Все новости

"По фашистским гадам… Огонь!" Ко дню рождения "Катюши" и советской реактивной артиллерии

Дмитрий Хазанов — о боевой машине, которая вызывала страх и панику у нацистов
Советская реактивная система залпового огня БM-13 "Катюша" ТАСС
Описание
Советская реактивная система залпового огня БM-13 "Катюша"
© ТАСС

17 июня 1941 года на Софринском артиллерийском полигоне, к северо-востоку от Москвы, начальник Научно-исследовательского института — 3 (НИИ-3) Андрей Костиков продемонстрировал членам Политбюро СССР и высшему военному руководству страны работу установки залпового огня, размещенной на автомобиле. Буквально за день до начала войны, 21 июня 1941 года, Иосиф Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 калибром 132 мм, пусковых установок БМ-13, а также о формировании соответствующих войсковых частей. Этот день можно считать днем рождения "Катюши" и в целом советской реактивной артиллерии.

Предыстория создания "Катюши"

Теоретические основы ракетной техники заложили Николай Кибальчич, Николай Жуковский, Фридрих Цандера и, конечно, основоположник теории реактивного движения и космонавтики Константин Циолковский. Благодаря их трудам появились предпосылки для перехода к практическим работам, созданию научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций. Первая такая государственная Лаборатория для разработки изобретения инженера Тихомирова была создана в Москве 21 мая 1921 года, но затем переведена в Петроград и переименована в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ).

Важный практический шаг в истории наших ракетчиков сделали 21 сентября 1933 года, когда по инициативе Михаила Тухачевского на основе московской Группы по изучению реактивного движения (ГИРД, руководитель Сергей Королев) и ленинградской ГДЛ (руководитель Иван Клейменов) организовали новую организацию — Реактивный научно-исследовательский институт (потом НИИ-3, а ныне Центр Келдыша). Сотрудникам этой организации надлежало заниматься разработкой различных ракет и в целом продолжить изучение реактивного движения. Среди значительных успехов НИИ-3 значится успешное завершение в 1938 году войсковых испытаний принципиально нового для того времени оружия — авиационных реактивных снарядов РС-82 и РС-132, которые можно было использовать для поражения воздушных, наземных и морских целей.

К сожалению, репрессии оказали сильное негативное влияние на работу института. Погибли арестованные 2 ноября 1937 года органами НКВД по ложным обвинениям директор НИИ-3 Иван Клейменов и его заместитель по научной работе Георгий Лангемак (обоих реабилитировали в 1955 году за отсутствием состава преступления, оба посмертно Герои Социалистического Труда). Они вместе с Борисом Петропавловским, Владимиром Артемьевым, Николаем Тихомировым и Юрием Победоносцевым считаются одними из основных создателей советского реактивного оружия залпового огня, поскольку смогли практически завершить доводку реактивных снарядов. Их впервые испытали 20 августа 1939 года во время боев на реке Халхин-Гол, смонтировав направляющие под крыльями истребителей.

19 февраля 1940 года сотрудники института Иван Гвай, Андрей Костиков и Василий Аборенков получили авторское свидетельство на изобретение "механизированной установки для стрельбы ракетными снарядами различных калибров". Именно она стала основой для разработки знаменитой "Катюши". 

Продолжение

29 июня была сформирована первая экспериментальная батарея под командованием опытного артиллериста капитана Ивана Флерова: пять реактивных установок выпустил Воронежский завод "Коммунар" совместно с НИИ-3.

Перед вступлением в бой удалось устранить обнаруженные недостатки, а количество установок возросло до семи, после чего 14 июля 1941 года состоялось боевое крещение БМ-13 под Оршей. Результаты оказались ошеломляющими — двумя сериями залпов "Катюш" в 96 реактивных снарядов была полностью разрушена железнодорожная станция Орша и переправа через реку Оршица. Не менее важным было и огромное деморализующее воздействие ракетного залпа на врага. 

К концу лета на фронт направили семь батарей. Немцы быстро окрестили установки "Сталинскими орга́нами", стремились уничтожить их позиции снарядами ствольной артиллерии или бомбами. В одном из перехваченных приказов противника от 14 августа говорилось: "Русские имеют на вооружении автоматическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством, а во время выстрела образуется дым. При захвате таких пушек немедленно докладывать в вышестоящие инстанции".

