Все новости

Маскарадный костюм князя Юсупова продали на торгах в Монако за €125 тыс.

Имя покупателя не разглашается

ПАРИЖ, 9 июля. /Корр. ТАСС Дмитрий Орлов/. Один из главных лотов "русских торгов" в Монако на минувших выходных - костюм князя Феликса Юсупова (1887-1967), созданный для маскарада в британском Альберт-Холле, был продан за €125 тыс. Об этом сообщил корреспонденту ТАСС в понедельник вечером представитель аукционного дома Hermitage Fine Art, где и проходили торги.

По его словам, стартовая сумма была установлена на отметке €110 тыс. При этом на сайте дома предварительная цена была указана на уровне €150-180 тыс. Покупателю, имя которого не разглашается, достался бархатный кафтан из золотой парчи с вышитыми красными и синими цветами, а также расшитый позолоченными и серебряными нитями и цветные кожаные сапоги.

"Вещи имеют свойство меняться в течение жизни. Хорошо, что он сохранился и дошел до нас в таком отличном состоянии. Не всегда бывает так", - поделился представитель Hermitage Fine Art, отвечая на вопрос о "комплектации" костюма.

Согласно архивной фотографии с сайта аукционного дома, на которой князь запечатлен при полном параде, помимо кафтана и кожаных сапог на Юсупове также красуется шапка, выполненная в аналогичном стиле, а на поясе у него висит кинжал. Что касается бриллиантов, изначально присутствовавших на кафтане, то, по словам собеседника агентства, "такие вещи исчезают в первую очередь". В описании лота также отмечены следы носки, отсутствующие элементы из соболиного меха, которыми были оторочены подолы и рукава, а также оторванная пуговица.

Помимо костюма на торгах были также представлены множество других реликвий рода Юсуповых, в том числе мемуары князя, письма, которые они с супругой Ириной Александровной писали друг другу, а также портреты их и брата Феликса - Николая. Остальные лоты субботних торгов включали в себя письма великого князя Александра Михайловича Романова, внука Николая I, портреты представителей дворянства и военных, различные награды и элементы униформы русской армии разных лет (от Петра I до Александра III). Однако пока аукционный дом не готов огласить итоги прошедших в субботу торгов и готовит отчет, который должен выйти примерно через неделю.

История карнавального одеяния

Бархатный кафтан и разноцветные кожаные сапоги были сшиты в Санкт-Петербурге в 1912 году по заказу князя, который надел их на костюмированный бал в Альберт-Холле. "Костюм произвел фурор, - писал в своих мемуарах сам Юсупов. - В тот вечер со мной перезнакомился весь Лондон, а назавтра фотографию мою напечатали все лондонские газеты". По его словам, на том вечере собралось "5 тыс. приглашенных, весь зал был убран цветами и всюду царило веселье, непохожее на англичан".

"Этот мой последний год в Англии был самым веселым. Чуть не каждый вечер я в маскараде. Успех имею оглушительный. Костюмов у меня множество, но более всего рукоплещут моему русскому платью", - делился он в своей книге.

Убийство Распутина

Представитель и наследник одной из богатейших семей Российской империи, Феликс Феликсович после женитьбы на единственной племяннице государя вошел в ближний круг царских родных. Он же стал организатором убийства фаворита Николая II - Григория Распутина. По мнению многих современников, своим участием в убийстве Распутина в Петрограде в декабре 1916 года он нанес империи роковой удар, приблизив революцию.

Сам князь до конца дней не соглашался с таким суждением. Как вспоминал близкий друг четы Юсуповых, скульптор Виктор Контрерас, Феликс никогда не выражал сожаления по поводу своего поступка. До конца дней он подозревал сибирского старца в закулисном влиянии на государственные дела. Однажды в присутствии скульптора князь высказал свою версию русской истории: "Революция произошла потому, что мне не удалось убить Распутина вовремя, чтобы его остановить".

С наступлением 1917 года для Юсуповых началась пора скитаний. Из всего огромного состояния, оцениваемого по современным меркам в €10 млрд, Юсуповы взяли с собой две картины Рембрандта (сейчас они находятся в Национальной галерее искусства в Вашингтоне). Почти два года родственники царя провели под арестом в Крыму, а 11 апреля 1919 года вместе с несколькими родными покинули родные берега на борту броненосца "Мальборо".