Все новости

Посылка судьбы. Династия из Мурома разносит почту уже больше 70 лет

Людмила Смирнова и Наталья Царькова
© Анна Устинова/ТАСС
Шесть человек из этой семьи с послевоенных лет работают в отделениях связи и на почтамте, а их общий стаж превышает полтора века. Так же, как и их родители в молодости, дети сегодняшних потомственных почтовиков уверены, что появились на свет для чего-то большего. И все-таки словно какая-то ниточка крепко привязывает уже третье поколение и смиряет их работать под сине-белой вывеской. У них это вроде как на роду написано

"Никогда, никогда не стану работать на почте", — говорила она себе в школьные годы и в студенчестве.

— Бабушка с утра до ночи на почте, мама с утра до ночи на почте, тети на почте, разговоры у почтарей только о работе — о том, как с клиентами тяжело. Но как-то судьба меня тоже привела сюда, и так складывается по жизни, что с этой тропы не свернуть, — с ходу рассказывает главное, что стоит знать о семейной династии, начальник участка курьерской доставки Муромского почтамта Людмила Смирнова.

Чтобы уж точно не оказаться на почте, после школы Людмила получила техническую специальность в университете и уже было собралась на завод, но родители почему-то ее остановили: в 90-е годы на производстве стабильной зарплаты не было, а на почте освободилось место оператора связи с небольшими, но стабильными деньгами. Не проработав ни дня по специальности, на почте Людмила задержалась уже на 23 года.

Ее старшая сестра Наталья по виду — человек более мягкий и покладистый, однако крамольная мысль обойти почту стороной в молодости была и у нее. В институт — Ивановский химико-технологический, на работу — подальше от дома: химиком-технологом на ткацко-отделочную фабрику в Донецк Ростовской области. Но нестабильность времен новой России заставила вернуться на родину, в Муром. Она стала "деньгоношей" — так в профессиональном кругу называют почтальонов, которые разносят пенсию. Ее вклад в династийный срок — 25 лет.

В первые же дни ее работы произошел случай, после которого исчезли мысли свернуть с почтового пути.

— В 1995 году пришли отправлять посылку женщина с матерью — скорее всего, жена и мать солдата. И тут я вижу адрес: Чечня. Они очень переживали. А я тогда только устроилась и сама нервничала. Сами понимаете: посылка на войну. А еще сказали, что в прошлый раз отправляли посылку, а солдат ее не получил. В фанерный ящик положили какие-то вещи, продукты — заколотили гвоздями, перевязали шпагатом, запечатали сургучом и отправили. Через какое-то время — может, через месяц — они опять приходят радостные и говорят: "Вы знаете, посылка дошла, он все получил, живой! Раз вы такая удачливая, мы снова пришли именно к вам. Мне тогда было лет 25. Какое-то было чувство ответственности, долга. Очень хотелось, чтобы посылка обязательно дошла, все сделать правильно, — вспоминает Наталья.

Мы сидим в кабинете Людмилы. Разговор каждые 5–10 минут прерывают телефонные звонки — во время пандемии в пять раз выросло количество заявок на доставку посылок курьером. А в подчинении у Людмилы на весь стотысячный Муром всего два человека, мужчина и женщина, — они развозят под 400 кг посылок в день.

С послевоенного времени в этой семье общий стаж работы женщин на почте — более 153 лет, другую такую династию по всей России трудно найти. Бабушка, мама, две тети, теперь вот Людмила и ее старшая сестра Наталья, а временами, когда работы выше крыши, — и их дети.

На лошади, на лодке и пешком

Основательница династии Анна Ефимовна Харузина на почте не работает уже 34 года, а люди ее помнят до сих пор.

— О-о-ой, какая женщина была хорошая. Таких, наверное, больше нету.  Пешком ходила за шесть килóметров к нам в Кудрино — всегда с улыбочкой, всех приветит, все объяснит. И долго она работала на пенсии, и на велосипеде ездила. И выходной был только один день — воскресенье. Зимой ездила к нам на лошади, летом реку на лодке переплывала, искала короткий путь, — вспоминает почтальон ОПС Кудрино Меленковского района Антонина Захарова, одновременно восхищаясь трудолюбием коллеги и в чем-то радуясь, что выходных теперь все же побольше.

После войны бабушка Анна работала на ферме в Илькино под Меленками, рядом с военной частью. Гостеприимную тетю Нюру, жену конюха, хорошо знали в округе — дверь дома, как говорится, всегда была открыта для всех. Люди приходили за советом, полечиться (говорят, она умела заговаривать болезни горла), да и просто попить чаю.