Один из разработчиков нового оружия военинженер 1-го ранга Василий Аборенков, назначенный 8 сентября 1941 года первым командующим вновь созданных Гвардейских минометных частей Красной армии, подводя предварительные итоги эффективности подразделений, отметил "неполадки конструктивного порядка". Но при этом высказывал уверенность, что "боевое применение РС показало, что они являются могущественным средством подавления живой силы противника". Это мнение поддержало и вышестоящее командование, и в тот же день постановлением ГКО подразделения, вооруженные реактивными установками, вывели из Главного артиллерийского управления в подчинение непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования.

Случай на Юго-Западном фронте

Когда в начале декабря 1941 года на одном из участков Юго-Западного фронта немецкая колонна приближалась к позициям советских войск, то, казалось, остановить ее было нечем, резервы опаздывали, артиллерийские батареи располагались далеко в стороне. О том, что произошло дальше, вспоминал командир 4-го гвардейского минометного полка майор Алексей Нестеренко (впоследствии генерал-лейтенант артиллерии, первый начальник ракетного полигона космодрома "Байконур").

Внимательно наблюдая за противником в бинокль, он приказал дать пристрелочный выстрел, который не произвел на немцев никакого впечатления. Тогда майор распорядился вывести батареи "Катюш" на стрельбу прямой наводкой и скомандовал: "По фашистским гадам… Огонь!"

"Первый же залп реактивной артиллерии лег точно. Колонна была накрыта от головы до хвоста. Когда рассеялись дым и пыль, мы увидели, что вдоль дороги валялись трупы гитлеровцев, горели машины и повозки. Уцелевшие фашисты бросились в разные стороны. Они бежали, падали, поднимались и снова бежали к лесу, из которого только что вышла колонна".

На всех направлениях в бой вступили десятки установок залпового огня, которые успели нанести немалый урон неприятелю. Не менее важным было и то, что они не только подавляли живую силу противника, уничтожали его технику, но и оказывали мощное влияние на вражеских солдат и укрепляли моральный дух своих войск.

Продолжение

Тем временем судьба капитана Флерова и многих его бойцов сложилась трагически — большинство из них погибло при отражении немецкого наступления на Москву. Думаю, здесь большую роль могло сыграть решение нацистов во что бы то ни стало захватить именно "Катюши" и их расчеты. Последний бой батарея приняла вечером 6 октября 1941 года в районе деревни Богатыри, к северо-востоку от станции Угра. При этом артиллеристы взорвали свои машины, чтобы секретное оружие не попало в руки врага. Посмертно Ивану Флерову было присвоено звание Героя Российской Федерации уже в 1995 году.

Модернизация и смена колес

За второе полугодие 1941 года Красная армия получила 983 пусковых установки, не считая тех, в которых снаряды вылетали с неподвижных станков на земле. Основным типом являлись машины БМ-13, использовавшие снаряды М-13. Направляющие монтировались на шасси автомобиля ЗиС-6, но так как их выпустили всего несколько сотен, а в начале 1942 года производство данных грузовиков прекратили, то имелось большое разнообразие установок. Снаряды ставили на обычные тракторы "Сталинец", полугусеничные тягачи, танки Т-40 и Т-60 и так далее.

Эти и многие другие модификации "Катюш" создавались в специальном конструкторском бюро (СКБ) при заводе "Компрессор", которое возглавлял Владимир Бармин. Его коллектив устранил такой неприятный дефект, как несхождение реактивных снарядов с направляющих при стрельбе. Всего за годы войны СКБ Бармина разработало и изготовило 78 экспериментальных и опытных конструкций пусковых установок на основе БМ-13 и БМ-8, из которых 36 типов находились на вооружении. Они монтировались на все виды наземных и водных транспортных средств, способных их перевозить, в том числе и на железнодорожных платформах, морских и речных катерах, санях и лыжах.

Новой вехой в советской реактивной артиллерии стал пуск снарядов с помощью специального станка, смонтированного на земле. В блокадном Ленинграде под руководством капитана Михаила Алешкова изготовили реактивные снаряды М-28 калибра 280 мм. Вскоре после этого был принят на вооружение и стал массовым снаряд М-30 калибра 300 мм с мощным фугасным действием, который также запускался из рамы со стальными стойками, устанавливаемой прямо на грунт.

Высокая степень секретности

Артиллеристы-ракетчики часто подчеркивали высокую степень секретности их оружия, особенно в первые военные месяцы. Так, лейтенант Леонид Каекин, который служил в 7-й отдельной батарее, рассказывал, что в ходе битвы за столицу они, попав на позиции, сразу выставляли часовых, никого не подпускали близко. "Катюши", когда они под чехлами, очень похожи на понтонный парк, — вспоминал ветеран. — Пришло время — дали залп. А наши пехотинцы где-то метрах в 200–400 от меня находились, ракеты через них летят, огонь, грохот неимоверный. И бойцы от неожиданности просто разбежались, кто куда".

