Все новости

"Не бывает на свете, чтоб были потеряны дети". Как нашлась девочка, которую искали 20 лет

© Кирилл Кухмарь/ТАСС
Эта история — готовый сценарий для фильма. Четырехлетняя девочка пропала в белорусской электричке, а нашлась в рязанской семье — уже взрослой

"Она помнила, что побиралась по вокзалам"

"Она всю жизнь считала, что ее выкинули родные родители, и мечтала посмотреть этим людям в глаза, — говорит приемная мама Юли Ирина Алексеевна. — И вот посмотрела — но оказалось, что это нормальные люди".

Юля пропала 1 октября 1999 года. Ей было четыре, она ехала с папой на электричке Минск — Осиповичи. Что было дальше, можно только предполагать. Скорее всего, с ее отцом завязалась драка, его избили, а девочку украли. Ирина Алексеевна предполагает, что ее украли бездомные или цыгане, чтобы побираться: на ребенка деньги дают охотнее. Это был бизнес.

Она помнила, что побиралась по вокзалам, что ночевали в каких-то домах без окон, без дверей, прятались от милиции. Но при этом говорила про маму, папу и братьев. Я решила, что у нее были родители-бомжи
Ирина Алексеевна

Так девочка доехала до Рязани. Здесь ее просто бросили на вокзале.

Российская милиция искала родителей потерявшейся девочки в Рязани и окрестностях. А белорусская разыскивала пропавшую Юлю на своей территории. Поэтому концы не сходились, несмотря на то, что родные родители девочки облазили все колодцы в округе. В итоге Юля оказалась в распределительном центре, откуда ее забрала семья Алпатовых.  

"Я была в шоке и в слезах"

"Юля плакала на словах "ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети" из "Песни про мамонтенка", — рассказывает Евгений, Юлин брат. — Она спрашивала: "Ну как так? Ну почему я — потеряна?" Хотя девочке повезло с новой семьей, узнать родных она все-таки хотела.

Объявление о пропавшей девочке на стенде МВД Белоруссии Пресс-служба МВД Белоруссии
Описание
Объявление о пропавшей девочке на стенде МВД Белоруссии
© Пресс-служба МВД Белоруссии

Все получилось почти случайно, в августе этого года. Молодой человек Юли Илья — общественный активист. "Юля меня упрекнула в том, что обо мне пишут местные СМИ, а о ней нигде информацию не найти, — рассказывает он. — Ну я и нашел ее в тот же день". При этом Юля тоже не раз пыталась выяснить о себе что-то, но ей это не удавалось. "Она искала себя исключительно по Рязани и России, — говорит Илья. — А я к месту не привязывался, я просто искал девочку, а не место, где ее нашли". Поиск вывел Илью на сайт МВД Белоруссии, где описывалась очень похожая история. "Я была в шоке и в слезах, — говорит Юля. — И сначала, и когда поняла, что это правда".

Дальше девушке дали телефон ее отца. Она написала SMS: "Здравствуйте, я Юля, есть ли у вас Viber или WhatsApp". Без подробностей. Но родные родители сразу поняли, что это — их Юля. От шока они молчали полтора часа. "Она говорит мне: мама, они, наверное, не хотят со мной вообще общаться!" — рассказывает Ирина Алексеевна. Первый разговор с родными продлился несколько минут. "Мы не могли говорить, там было только "Юлечка, доченька ты наша", и дальше слезы", — вспоминает Юля.

Юлия и ее молодой человек Илья встретились с биологическими родителями девушки Пресс-служба МВД Белоруссии
Описание
Юлия и ее молодой человек Илья встретились с биологическими родителями девушки
© Пресс-служба МВД Белоруссии

Через сутки начали общаться. Обмен детскими фотографиями сразу показал — не ошибка, не совпадение. А потом это подтвердила генетическая экспертиза.    

Юлия съездила к своим родным в Минск. "Все были рады, все были на эмоциях", — говорит она о встрече. Переезжать туда девушка не собирается. В Рязани она растит пятилетнюю дочь, и у нее здесь своя жизнь. "Просто у нее будут две мамы и два папы, — говорит Ирина Алексеевна. — Две полноценные семьи". Просто иногда потерянные дети находятся. Пусть даже двадцать лет спустя.   

Бэлла Волкова, Константин Крашенинников