Раиса Баранова (вторая слева), Валентина Крылова (в центре), Анна Харузина с Натальей (справа) Личный архив Натальи Царьковой
Описание
Раиса Баранова (вторая слева), Валентина Крылова (в центре), Анна Харузина с Натальей (справа)
© Личный архив Натальи Царьковой

— Бабушка пользовалась авторитетом, и вот ее пригласили в узел связи в военной части работать. И даже, представляете, так уважали, что одной из первых в Илькино ей поставили стационарный телефон — звонить ходили всей деревней. Вызвать скорую, милицию или что-то. Помню, была сильная гроза, ударила молния и загорелся соседний дом. Бабушка в первую очередь набирает  "01", — рассказывает Наталья.

Начальник ОПС на селе — не то, что в городе, одна за всех. С утра оформляет посылки и телеграммы, вечером разносит письма по нескольким деревням.

— Сначала до Крутцов на автобусе до леса, а потом еще километров шесть пешком. Я была маленькая, одну дома нельзя было оставить, вот и брала бабушка с собой. Но автобус позже стал, сначала на велосипеде десять километров она ездила. А помню, как еще мы на почте на счетах катались, — вспоминает младшая сестра.

А еще к бабе Нюре чужие люди отправляли детей, вроде как на перевоспитание. Так за лето сына почтового ревизора из Меленок она научила работать с лошадьми. Теперь он местная знаменитость.

— И вот до сих пор он в Меленках занимается лошадьми, обучает детей, казачий атаман, в "Поле чудес" даже участвовал. А мы смотрим на него и вспоминаем, как бабушка его учила. Коня на скаку остановит — это вот про нее было, — говорят сестры, и Наталья растроганно утирает слезы.

40 лет проработав на почте, Анна Ефимовна до последнего дня многое тащила на себе. Так и умерла в 71 год, взвалив на плечи здоровенный мешок сахара из автолавки. А семейную династию продолжили три дочери.

Валентина Крылова Личный архив Натальи Царьковой
Описание
Валентина Крылова
© Личный архив Натальи Царьковой

Самый титулованный почтовик в династии — Валентина Васильевна Крылова, мама Натальи и Людмилы. Сейчас она на пенсии, а раньше работала на разных должностях в узлах связи и занималась переводами. Особая гордость в семье — ее медаль "Мастер связи", которая считается высшей наградой почтовиков. А переманила на почту ее старшая сестра Раиса — пожалуй, единственная, кто с детства стремился здесь работать. На курсы начальников ОПС в начале 60-х годов она отправилась учиться аж в Орел, но сразу после, конечно же, вернулась во Владимирскую область, где и проработала 22 года. Младшая в их семье, Антонина, почте посвятила всего пять лет, но быстро стала начальником ОПС, а потом пошла на повышение — председателем сельсовета.

Медали "Ветеран труда" и "Мастер связи" Личный архив Натальи Царьковой
Описание
Медали "Ветеран труда" и "Мастер связи"
© Личный архив Натальи Царьковой

Исповедь почтовика

И Наталья, и Людмила говорят неторопливо, грамотно, даже как-то успокаивающе. Фраза одной сестры плавно перетекает в речь другой. Любимые игрушки в раннем детстве — сумки через плечо, бланки и списанные штампики. Тогда они разносили письма по домам вместе с бабушкой, потому что не с кем было остаться дома. В студенчестве — самостоятельно подрабатывали почтальонами.

— Мне было стыдно первое время работать почтальоном. Участок у меня был в частном секторе — грязь, лужи. Я приходила в ОПС, снимала обувь, надевала резиновые сапоги и шла разносить почту. И стыдилась ходить: а вдруг увижу кого-то из своих одноклассников с этой своей почтовой сумкой. Поэтому, когда мне предложили сесть за кассу, я обрадовалась. Почтальоном мне не очень хотелось работать, особенно в молодом возрасте. Сейчас я спокойнее к этому отношусь: нужная людям работа, важнее многих, глупо ее стыдиться, — признается Наталья.

Когда она только пришла, за полугодие в Муром и Муромский район поступало под 50 тыс. газет и журналов — так что каждому почтальону приходилось по несколько раз возвращаться за ценным грузом. Сейчас объем подписки — менее 10 тыс. экземпляров, и это с учетом еще двух районов.

— Когда начинала работать, волнительно было очень. Я училась в институте, разносила пенсии. И как-то увидела, что еще не всех пенсионеров обошла, а деньги у меня уже закончились. Это была настоящая паника. До сих пор помню эту картину: жара, лето, остановка по пути, я села на эту остановку и рыдала, что потеряла деньги. Решила, что таких денег в жизни не заработаю. Пошла виниться в отделение связи, и тут выяснилось, что денег мне специально меньше дали, на случай, если людей дома не будет, даже извинялись потом. С тех пор я завела правило — прежде чем взять какую-то сумму денег, надо ее пересчитать. Калькулятор купила, — разговорилась Людмила.