О тактике применения дивизиона реактивной артиллерии поведал и другой ветеран — казах Аманжол Каликов: "Нам сверху давали команды, где должен развернуться дивизион, где батарея, и туда мы выезжали. Но мы не должны были попадать в лапы врагу — после залпа следовало немедленно уходить. Как к позициям подъезжаем — в кабине шофер сидит, рядом командир орудия, на машине расчет семь — девять человек. Быстро развернулись, прицелились, мотор машины не глушат, а все пути отхода изучали заранее… Неоднократно приходилось видеть результаты своей работы — страшное дело, все в огне".

Продолжение

В ходе войны выявилось еще одно важное достоинство реактивной установки боевой машины — ее предельная простота как в производстве, так и в применении. Артиллерийская часть орудия состояла из восьми направляющих (в случае БМ-13 — 16), рамы, на которой они находились, поворотного и подъемного механизмов, прицельных приспособлений и электрооборудования. Залп из 16 реактивных снарядов выпускался за семь — десять секунд. Стреляла установка весьма точно: максимальное боковое отклонение обычно не превышало 50 метров, а отклонение по дальности — максимально 250 метров. Тренированный расчет "Катюши" выходил в боевой режим из походного рекордно быстро — за три минуты. 

В 1943 году конструкторы попытались устранить один из основных недостатков оружия — был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК, или снаряд улучшенной кучности. И, хотя дальность полета боеприпаса при этом несколько уменьшилась (с 8,5 до 7,9 км), у новых боеприпасов заметно улучшился показатель кучности выстрела, а плотность огня возросла приблизительно в три раза по сравнению с "обычными" снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

Простота установок способствовала численному росту дивизионов на фронте. Начавшееся контрнаступление Красной армии под Москвой поддерживали 415 орудий залпового огня. К началу оборонительной фазы Курской битвы в составе Центрального и Воронежского фронтов имелось восемь гвардейских минометных полков (24 дивизиона). К концу войны на всех фронтах было задействовано около 3 тыс. реактивных установок.

Считаю, что героический труд ученых, конструкторов, инженеров, рабочих и служащих по созданию реактивного орудия характеризуют следующие цифры: за период боевых действий Красная армия получила более 12 млн реактивных снарядов и около 11 тыс. многозарядных самоходных пусковых установок, которые мы называем "Катюшами".

"Катюша" — подлинно народное название, которое появилось сразу в начале Отечественной войны. Одни историки его объясняют нанесением на дверях кабины пусковых установок крупных белых букв КТ (вероятно, по заводу-изготовителю им. Коминтерна). Другие связывали грозные боевые машины и тактику их применения с популярной во время войны одноименной песней Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского — сравнивали установку с девушкой, которая выходила (для мощного удара по врагу) "на высокий берег на крутой". Так или иначе, "Катюша" стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня. 

Немецкий "Ванюша"

Но был ли Советский Союз пионером в разработке реактивного оружия залпового огня? Еще в 1940 году немцы приняли на вооружение шестиствольные 158,5-миллиметровые минометы Nebelwerfer-41. Так, 22 июня 1941 года против укреплений Брестской крепости они использовали уже девять таких батарей. В советской армии их как только ни называли — "дурилка", "скрипун", "ишак" — последние два прозвища были даны из-за характерного резкого звука стартующих мин. Еще одна фирменная черта Nebelwerfer — густой дымный шлейф, демаскирующий позиции немецких ракетчиков.

В отличие от оперенных ракетных снарядов наших установок, немецкие ракеты "крылышек" не имели — в полете они стабилизировались за счет вращения, как пуля или артиллерийский снаряд. Кроме того, немецкий миномет не был самоходным — его буксировали за конной упряжкой, а впоследствии за грузовиком. Если советское орудие получило название "Катюша", то немецкие аналоги бойцы чаще всего именовали "Ванюшами".

Имелись аналоги "Катюш" и в Великобритании, и в США, но эти страны приступили к практическим работам по созданию реактивного снаряда и мобильной установки для запуска этих ракет позже СССР и Германии. Первый американский образец, например, был разработан только в 1942 году на шасси от грузовиков Studebaker повышенной проходимости. По дальности стрельбы, мощности залпа и точности они сильно уступали аналогичным немецким и советским реактивным системам. В то же время масштабные поставки этих автомашин в Советский Союз по программе ленд-лиза позволили перевооружить части гвардейских минометов с ЗиС-6 (более половины всех выпущенных "Катюш" имели базой именно Studebaker), сделав их более мобильными и маневренными.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru