Все новости

Что нам сулит смена Трампа на Байдена

Андрей Шитов — о новой главе в хрониках Белого дома

Как Карлсон из детской книжки, 45-й президент США республиканец Дональд Трамп улетел, но обещал вернуться. Игры, в которые четыре года всех вовлекал этот лучший в мире выдумщик и проказник, окончились. Даже те, кого эти игры возмущали (вроде журналистов из New York Times и других американских либеральных изданий), допускают, что будут по ним скучать. А их коллегам с телеканалов CNN и MSNBC уход Трампа и вовсе грозит прямым убытком, падением рейтингов и доходов.

В Белом доме в прямом и переносном смысле проведена генеральная уборка. Его новые хозяева демократы Джозеф Байден и Камала Харрис обещают, что впредь там все будет исключительно по-взрослому. Хотя сами по себе они персонажи тоже достаточно необычные, так что, может быть, и их история окажется все-таки не совсем уж банальной.

 Чем люди живы

На прощание Трамп еще раз похвастался, сколько всего успел совершить. Но я при этом с грустью подумал, что до России он в президентском лайнере так и не долетел, хотя изначально обещал "поладить" с Москвой.

А для перехода к нормализации американо-российских отношений сейчас, наверное, необходим прорыв, сравнимый с прогулкой Рональда Рейгана по Красной площади в 1988 году. Конечно, для этого нужен и лидер рейгановского калибра; представить себе в этой роли Байдена у меня пока не получается.

В прощальной речи Трампа мне особенно понравился пассаж о том, чем люди живы. "Америка постоянно сталкивается с угрозами и вызовами из-за рубежа, — сказал он. — Но величайшая опасность, которая нам грозит, — это утрата веры в самих себя, веры в наше национальное величие. Нация сильна лишь постольку, поскольку крепок ее дух. Мы динамичны только в силу гордости. Животрепещет в нас только вера, бьющаяся в сердцах наших людей".

И меня тоже весь опыт жизни и в Америке, и в России убеждает в том, что важно не то, что с тобой происходит, а то, как ты к этому относишься. Что люди подбирают себе факты по вере, а не наоборот. Поэтому я терпеть не могу одно из любимых наших российских занятий: нытье о том, как все вокруг плохо.

Американцам оно совсем несвойственно. И Трамп даже в прощальном обращении к согражданам, 74 млн которых голосовали в ноябре за него, утверждал, что именно его администрация "восстановила священную идею, в соответствии с которой в Америке власть подотчетна народу". А заодно и заверял сторонников, что прощается с ними "ненадолго" и что их совместное движение "только начинается".

Символ веры

Байден, собравший в ноябре, по официальным данным, свыше 81 млн голосов, дал ответ предшественнику в инаугурационной речи. Он подчеркнул, что вкладывает "всю душу" в свои слова, — так же, как это делал 1 января 1863 года при подписании Прокламации об освобождении рабов Авраам Линкольн.

Сравнение, конечно, нескромное, но, надо полагать, искреннее: тем более что на прошедших выборах кандидат Демпартии в значительной мере опирался на поддержку афроамериканцев. А свой президентский символ веры он сформулировал просто: "Собрать Америку воедино; сплотить народ и объединить страну". Чтобы общими усилиями "исправить неверное и неправедное; дать людям хорошую работу; учить детей в безопасных школах; победить смертоносный вирус; восстановить средний класс и сделать здравоохранение общедоступным; обеспечить расовую справедливость; вновь сделать Америку ведущей силой добра в мире".

Вот вам и политическая программа в одном абзаце, причем с расстановкой приоритетов. И намерения, конечно, благие — равно как и призыв "положить конец нынешней негражданственной войне (uncivil war), в которой "красные" противостоят "синим", селяне — горожанам, консерваторы — либералам" (красным цветом в США традиционно принято маркировать прореспубликанскую, а синим — продемократическую политическую ориентацию — прим. ТАСС).

Все это хорошо: как писал в колонке для ТАСС Дмитрий Медведев, в Москве тоже считают, что стабильность в Америке лучше, чем нестабильность. Но как этого достичь?

