Все новости

Князь Романов: роль русских солдат в спасении Европы не должна быть забыта

Димитрий Романович птакже рассказал о своем предке великом князе Николае Николаевиче, которому исполнилось бы 160 лет со дня рождения
Князь Димитрий Романов  Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Князь Димитрий Романов
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

ПАРИЖ, 18 ноября. /Корр. ТАСС Дмитрий Горохов/. В пятницу исполнилось 160 лет со дня рождения российского военачальника, великого князя Николая Николаевича (1856-1929). В Первую мировую войну он на протяжении первого года возглавлял всю русскую армию, затем командовал Кавказским фронтом. В марте 1917 года последним указом царя был вновь назначен Верховным главнокомандующим, но уже не успел приступить к делам.

Горсть русской земли

"Свой путь Николай Николаевич завершил в эмиграции, но до последнего часа мечтал о возвращении в Россию, - сказал в беседе с корреспондентом ТАСС старший ныне в роду Романовых, князь Димитрий Романович. - Не по своей воле разлученный с родиной, он до конца дней хранил в доме горсть русской земли".

В истории России и Европы он сыграл видную роль. Как напомнил Димитрий Романович, в 1914 году наступление русских войск, начатое на восточном фронте в первые недели войны, когда немцы стояли у дверей Парижа, отвлекло силы германской армии от французской столицы. Немецкому командованию пришлось перебросить с западного фронта на восток два армейских корпуса: более 80 тысяч человек. Это и спасло Париж.

"Русская армия и ее главнокомандующий великий князь Николай Николаевич имеют право на признательность Франции", - говорил о роли союзника маршал Жозеф Жоффр. Акт верности России братству по оружию он счел тем более дорогим, что к моменту наступления мобилизация русских сил еще не была завершена.

Перевод из ставки

Летом 1915 года, когда царь решил сам возглавить армию, Николай Николаевич был перемещен на Кавказ: командующим фронтом и наместником края. "Перевод из ставки он принял спокойно, - отметил Димитрий Романович. - Иное он счел бы непочтением к монарху. Да и новые посты были связаны с важными интересами империи".

Последним рескриптом государь восстановил великого князя на посту Верховного главнокомандующего. Но Временное правительство сочло указы отрекшегося от престола царя недействительными. В Могилеве лежало письмо премьера Георгия Львова о невозможности поручения государственных постов Романовым. Ставя подпись под уже чисто формальной присягой новой власти, Николай Николаевич так нажал на перо, что чернила забрызгали бумагу.

"Мой отец, князь императорской крови Роман Петрович, служивший адъютантом у главнокомандующего, вспоминал эти часы в штабном вагоне, - рассказал Димитрий Романович. - "Дядя Николаша", как называли его в семье, сидел у окна, вглядываясь в темноту. Когда состав тронулся, он встал, перекрестился и, не проронив ни слова, ушел в свое купе".

В Крыму

Супруга великого князя Анастасия Николаевна, дочь черногорского короля, в военную пору служила сестрой милосердия. В годы начавшейся Гражданской войны они находились в Крыму. С приходом большевиков обитатели крымских дворцов оказались в роли арестантов. Но караулившие их матросы стали отчасти и защитниками пленных.

Ялтинский Совет требовал расправы над Романовыми, однако боцман Задорожный не уступал, ссылаясь на отсутствие прямого указания Ленина. После занятия Крыма немцами прибыл посланец кайзера с предложением об эвакуации в Германию. Романовы отказались, попросив об одном: освободить из-под ареста Задорожного. Родственники царя считали себя в долгу перед бывшим комендантом.

Фронт приближался к полуострову, и участь узников не вызывала сомнений. Капитан крейсера "Мальборо" передал письмо для императрицы Марии Федоровны, матери Николая II, от вдовствующей британской королевы Александры. Она умоляла сестру скорее покинуть Крым. Отплывали 11 апреля 1919 года. Крейсер шел близко к берегу, и с палубы путникам был виден Ливадийский дворец с парком, сбегавшим к морю.

Возвращение на родину

Для Николая Николаевича и его супруги разлука с Россией была личной трагедией. Расставаясь с родиной, великий князь не уходил с палубы корабля до последнего мгновения, пока был виден крымский берег. В вынужденном изгнании он жил постоянной надеждой вернуться. Накануне Сочельника, 5 января 1929 года военачальник продиктовал свои последние слова соратникам по русской армии: "Памятуйте о России!".

"Тогда, разумеется, нельзя было исполнить его желание - упокоиться рядом со своими солдатами, - отметил Димитрий Романович. - Но это время пришло, и три года назад я и мой брат Николай Романович как ближайшие родственники удостоверили наше намерение перенести прах великокняжеской четы из французского Канна в Москву. Это стало возможным при деятельном содействии Российского исторического общества".

Перед перенесением праха в Москву Франция отдала почести бывшему русскому главкому на территории исторического Дома Инвалидов. Открывая поминальную службу, епископ вооруженных сил Люк Равель назвал панихиду "данью памяти главнокомандующему союзной армии". Республиканские гвардейцы пронесли на руках через весь Почетный двор гроб с прахом великого князя. Эта почесть оказывается при прощании только с маршалами Франции.

В семье и сегодня вспоминают апрельские мгновения 2015 года, когда Николай Николаевич и Анастасия Николаевна обрели вечный покой в Часовне Преображения Господня на Братском воинском кладбище в Москве. "Радостно сознавать, что История снова едина и в состав России теперь вернулись Крым, Севастополь, почетным гражданином которого был великий князь, - отметил он. - Николай Николаевич вновь вместе с русскими солдатами, героизм которых в двух самых больших войнах не должен быть забыт. Они спасли Европу и в 1914 году, и в последнюю войну. Без России не справились бы!".