21 марта, 14:45
Мнение

После доминанты доллара: необратимая трансформация экономической системы мира

Экономист, директор Института нового общества

Василий Колташов — о новом большом цикле в расстановке сил

Американской валюте и финансовой системе много раз пророчили смерть. Несколько раз ее даже почти констатировали.

Великая депрессия 1929–1933 годов впервые дала повод говорить о крахе американского капитализма. Большой кризис 1973–1982 годов породил ожидания конца доллара, отвязанного от золота и девальвированного в 1971 году, а после слабевшего в товарном выражении в годы стагфляции и слампфляции — застоя и спада при высокой инфляции на Западе. В "нулевые годы" доллар таял в золотом и нефтяном выражении, а в период кризиса 2008–2020 годов еще более подешевел к золоту. 2020–2021 годы возродили тенденцию нарастания проблем в условиях роста рынков. 2022 год нанес по доллару и другим западным валютам удар новой силы, поставив под вопрос их репутацию.

Рост глобальной инфляции в феврале — марте 2022 года все еще пытаются выдать за следствие политических перемен. Однако ситуация скорее обратная — перемены являются следствием.

Инфляция родом из России?

Все больше западных политиков, экспертов и СМИ обвиняют Россию в росте мировой инфляции. Доходит до личных обвинений в адрес президента РФ Владимира Путина, которого многие, в частности американцы, вслед за своей прессой винят в удорожании автомобильного топлива. Люди в США, Канаде, Англии и ЕС высказывают уверенность в том, что именно Москва подняла им стоимость бензина, газа и машинных масел. При том что цены на нефть все еще остаются относительно умеренными: достигнув 9 марта $120 (в моменте было $130) за баррель, цена нефти марки Brent опустилась к 18 марта до $103. О $146 за баррель — максимуме докризисного среднего цикла 2001–2008 годов — речь пока идет разве что в перспективе, которая рассматривается не обязательно в рамках 2022 года.

Сейчас же уже поднимаются цены на энергоносители, продовольственные товары, удобрения, металлы и практически все виды сырья. Тем не менее это не является признаком нового экономического кризиса, а должно рассматриваться как черты нового подъема — роста в рамках среднего цикла. Рынкам предстоит подниматься еще долго, и этот процесс будет стимулировать одни экономики через приток денег, а другие — через осознание неэффективности и необходимости реформ. Если правительства, компании и потребители ощущают дискомфорт, то это не означает, будто мировое хозяйство буксует. Оно развивается в напряженной политической обстановке, которая стимулирует этот процесс.  

Враждебность и недоверие в мире, формирование блоков государств отлично работали на развитие прежде. Работают и ныне.

Глобальную инфляцию Россия не могла бы породить даже при всем своем желании. А вот политика сверхнизких кредитных ставок центральных банков стран Запада вкупе, огромные долги компаний и дефицит правительственных бюджетов создали все условия для роста цен. Образовался огромный денежный навес, который только начал опускаться на мировой рынок. Ситуация крайне беспокоит США, потому они не раз уже просили Саудовскую Аравию нарастить добычу нефти. Вашингтон надеется компенсировать перепроизводство денежных знаков товарным перепроизводством. Однако остальной мир чувствует подвох. Саудиты уже ответили отказом. Отказали они и Лондону.

Похищение богатств и потеря авторитета

На этом фоне немецкий экономист Хенрик Мюллер назвал инфляцию, санкции против РФ и текущие перемены признаками заката доллара. Видя фактический арест большой части резервов Банка РФ, российского частного имущества и капитала, он подчеркнул, что "возникнут опасения, что Вашингтон в любой момент может конфисковать валютные активы и других стран, такой подрыв доверия серьезно навредит доллару". Таким образом, создается новая ситуация в мировой экономике. Суть ее в том, что разрушена репутация целого блока государств, которые входят в ядро мировой экономики. Это не только функциональная смерть "Вашингтонского консенсуса" в качестве правил "свободной торговли", свободного движения товаров и капиталов при их защищенности. Это отмена законности как таковой.

"Собственность — это кража!" — так некогда сказал французский мыслитель Пьер-Жозеф Прудон, бичуя западный капитализм. Это максималистское выражение оспаривали многие, включая Карла Маркса, современника Прудона. Но в 2022 году Запад самым безобразным образом заморозил средства Банка России, Министерства финансов России и частных лиц. Причем под арест попали не только активы компаний, но и личное имущество состоятельных граждан. Основанием стало то, что они родом из России. Этот предлог отлично подходит для кражи, но, на мой взгляд, никак не может быть назван правовым. Никогда прежде столь значительные материальные средства страны "Большой двадцатки" не изымались из ее распоряжения. Это особенно странно для ЕС, где право основано (как и в России) на римской традиции — на законах, а не на прецедентах, как в англо-саксонском мире. Для США, Англии и государств Британского содружества логично, что арест средств Венесуэлы, например, дает прецедент и можно на этом основании присваивать деньги и имущество любой страны, любых фирм и людей. Подобная "кража" как бы становится законной.

Поддерживая киевский режим, западные государства заявили о себе как обо всем мире. Но этот "весь мир" не включает Африку, Латинскую Америку, большую часть Азии и множество стран вне этих зон. А именно там будут сделаны основные выводы из конфликта Запада и России: опасно держать деньги в западных долговых бумагах правительств и частных структур, а также на счетах в западных банках. Это касается правительств, фирм и частных лиц — то есть всех. Никакое движимое и недвижимое имущество не может быть гарантированно защищено в случае принятия политического решения. Государства, которые воспринимались как гаранты правил, отказались их соблюдать и стали опасны для остального мира, включая и финансовые элиты, которые были настроены лояльно к США, Англии и ЕС. Присвоено может быть все.

В этой ситуации логичной является консолидация стран вне Запада с независимой властью, а также консолидация общества в ответ на внешнюю угрозу. Причем Россия сейчас как раз показывает, как это может происходить, какую защиту и эффективность в борьбе может обеспечивать.

Другой вывод касается развития евразийского и более широкого валютного и торгового сотрудничества.

Национальные циклы, новые деньги и правила

Западные валюты, как бы их курс ни поднялся в начале 2022 года, должны будут потесниться. Господство доллара в мире обречено по экономическим и политическим причинам. Идет формирование евразийского континентального блока стран, несущее миру альтернативный — евразийский консенсус. Мир разломился на два блока, и, нанеся санкционный удар по России, Запад как бы сообщает массе нейтральных стран: кто не с нами, тот против нас. Москва, Пекин, Тегеран и другие предлагают совершенно иной формат: кто не против нас, тот с нами, — тот может стать участником наших экономических проектов и подумать о защите своих финансов, своей независимости и территории от агрессии США и их союзников. Жесткость западной формулы продиктована проблемами. Корректность подхода новых евразийских центров смазывается пока дефицитом у них финансовых и иных инструментов.

Мир "после доллара" уже создается. Саудиты ведут с Китаем переговоры о торговле нефтью за юани. ЕАЭС (Евразийский экономический союз) и КНР обсуждают создание новой валюты, которая может оказаться не только расчетной единицей, но и резервной валютой, что сможет торговаться на бирже. Если эта валюта будет иметь предел эмиссии, например, на основе привязки к золотому запасу стран-учредителей, и различные форматы применения (криптоформат, наличный и безналичный), то она сможет быстро завоевать лидирующие позиции в мире. А если евразийские страны будут торговать продукцией через свои, а не западные биржи, да в собственной валюте, то перелом будет полным. В истории капитализма упадок лидеров — Северной Италии эпохи Ренессанса, Нидерландов и Англии — происходил в результате потери ими промышленного первенства, торжества финансового сектора над индустрией. Это происходит и с США. Потому доллару грозит дальнейшее обесценивание в товарном выражении. Политическая грубость Вашингтона подрывает его позиции и позиции американского рынка для капиталов.

США завершают свой цикл, в начале которого главным было сельское хозяйство, а в конце — фондовый рынок и доллар (хотя и смогли пока защитить свои биржи от обрушения). Республиканская партия беспощадно бьет Байдена фактом роста инфляции. При этом еще и Пекин готов поддержать новую индустриализацию евразийских стран, что означает замещение в России, Казахстане и других государствах западной продукции: оборудования, машин и деталей. Все чаще говорят о возможности освобождения интеллектуальной собственности США и их собратьев по цеху "постиндустриальных стран". Правительство России утвердило перечень недружественных государств, который можно воспринимать как основу для широкого спектра мер против этих стран и их деловых структур.

Устанавливаются новые правила игры. Запад отменил старые, полагая, что сможет навязать миру более жесткий кодекс и получить ресурсы России и Китая. Вместо этого США и остальному "коллективному Западу" придется адаптироваться к реальности, создаваемой вопреки их желаниям и усилиям. Огромное значение будет иметь освобождение Украины из их власти. Параллельно будет формироваться блок евразийских стран с новой денежной, торговой, технологической, идейной, правовой и социальной политикой. Доллару это оставляет мало шансов. А вот трансформация мира становится неминуемой и необратимой. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru