018 году стала отшивать худи для собак", — говорит соосновательница бренда. 

Есть породы, у которых голова больше, чем туловище. Нужно было придумать модель, которая будет удобно надеваться и не будет мешать питомцу при игре с другими собаками. Так появилась модель с рукавом реглан и резинкой на животе, которая дает возможность удобной посадки для собак, чтобы ей было удобно двигать лапами и чтобы она при этом не путалась в рукавах.

"30 первых толстовок я раздала друзьям, чтобы получить честные отзывы. Получив фидбек, что одежда удобна и нравится, создала страницы в ВК и Instagram. Я нашла фотографа-анималиста в базе сообщества басенджи. Она сделала нам классные фотографии и так вдохновилась работой с моими собачьими худи, что предложила вести соцсети. Я была далека от этого и делала это хаотично, поэтому с радостью приняла ее в команду", — говорит Елена.

С появлением помощницы число заказов достигло рекорда — к сентябрю 2020 года стало поступать более 100 заказов в месяц. При этом отзывами покупатели делились в соцсетях, а их фото со стильными собаками в худи производили вирусный эффект — телефон у Елены "разряжался за четыре часа".

Тогда же пришла идея выйти на Wildberries, чтобы минимизировать контакт с конечным покупателем. Но, по словам основательницы бренда, хоть маркетплейсы и не подразумевают постоянного общения с покупателями, но там есть другая особенность — люди часто надевают вещь на собаку и, понимая, что она не подходит, возвращают ее в шерсти, и в таком виде она отправляется к следующему клиенту. А тот, в свою очередь, возвращает вещь, увидев ее в нетоварном виде. Таким образом число возвратов заставило Елену отказаться от работы на этой площадке.

"Тогда мы пошли в Ozon, где есть возможность самостоятельной отгрузки товара — привозишь в специальный пункт, оттуда уже отправляю покупателю. Эта толстовка уже возвращается мне, и я смотрю, насколько она потеряла или нет товарный вид. Я ее повторно в продажу не запускаю, так как считаю, что покупатель должен получить новую вещь. Мы считаем, что у нас очень неплохо получилось: покупатели присвоили нам высокий рейтинг — 5 из 5", — говорит соосновательница бренда.  

На волне успеха пришла необходимость увеличивать производство, и она приняла решение отшить большую партию в швейном цехе. В конце 2020 года Елена нашла швею, у которой был свой цех в Балашихе.

"Мы отшили тестовый образец. Отгрузили ей 500 метров полотна пяти базовых цветов. Через месяц после оговоренного срока мне прислали несколько мешков (это должно было быть 600 единиц готовой продукции) испорченной ткани — была нарушена технология настила, и все эти толстовки пошли в утиль", — объясняет предпринимательница.

Потом на "Авито" она нашла объявление о швее, которая до декрета была руководителем больших швейных производств и была готова работать с одеждой для собак. Позже она нашла еще одного специалиста. Сейчас выручка компании достигает 120–140 тыс. рублей в месяц. В планах у Елены добавить в линейку собачьей одежды охлаждающие жилеты и футболки для теплого времени года, а также защитные комбинезоны от клещей.

"Сейчас я вижу, что уже в течение недели после выхода новых моделей мастерицы из регионов начинают шить что-то подобное. Я не злюсь. Хорошо, что девочки по всей стране шьют, даже копируя мои модели, они развивают сегмент, а это значит будет больше собак, которым комфортно в своей одежде", — говорит Елена.

Нечеловеческая кондитерская

Основательница кондитерской для собак Petsburg в Сочи Юлия Мальцева в 2019 году, когда пришло время выходить из декрета, задалась вопросом, стоит ли возвращаться на старую работу менеджера по продажам, либо найти новую нишу.

"Я очень люблю готовить, в том числе тортики, и все детство хотела стать ветеринаром. Мы с мамой пожонглировали эту тему словами и пришли к выводу, что две этих любви можно совместить в кондитерской для собак. В Краснодарском крае много фирм по производству сушеных лакомств для собак, а вот собачьих кондитерских вообще не было", — вспоминает Юлия.

Юлия Мальцева Личный архив Юлии Мальцевой
Описание
Юлия Мальцева
© Личный архив Юлии Мальцевой

Тогда девушка стала изучать профессиональную литературу о питании и психологии собак, чтобы понимать особенности пищеварения и темперамента будущих клиентов, и начала свои первые эксперименты на кухне.