Внятного ответа в речи Байдена я не увидел. Скорее наоборот: звучали явственные намеки на продолжение того противостояния, которое оратор аккуратно — через отрицание — признал схожим с гражданской войной. У стен Капитолия новый президент США назвал сторонников Трампа, вторгшихся недавно в эти стены, "мятежной толпой". А среди добродетелей, которые он считает "определяющими" для американцев, особо выделил умение видеть "правду".

"Последние недели и месяцы преподнесли нам болезненный урок, — сказал Байден. — Есть правда и есть ложь. Ложь, которую говорят ради власти и ради выгоды. И долг и обязанность каждого из нас — как граждан, как американцев и особенно как лидеров, поклявшихся чтить нашу конституцию и защищать нашу страну, — отстаивать правду и громить ложь".

Мне все это очень знакомо. Я еще при Бараке Обаме (который вместе с другими бывшими президентами США, кроме совсем уж старенького Джимми Картера, присутствовал на инаугурации) пытался доказывать в Вашингтоне, что общая универсальная правда ведома лишь Всевышнему, а среди людей и народов она у каждого своя. Мне высокомерно отвечали: нет, это моральный релятивизм; единая и неделимая правда существует и принадлежит американцам, а у россиян имеются только "фикции".

Твердили это либеральные демократы-глобалисты, которые теперь вместе с новым президентом возвращаются к рычагам власти в США. Прежде всего именно поэтому мне всегда был более симпатичен Трамп, который, будучи националистом и популистом, признавал право на особое мнение и за чужими народами. Теперь он нарушил полуторавековую традицию и на инаугурацию своего преемника не приехал.

Откуда приоритеты

Правда, торжеству победителей это не помешало. Байден вообще заранее заверил, что он такому решению Трампа только рад. "Вот и хорошо", — сказал он репортерам в родном Делавэре, назвав соперника "позорищем для страны".

А вселившись в Белый дом, новый американский лидер сразу принялся крушить политическое наследие предшественника. В первый же день он подписал указы о возвращении США во Всемирную организацию здравоохранения и Парижское соглашение по климату, отменил режим чрезвычайного положения на границе с Мексикой и остановил федеральное финансирование строительства там ограждений, снял запрет на въезд в США граждан ряда мусульманских стран, блокировал прокладку нефтепровода Keystone XL между США и Канадой. Кстати, последнее решение американские отраслевые лоббисты сразу расценили как "подарок Китаю и России".

Понятно, что приоритеты нового вашингтонского лидера диктуются кризисами — медицинским, экономическим, межрасовым, — с которыми сталкивается сейчас его страна. Достаточно напомнить, что от COVID-19 скончалось уже свыше 400 тыс. американцев, хотя год назад Трамп надеялся обойтись вчетверо меньшими потерями. На этом фоне нынешнее введение в США 100-дневного масочного режима, включая обязательное ношение масок в госучреждениях, выглядит просто данью необходимости — равно как и, например, продление мораториев на выселение несостоятельных должников и на погашение федеральных студенческих займов.

Но все же в новых подходах чувствуется и привкус политизированности. Так, либерализация иммиграционного режима и обещание "приезжим без легального статуса" ясного, пусть и многолетнего "пути к гражданству" однозначно воспринимаются критиками не как проявление гуманности, а как ключевой компонент стратегии Демпартии США по расширению своего "коренного" электората, закреплению "структурных демографических преимуществ".

"Все дороги ведут к Путину"

На взгляд со стороны, это курс не на сплочение, а на дальнейшее разобщение страны и народа. И профессиональные политологи тоже обращают внимание на нарушение традиций преемственности в действиях вашингтонских властей. На семинаре, состоявшемся за считаные часы до инаугурации Байдена в академическом Институте мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова, руководитель Центра североамериканских исследований ИМЭМО Виктория Журавлева подчеркивала, что точно так же и сам Трамп четырьмя годами ранее безжалостно громил наследие Обамы.

Я, кстати, хорошо помню, как в то время один из ключевых советников Обамы — Бен Родс в ответ на мое замечание, что ни один из президентов США в прошлом не подвергался таким нападкам, как Трамп, возмущенно воскликнул: "Как это? А мы?!" Хотя задним числом, по-моему, очевидно, что травля 45-го президента США все же не имеет аналогов.

