Все новости

Время тотальных дефицитов: дождутся ли американские дети подарков на Рождество

Андрей Шитов — о том, как Америке аукаются перебои в глобальных сетях снабжения и каков сейчас шопинг за океаном

Если американцы хотят, чтобы их дети и внуки получили подарки от Санта-Клауса, заказы надо размещать уже сегодня. В подобном напоминании от торговых сетей не было бы ничего необычного, если бы не сроки: еще ведь и Хеллоуин не наступил, а до Дня благодарения, с которого за океаном традиционно стартует сезон рождественских распродаж, вообще почти полтора месяца. Между тем специалисты предупреждают, что для резервирования подарков и сейчас уже может быть поздновато, особенно если любимое чадо мечтает о каком-нибудь новомодном гаджете. В стране, которую принято считать главной витриной общества массового потребления, громом с ясного неба грянул сезон тотальных дефицитов.

"Великий срыв поставок"

И речь идет, конечно, не только о детских забавах. Газета New York Times призывает "привыкать" к тому, что "в мире не хватает всего", а ключевой первоисточник проблемы видит в "великом нарушении цепи поставок" (The Great Supply Chain Disruption) по всему миру. Издание, кстати, предупреждает, что "если перебои надолго затянутся и на будущий год, то это может дополнительно подстегнуть рост цен на целый ряд сырьевых товаров".

Проблема, которую газета называет "болезненным уроком взаимосвязанности экономик", по определению имеет системный характер. "Тот же самый транспортный контейнер, который сначала невозможно разгрузить в Лос-Анджелесе из-за того, что слишком многие докеры находятся на карантине, после нельзя загрузить соей в Айове, что заставляет ждать покупателей в Индонезии и потенциально чревато нехваткой кормов для скота в Юго-Восточной Азии, — поясняет New York Times. — А неожиданный всплеск спроса на телевизоры в Канаде или Японии усугубляет нехватку компьютерных чипов, вынуждая автопром тормозить производственные линии от Южной Кореи до Германии и Бразилии".

Разобравшись с примерами, газета приводит и хронологию событий. Выглядит та в ее описании примерно так: с приходом пандемии запертые по домам люди надумали приобрести, скажем, тренажер для занятий спортом или новый кухонный комбайн. Спрос на технику возрос, а между тем грузовые контейнеры были разбросаны по всему миру, поскольку использовались для экстренной доставки медицинских припасов, включая защитные маски. Нехватка форм для перевозки усугублялась еще и их медленной разгрузкой в портах, поскольку в условиях социальной изоляции рабочие сидели взаперти.

В конце марта произошло "фиаско в Суэцком канале, через который проходит около 12% мировой торговли", напоминает New York Times. Канал был перегорожен застрявшим в нем судном почти на неделю, при том что, по данным страховщиков из Lloyd’s List, блокада обходилась мировой торговле примерно в $400 млн в час. Да и позже, согласно публикации, "последствия чувствовались месяцами".

В мае из-за небольшой вспышки нового штамма коронавируса Китай закрыл на несколько недель громадный контейнерный порт близ Шэньчжэня, затем в середине августа остановил работу и еще более крупного терминала в Нинбо, причем в последнем случае поводом стало выявление инфекции всего у одного человека. Это "поставило под угрозу поставку товаров в американские магазины к [торговой] "черной пятнице" после Дня благодарения", отмечаемого в этом году 25 ноября, и послужило "предостережением о том, что власти могут закрыть и другие порты", констатирует газета.

Попытки издания исподволь перевести стрелки на Китай, конечно, понятны без объяснений. Справедливости ради можно сказать, что следом оно напечатало большую статью и о "портовом кризисе" в самих США — на примере Саванны (штат Джорджия). Там, по признанию газеты, десятки судов ждут очереди на разгрузку и в порту "кончается место" для размещения контейнеров, которых скопилось уже в полтора раза больше обычного — в частности, из-за нехватки водителей-дальнобойщиков, которые должны развозить доставленные товары на своих фурах.

Грузовой порт Саванны AP Photo/Stephen B. Morton
Описание
Грузовой порт Саванны
© AP Photo/Stephen B. Morton

Заодно сообщается, что, по оценкам Institute of Supply Management, американским промышленникам приходится сейчас ждать в среднем по 92 дня, "чтобы собрать все части и сырье, необходимые для производства продукции". Это рекорд и, конечно, весьма неприятный, поскольку прежде американцы всегда гордились умением работать буквально с колес, при минимальных складских запасах. Помню, я еще в советское время писал о том, как они насаждали этот и другие подобные методы в послевоенной Японии усилиями своего бизнес-гуру Эдварда Деминга.

Правда, на фоне пандемии со всеми ее отголосками невольно возникает вопрос: и где теперь вся их хваленая эффективность? А заодно и еще один: где готовность реально взаимодействовать с другими странами, включая Россию и Китай, хотя бы в производстве и распространении вакцин, не говоря уже о других общих вызовах? На этот счет публикаций за океаном что-то не видно.

"Тихая паника"

Всем понятно, что нынешние проблемы с поставками в мировой торговле развились на фоне пандемии COVID-19. Но специалистам ясно и то, что дело не только в ковиде. Об этом напомнил на днях на страницах британской Guardian американский эксперт по вопросам торговой конкуренции и антитрестовского регулирования Мэтт Столлер, работавший в недавнем прошлом в аппарате Конгресса США.

"В американской экономике воцаряется тихая паника, — пишет он. — В медицинских лабораториях кончаются пипетки и пробирки <...> рестораны испытывают перебои с доставкой продовольствия, в автопроме, лакокрасочной промышленности и электронике фирмы сворачивают производство из-за нехватки полупроводников. В [закусочной] Burger King во Флориде человек не смог нормально поесть, поскольку там висела вывеска: "Извините, картофель фри ни с какими заказами не подаем. У нас картошка кончилась". Вообразите себе: Америка без french fries!"

По словам Столлера, помимо ковида и споров о том, полезно ли или, наоборот, вредно разгонять печатный станок Федеральной резервной службы (Центробанка США), нынешний кризис — "это также чистый итог тех политических решений, которые принимались на протяжении десятилетий, начиная с 1970-х годов, и ставили потребительский суверенитет выше гражданства". "Сосредоточение власти на протяжении четырех десятилетий в руках частного финансового капитала и монополистов сделало нас уникально неподготовленными к шоку на стороне предложения (supply shock), — негодует специалист. — Наша гиперэффективная глобализированная цепь снабжения, воспетая в свое время людьми вроде Тома Фридмана (влиятельный обозреватель New York Times — прим. ТАСС) с его книжкой "Мир плоский", — как раз и есть проблема. Как и финансовая система до краха 2008 года, такой экономический порядок скрывает свою реальную хрупкость. Кажется, будто он отлично работает, но только до тех пор, пока не перестает".

Автор перечисляет целый ряд конкретных политических ошибок и заблуждений, приведших, на его взгляд, к нынешней ситуации. Среди них — "слабое антитрестовское законодательство; дерегулирование таких базовых инфраструктурных отраслей, как морской, железнодорожный и автомобильный транспорт; отказ от инвестиций в развитие внутреннего производства; акцент на финансах, а не промышленности, в торговой политике". Поучительный перечень, надо сказать.

Политическое членовредительство

Для наглядности Столлер иллюстрирует свои тезисы целым рядом конкретных примеров. Так, по его словам, "за последние 15 лет четыре фирмы скупили производство оборудования и снаряжения для биофармацевтики — без всякой осмысленной реакции со стороны антитрестовских ведомств". Теперь каждая из них продвигает свои стандарты, несовместимые с продукцией конкурентов, чтобы "закрепить за собой клиентов", и это порождает "искусственные узкие места". Конечно, те особенно болезненно аукаются сейчас на фоне пандемии, но порождены все же не ею.

На железных дорогах США "со времени дерегулирования в 1980 году Уолл-стрит консолидировала 33 фирмы, оставив всего семь, — продолжает специалист. — А поскольку [государственный] Совет по наземному транспорту не имеет достаточных полномочий, принадлежащие Уолл-стрит железные дороги за последние шесть лет сократили численность своего персонала на 33%, подкосив тем самым возможности общественного транспорта. Компания Union Pacific закрыла в 2019 году громадную сортировку в Чикаго; теперь у нее такие заторы, что она приостановила перевозку из портов западного побережья" страны.

По поводу морского транспорта Столлер пишет, что тот после реформ 1997 года в США "глобально консолидирован в три гигантских альянса, чьи слишком большие для плавания суда временами врезаются в берега Суэцкого канала". И нехватка водителей-дальнобойщиков на автодорогах, по его словам, — тоже "история про дерегулирование".

Наконец, перемещение в Восточную Азию, прежде всего на Тайвань, производства наиболее совершенных электронных микросхем-чипов автор объясняет "целенаправленной политикой по свертыванию инвестиций в трудоемкие процессы изготовления вещей" в США. Мне такой подход хорошо знаком. За пару десятилетий освещения работы МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне в недавнем прошлом я наслушался от американских финансистов разговоров об "экономике знаний" и о том, будто деньги можно делать чуть ли не из воздуха.