"Основа собачьего торта — мясо. Украшала я торты ягодами, которые можно собакам, — голубикой и черникой, они не вызывают расстройств пищеварения, и шоколадом на основе кэроба (плоды рожкового дерева — прим. ТАСС). На вкус он сладкий и пахнет шоколадом, но в нем нет вредного для собак теобромина, который есть в классическом шоколаде. Белый шоколад тоже специальный собачий, на основе жира и лактозы, в нем все натуральное", — объясняет Юлия.

Большой проблемой в Сочи было найти поставщика мяса, который сможет предоставить все документы и справки, к тому же нужны были малые объемы, а им были интересны крупные заказы.

"Когда я говорила, что я кондитер для собак, в лучшем случае это вызывало улыбку. Кондитер для собак звучит как массажист для кошки или хаускипер для хомяка — многие на это странно реагируют. Но я стояла на своем и все-таки нашла хороших поставщиков, чтобы готовить свои торты из самых натуральных и безопасных продуктов", — рассказывает предпринимательница.

Тогда девушка начала составлять бизнес-план и поняла, что собственных средств, чтобы обустроить собачью кондитерскую, не хватит. Но подруга Юлии, воодушевленная ее идеей, поддержала и одолжила сумму на покупку оборудования. Всего в запуск проекта девушка вложила около 35 тыс. рублей.

"Кроме сушилки для мяса остальное оборудование было как у обычного кондитера — миксеры, блендеры, кондитерские шприцы, все как для человеческих тортиков. Формочки в виде косточек и лапок заказала в интернет-магазинах", — рассказала основательница кондитерской.

Первым клиентом уже весной 2019 года стала хозяйка джек-рассел-терьера. Начинающий кондитер очень волновалась, но в итоге клиентка осталась довольна и оставила теплый отзыв. Это вдохновило продолжать. Она придумала название для компании — Petsburg, сама сделала логотип, завела страницу в Instagram и стала выкладывать туда свои первые работы.

"Рецепты придумывала сама. Путем экспериментов я поняла, что собаки больше всего любят говяжью печень, это до сих пор один из самых популярных моих тортов. Если у питомца, которому заказывают угощение, проблемы с пищеварением — использовала филе индейки. Из курицы не готовила, потому что это мясо не подходит собакам-аллергикам, так как в ней находятся антибиотики. Обычно хозяин знает, что его собаке можно, а от чего его собаке будет плохо, все эти моменты обговаривала с клиентами. Были, конечно, привереды, которые не понимали, что за непривычное блюдо перед ними поставили. Но потом эти же клиенты мне присылали отзывы и видео, где все собаки обычно, даже если изначально настороженно отнеслись, понюхав и полизав, с удовольствием съедают торт", — рассказывает Юлия.

Большую роль в раскрутке страницы кондитерской в Instagram сыграли мопс-тусовки, благотворительные проекты помощи бездомным животным и соцсети, где собачники делились рекомендациями. Вела Юлия страницу сама и также лично общалась с клиентами.

"Я люблю своих клиентов, они очень разные: может прийти утонченная девушка с борцовской собакой или брутальный парень на серьезной машине, но у него сидит на розовой подушечке маленькая собачка. Может быть огромный кане-корсо, которому заказывают килограммовый торт, а он его съедает буквально за 30 секунд, одним укусом. За все эти три года работы не было ни одной конфликтной ситуации, потому что собачники — очень приятная аудитория, их отличает легкое и позитивное отношение к жизни", — рассказывает Юлия.

Хотя большая часть заказов поступала ей к знаменательной для хозяина дате или ко дню рождения питомца, но много встречалось и тех, кто хотел просто побаловать собаку лакомствами — пирожными и капкейками. Таким образом, через год работы кондитерской Юлия стала получать по шесть-семь заказов в неделю, что приносило ей 25–30 тыс. рублей в месяц. В 2021 году девушка, видя запросы на собачьи торты в столице, обучила повара делать торты по ее рецептам и дизайнам, и теперь их можно заказать с доставкой в Москву и ближайшие города.

Осенью 2021 года она запустила линейку для кошек. Юлия признается, что это была "задача со звездочкой", так как они максимально привередливые не только к вкусу и запаху, но и внешнему виду. Но в итоге получилась линейка тортов из рыбы, креветок, зелени и рыбное печенье. Теперь она мечтает об открытии pets-friendly-кафе в Сочи.

"Я приглядываю уютное место, где было бы комфортно владельцам собак, островок, где будут лакомства для животных и вкусные круассаны и кофе для их хозяев", — говорит Юлия.

Анна Садова