В историю страны он уже вошел как первый хозяин Белого дома, дважды подвергшийся импичменту. Причем второй суд Сената ему еще только предстоит пройти, хотя он уже и не находится у власти. Многие правоведы в США сомневаются в конституционности такого процесса, но демократы на нем настаивают, чтобы лишить своего заклятого политического врага возможности вновь баллотироваться на выборные посты, а заодно и привилегий, полагающихся бывшему главе государства. Вообще, как пояснил мне один из опытных вашингтонских аппаратчиков, они рассчитывают, что Трамп в обозримой перспективе полностью погрязнет в череде различных судебных процессов.

Параллельно его бывшая соперница на выборах 2016 года Хиллари Клинтон призывает расследовать вторжение в Капитолий в контексте… "связей Трампа с Путиным", а спикер нижней палаты Конгресса Нэнси Пелоси ей в этом поддакивает. За образец предлагается принять ни больше ни меньше как госкомиссию по расследованию терактов 11 сентября 2001 года в США, т.е. признанной общенациональной трагедии.

Что в голове у Пелоси "все дороги ведут к Путину", известно давно: она упрекала в том же самом Трампа еще до первого его импичмента, хотя тот и был связан не с Россией, а с Украиной. Теперь повторение пройденного, пожалуй, было бы смешно (как спрашивал герой классической советской комедии, "простите, часовню тоже я развалил?"), когда бы не было так грустно. 

Вот бы в чем разобраться

Для меня, например, оно прежде всего означает, что реальной попытки разобраться, откуда все-таки взялись известные многочисленные странности и нестыковки в итогах прошлогодних выборов в США, мы, скорее всего, не дождемся. Шустрые Нэнси и Хиллари подменили одну тему для расследования другой. Ведь власть в Вашингтоне сейчас целиком у них и их однопартийцев!

Хотя, между прочим, речь идет о надежности системы выборов в США и доверии к ней со стороны избирателей. Американцы воспринимают это как вопрос первостепенной важности. Не случайно и вся антироссийская истерия последних лет была раздута на основании голословно приписанных Москве попыток вмешательства в ту же систему.

И вот теперь специалисты — от профессоров-правоведов вроде Стивена Прессера из Северо-Западного университета в Чикаго до таких действующих законодателей, как сенатор из Флориды Рик Скотт, — публично призывают: давайте укрепим этот краеугольный камень нашей демократии. Проверим, все ли правильно сработало в ноябре, в том числе при почтовом голосовании; если потребуется, внесем коррективы на будущее — с прицелом на выборы 2022 и 2024 годов. Скотт уже готовит соответствующий законопроект.

Слушает их кто-нибудь в сегодняшнем Вашингтоне? Нет, конечно. Они же консерваторы, республиканцы, в общем — проигравшие. Хотя, как предупреждает историк из Гуверовского института в Калифорнии Виктор Хэнсон, "самодовольных и мстительных победителей американцы не любят даже больше, чем тех, кто не умеет достойно проигрывать". К тому же напрашивается вопрос: как увязать такой подход с призывами Байдена к национальному единству?

Без кукловодов

Теоретически можно, правда, и не увязывать. Среди московских пикейных жилетов довольно широко распространена теория, будто Байден лишь номинально станет царствовать, а реально править за него будут другие, помоложе и поэнергичнее. А следовательно, и на программную речь его можно особого внимания не обращать.

Сразу скажу, что я в закулисных кукловодов при президентах США не верю. И в самом Белом доме за два с лишним десятка лет ни разу не встречал людей, которые бы верили в подобное. Хотя специально интересовался — например, при Джордже Буше — младшем, когда вице-президента Ричарда Чейни нередко изображали в прессе "серым кардиналом", якобы державшим в руках реальную власть.

Буш тогда быстро положил конец этим домыслам, сам себе присвоил прозвище The Decider ("человек, который все решает") и на деле доказал, что не нуждается ни в каких "дядьках". Да что "дядьки": когда на заре его правления наша тассовская бригада, договариваясь об интервью с ним, попросила о встрече и с его отцом, который ранее тоже был президентом, нам в Белом доме шутливо, но твердо ответили: "Нет. Он у нас сирота". Чтобы и мысли не возникало о чужой тени, пусть даже отцовской.