Людмила Смирнова (справа) Анна Устинова/ТАСС
Описание
Людмила Смирнова (справа)
© Анна Устинова/ТАСС

Как руководитель она ценит свой коллектив за то, что "работают без оглядки". А когда только пришла на почту, потомственность особой роли не играла, и доверие коллег надо было заслужить. И, конечно, не испортить репутацию семьи.

— Мне было страшно, что и на маме может как-то отразиться. Я была стажером, меня обучал оператор. Выдавали в отделении по ведомости пенсию. Основная сумма в одной ведомости, в другой — доплата. И как сейчас помню: 1997 год, 50 рублей. Пришла женщина, в одной ведомости расписалась, а в другой, очевидно, специально не стала. Мы ей точно выдали деньги, а вечером заметили, что подписи в бумаге нет. После этого случая нас вызвали к начальнику отделения — вот это был позо-о-ор, конечно, непередаваемый. Получалось так, будто я эти деньги взяла. А я их не брала, и потом, конечно, мы с наставником вложили деньги. И вот я запомнила это на всю жизнь, поэтому всегда заставляю подчиненных возвращаться за подписью, если клиенты вдруг забудут. Я очень переживала, что маме придется краснеть, — говорит Людмила.

Многостаночники

Рабочее место Натальи, специалиста группы контроля, состоит из компьютера, нескольких сдвинутых рабочих столов (я насчитала пять), на которых аккуратно сложены в коробки и связаны чеки оплаты почтовых услуг. С утра до вечера она занимается сверкой оплат и оформляет документы для юридических лиц. Не совсем лицо почты, но это тоже почта.

Наталья Царькова  Анна Устинова/ТАСС
Описание
Наталья Царькова
© Анна Устинова/ТАСС

— А где же самая тяжелая работа у вас? — интересуюсь.

— Самая тяжелая работа на почте — это там, где работают с людьми: в отделении операторами и почтальонами. Операторы берут на себя основной удар... На сортировочном участке еще очень тяжело у нас работать физически — там, где принимают посылки при железнодорожном вокзале. Работают там в основном женщины. Если посылка ограничивается 20 кг, то сортировщики-женщины это несут на своих плечах. Парни не все выдерживают эту работу. Только в наш участок приходит ежедневно по 300–400 кг в день, а структурных подразделений в нашем почтамте более 70, — рассказывает Людмила.

Несмотря на высокую нагрузку, о своих клиентах почтовики чаще говорят хорошее. Были, например, случаи, когда люди через весь город возвращались, чтобы вернуть лишнюю сдачу. Но и без хамства не обходится.

— За престиж профессии мне реально обидно. Потому что, когда я прихожу в Сбербанк и вижу, как там терпеливо люди сидят, а затем приходят на почту и как ведут себя с оператором, — разница есть. Может, потому, что на почте нет электронной очереди. Но у нас очень много работает грамотных людей, в основном все с высшим образованием. Они должны принимать и страховку, и перевод, и вклады банковские, оформить лотерейные билеты, торговлю. Мы многостаночники. Получается, что где-то есть небольшие провалы, человеческий фактор, но мы все искренне стараемся работать хорошо и улучшаться, — говорит Наталья.

История повторяется

В обеденный перерыв к маме Людмиле заехали сыновья — прямо скажем, два красавца парня. Сережа перешел в восьмой класс, планирует связать жизнь с физкультурой и спортом. Он серьезно занимается дзюдо. Старший, Алексей, по фигуре тоже атлет, в прошлом году две недели проработал курьером на почте. Судя по его рассказам, хорошая физическая форма очень даже нужна в этой работе — сумка с весами и упаковочным материалом, с которой курьеры приезжают к клиентам, весит килограммов семь.

Алексей Смирнов Анна Устинова/ТАСС
Описание
Алексей Смирнов
© Анна Устинова/ТАСС

— Честно говоря, продлить почтовую династию я не готов, потому что не вижу никаких перспектив. Сейчас я работаю на заводе лаборантом и рабочим, студент второго курса университета по специальности "Технология машиностроения", — говорит молодой человек.

Мама к такому решению относится с пониманием: почта — это все-таки женская работа, и зарплата, опять же, не для добытчика в семье…

Наталья в это время украдкой смотрит на часы — в день нашей встречи ее единственная дочка Алина сдает свой первый ЕГЭ.

— Хочет поступать на экономический факультет либо на информационные технологии. Я ей говорю: не получится ли так, что ты окончишь экономический факультет, а потом придешь к нам работать? Не знаю, посмотрим, мы же тоже не хотели, — размышляет Наталья.

На участке курьерской доставки снова раздается телефонный звонок, просят доставить посылку.

Анна Устинова