Теперь, по словам Столлера, и власти, "и даже лидеры бизнеса" в США начинают спохватываться. В официальных документах все чаще появляются ссылки на "нехватку" тех или иных товаров и услуг, на отраслевых конференциях звучат слова о неизбежности госрегулирования. Сам эксперт призывает "реорганизовать иерархии власти и влияния" в США, чтобы отдать приоритет не финансовым консультантам и иже с ними, а производственникам. По его убеждению, "Конгрессу следует укрепить антитрестовское законодательство, запретить все крупные слияния [компаний], взять под жесткий контроль финансы и восстановить регулирование транспортных отраслей".

Что ж, как я люблю повторять вслед за своими американскими друзьями, "поверю, когда увижу". Пока же во мне лишь укрепляются давние сомнения в том, будто "невидимая рука рынка" способна сама все разрулить и устроить наилучшим образом.

За подтверждениями далеко ходить не придется. За последние дни все уже, кажется, уяснили, как Евросоюз сам себя наказал, настояв в свое время на том, чтобы цены на природный газ определялись на спотовом рынке. Публикация в Guardian наглядно показывает, что политическое членовредительство — якобы во имя торжества принципов свободной рыночной экономики — столь же уверенно практикуется и за океаном. По определению, данному на форуме "Российская энергетическая неделя" президентом РФ Владимиром Путиным, налицо "рукотворный результат недальновидной политики".

"Хочется чего-то лучшего"

Если от перебоев с поставками страдают даже крупные промышленные предприятия, то малому бизнесу и подавно приходится туго. Пресса пестрит сейчас рассказами на эту тему. У меня глаз зацепился, например, за историю нью-йоркской фирмы Halloween Adventure, ожидающей скорых традиционных ночных гуляний для сбора "конфетной подати" по случаю Дня Всех Святых (с 31 октября на 1 ноября) со смешанными чувствами.

По описанию британской Financial Times (мне, кстати, кажется, что британцы особенно охотно пишут об американских проблемах, а американцы — о британских), компания, с одной стороны, рассчитывает, что в нынешнем году Хеллоуин будет как никогда более прибыльным, поскольку насидевшиеся в самоизоляции люди собираются, что называется, отрываться по полной. С другой стороны, празднование может оказаться для нее последним, поскольку в прошлом году компания потеряла из-за COVID-19 около $2 млн, теперь, только в сентябре возобновив торговлю, изо всех сил заманивает покупателей, в частности, умоляя их приобретать подарочные карточки.

Надежда остаться на плаву у нее пока еще теплится, поскольку, согласно публикации, коммерческие закупки под Хеллоуин производились еще до новой волны ковида, вызванной штаммом "дельта". Ассортимент, правда, все равно беднеет, но управляющий флагманским магазином фирмы Стич Азинтайм рассчитывает, что его выручат имеющиеся в избытке костюмы Бэтмена, Спайдермена и других супергероев. На его взгляд, в нынешнем году именно эти образы станут пользоваться наибольшим спросом, поскольку "людям хочется чего-то лучшего, чем то, с чем они жили весь прошедший год".

Подписка… на товар

На деле, однако, улучшений пока не видно, скорее наоборот. Сетевое технологическое издание Recode, принадлежащее издательскому дому Vox Media, предупреждает, что "хаос в цепях поставок усиливается как раз к сезону праздничных закупок" и что "самые популярные подарки к праздникам могут не прибыть вовремя, даже если заказать их прямо сейчас".

Любопытным подтверждением того, что розничная торговля в США не ожидает в обозримой перспективе улучшения ситуации со снабжением, Recode считает необычный маркетинговый ход, придуманный крупной торговой сетью Best Buy. Эта компания, специализирующаяся на продаже бытовой техники и электроники, начала предлагать своим клиентам подписку стоимостью $200 в год. Пакет услуг включает бесплатную доставку, круглосуточную техническую поддержку, ценовые скидки, а главное — "эксклюзивный" доступ к наиболее популярным устройствам. "Идея гарантированного наличия товара может быть особенно привлекательной для покупателей, опасающихся, что их предпраздничные заказы могут быть не выполнены в срок", — указывается в публикации.   