No New Reset

Ну и уж тем более не следует преувеличивать значение кадровых назначений в новой администрации. Да, интересно и важно, что новым директором ЦРУ США должен стать бывший посол в Москве Уильям Бернс (на мой взгляд, скорее хорошо, что на таком посту окажется не силовик, а кадровый дипломат, неплохо знающий нашу страну). Да, полезно помнить, что небезызвестная Виктория Нуланд, выдвинутая на пост замгоссекретаря по политическим делам, продолжает размышлять, как бы посильнее и половчее ущемить Россию. Прошлым летом она, например, предлагала в этом контексте открыть безвизовой доступ в США молодым россиянам с 16 до 22 лет — разумеется, после "должных проверок" на предмет безопасности.

Но при всем том нужно понимать, что последнее слово в формировании внешней политики остается за президентом. И если он, например, сочтет, что США необходимо продлить договор с Россией по стратегическим наступательным вооружениям (а такое решение, насколько известно, уже принято), то это и станет приоритетом для всей администрации. Как мне напомнил тот же вашингтонский аппаратчик, при подписании ДСНВ Обамой и Медведевым 10 лет назад все именно так и было. А все, что мешало решению главной задачи, сознательно отодвигалось на задний план.

В свое время именно Байден запустил в политический и дипломатический оборот термин "перезагрузка" отношений США и России, а пару лет спустя уверял меня перед поездкой в Москву, что этот подход принес "выигрышные для обеих сторон итоги" (тогда это была любимая присказка Обамы — win-win). Теперь, однако, если верить Washington Post, новую перезагрузку он исключает, а заранее готовится к более конфронтационной модели поведения. Правда, эта "утечка" может быть и преднамеренной: США всегда норовили перед ответственными переговорами "размягчать" партнеров всевозможными страшилками.

Бывший советник Буша-младшего по России Том Грэм, участвовавший в семинаре в ИМЭМО, исходит из того, что в основу нового американского подхода к отношениям с Москвой будет положен "принципиальный прагматизм". На его взгляд, Вашингтон попытается "как-то стабилизировать" эти отношения, пусть и "на нынешнем очень низком уровне", а также "возобновить регулярные дипломатические контакты и начать диалог по самым важным вопросам — в первую очередь по стратегической стабильности", чтобы "снизить риск прямой военной конфронтации между нашими странами".

Вместе с тем "жесткая риторика будет продолжаться, особенно по вопросам прав человека и российской политики в отношении бывших советских государств, прежде всего Беларуси, Украины и Грузии", сказал Грэм, который теперь работает в фирме Генри Киссинджера и Йельском университете.

 Вопросов больше, чем ответов

Перед окончанием той же дискуссии я поинтересовался у директора ИМЭМО Федора Войтоловского, что остается неясным для него самого и о чем бы он спросил Байдена или его приближенных, если бы представилась такая возможность. А он на правах ведущего попросил высказаться об этом всех участников разговора.

Журавлева как эксперт по домашним американским делам безошибочно указала на ключевую для Байдена тему (напомню, что это было еще до его выступления). "Я бы спросила, чем он готов пожертвовать, чтобы найти точки соприкосновения между "двумя Америками", ради того самого единства, к которому он призывает", — сказала она. Грэм в свою очередь согласился, что ничего более важного для американцев сейчас действительно нет. Перефразируя главный лозунг Трампа, он спросил: "Как сделать Америку снова единой?"

Директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, по его признанию, "мучает" неясность планов новой администрации США в отношении Украины. Заодно он спросил и о потенциально конфликтной ситуации в Приднестровье.

Самый интересный, на мой взгляд, набор вопросов представил гендир Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. По его словам, он предложил бы Байдену мысленно перенестись в конец 2024 года и спросил бы его: "Что бы вы считали успешной политикой США в отношении России? Что бы хотели изменить в этих отношениях в пределах реальности? Что бы считали своим достижением и в какой мере эта ситуация отличалась бы от сегодняшней?"

Войтоловский согласился, что это, как говорят американцы, "вопрос на миллион долларов". Как новый президент США на него ответит, даже специалисты пока могут только гадать. Но тем интереснее будет читать новую главу в хрониках Белого дома.