Как и другие комментаторы, Recode подчеркивает, что гаджетами и подарками дело не ограничивается. "Вот неполный список потребительских товаров, при заказе которых можно столкнуться с отсутствием, задержками по времени или нехваткой, — пишет издание. — Новая одежда, припасы для школы, велосипеды, корм для домашних питомцев, краска, мебель, автомашины, гаджеты, детские игрушки, бытовая техника, стройматериалы, все, в чем используются полупроводниковые микросхемы, и даже такой популярный фастфуд, как куриные крылышки, пакетики кетчупа, продукция Taco Bell, пирожные в Starbucks и даже молочные коктейли в McDonald's (пока только в Великобритании)".

"Похуже, чем у нас в "Перекрестке"

Сам я в свое время более четверти века прожил в США, и меня этот перечень поражает. А он не один такой: например, солидный журнал Atlantic напечатал на днях статью о том, что "в Америке все кончается" (America Is Running Out of Everything) и даже предложил новый термин — "нехватка всего" (The Everything Shortage).

"Такова теперь наша экономика, — утверждает автор. — Поездки за покупками, на которые прежде уходил час, теперь превращаются в многочасовые одиссеи [из-за того, что в магазинах и аптеках нет то одного, то другого]. Заказы на завтра становятся заказами на послезавтра. Нужна запчасть к автомашине? Извините, это займет лишнюю неделю. Книжку спрашиваете? Зайдите в ноябре. Колыбелька для новорожденного? Это в декабре. Бригада рабочих для пристройки к дому? Ха-ха: молитесь, чтобы в 2022 году управиться".

Я послал статью американским знакомым, спросил, доводилось ли им лично сталкиваться с дефицитом. Вашингтонский приятель ответил, что, на его взгляд, товар в наличии, только сильно подорожал. Например, велосипед, купленный перед пандемией за $700, теперь стоит $1600. Дама из Сиэтла заверила, что "с тестами на ковид и бумажными полотенцами проблем нет", а остальное оставила за скобками.

Еще один приятель, русский американец в Нью-Йорке, прислал прошлогодние фотографии пустых магазинных полок; на одной красовалось даже объявление об отпуске не более двух пачек масла в одни руки. Добавил, что сейчас такого нет, но, например, в универсамах ShopRite "ассортимент не такой широкий, как у нас в "Перекрестке". Думаю, по-настоящему оценить последнюю фразу способны разве что люди нашего поколения, которые еще помнят, как у советских командированных разбегались глаза в заокеанских супермаркетах.

Конца не видно

В обозримой перспективе, как уже говорилось, американские наблюдатели на преодоление тотальных дефицитов не рассчитывают. Более того, Recode, например, полагает, что товарные потоки из Китая могут еще больше обмелеть из-за того, что власти этой страны стараются сейчас предельно сократить потребление энергии. К этому их побуждают разные причины: от роста мировых цен на энергоресурсы до спора с таким крупным поставщиком угля, как Австралия, и желания уменьшить вредные выбросы в атмосферу в преддверии зимней Олимпиады-2022 в Пекине.

Atlantic приводит любопытную деталь насчет нехватки контейнеров: по его словам, их одно время целенаправленно порожняком гнали в Китай, поскольку транспортировка грузов из Шанхая в Лос-Анджелес стоила вшестеро дороже, чем в обратном направлении (вот вам, кстати, опять "невидимая рука рынка"). Советует не особо рассчитывать на Почтовую службу США, у которой свои проблемы. А на собственный вопрос, как положить конец "нехватке всего", отвечает в духе Столлера: дескать, надо "как можно больше всего производить" у себя дома. Попутно автор ернически замечает, что если кому-то кажется, будто американцы способны умерить потребительские аппетиты и перейти на "аскетический образ жизни", то он "завидует столь буйной фантазии".

New York Times тоже дает безотрадный прогноз, пусть и чужими словами. Пишет, что Тони Хейг, хозяин английской фирмы PP Control & Automation, создающей и строящей системы управления для промышленных предприятий в самых разных отраслях, "устал от попыток предсказать, когда кончится все это безумие", и пока констатирует: "Ситуация определенно ухудшается. Дно еще не достигнуто".

"Конца не видно, — вторит ему глава ирландской компании Keelvar, производящей программное обеспечение для управления цепочками поставок, Алан Холланд. — Всем надо исходить из того, что впереди еще продолжительный период потрясений".

Recode за чужие оценки не прячется, а пишет прямо от себя: "Учитывая, как легко нехватка одного усугубляется нехваткой другого, конечной даты, насколько можно судить, не просматривается". Издание советует покупателям не заказывать перед праздниками товары онлайн, а "по старинке ехать по магазинам".

Как по-вашему, уместно им пожелать веселого Рождества и счастливого Нового года?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru