Все новости

Эра высокотехнологичных услуг: приоритеты расставлены

В процесс ускоренной индустриализации сегодня вступает почти 2,5 миллиарда человек стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки

Начало ХХI века ознаменовалось существенным пересмотром представлений о том, как будет развиваться мировая экономика. В последней четверти ХХ века в дискуссиях философов и экономистов, футурологов, политиков и менеджеров можно было часто услышать, что индустриальное общество и экономика исчерпали себя; что мир якобы переходит в новую, «компьютерную», «информационную» и так называемую «постиндустриальную» эпоху. Когда мы употребляем термины с приставкой «пост», надо всегда серьезно задумываться об их содержании. Скорее всего, его просто нет: мы лишь фиксируем, что старая эпоха уходит, мир меняется, но в каком направлении - еще не ясно.

Промышленная революция и индустриализация пришли на смену преимущественно аграрному хозяйству и аграрному обществу. Этот переход происходил в течение нескольких сотен лет. Если судить по росту доли населения, занятой в промышленном производстве и проживающей в городах, то переход к индустриальному обществу во многих странах произошел только в конце ХIХ-начале ХХ века. А во многих происходит только сейчас.

Рискну утверждать, что ничто не предвещает столь быстрого завершения процессов индустриализации и наступления какой-то новой эры. Роль промышленного производства в мире продолжает расти. Более того, в процесс ускоренной индустриализации сегодня вступает почти 2,5 миллиарда человек  стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки. Вплотную приближается к этому переходу Африка.

Процессы индустриализации в Европе в XVI-XIX веке, в США в XVIII-XX, в Японии - в XIX, и России в XX веке были сложны и драматичны. Не менее, а может быть и более сложны, они будут сегодня. На смену глобализации торговли, финансов и логистики, может быть, впервые приходит глобально распределенное, технологически организованное производство. На наших глазах формируется глобальная сетевая система кооперации.

Формирование производственного сектора - необходимый этап развития любой страны. Этот процесс часто идет мучительно и трудно, в условиях высокой конкуренции и практически всегда - при недостатке национальных ресурсов. Голландии в XVII веке не хватало земли и угля, а Германия и Франция неоднократно воевали друг с другом за контроль над угольными месторождениями в Европе. В США и России догоняющая индустриализация стала причиной гражданских войн, а Германию и Японию подтолкнула к внешней агрессии. Сегодня Китаю и Индии не хватает квалифицированных кадров и новых технологий.

С какого бы уровня ни начинала свое индустриальное развитие та или иная национальная экономика, доля промышленного производства в ВВП начинает расти, затем достигает пиковых величин, вокруг 25-35 %.  Если же мы добавим к этим цифрам долю высокотехнологических услуг, поддерживающих и обеспечивающих современное производство, а главное - необходимый темп его развития, то вынуждены будем признать, что этот сегмент экономики в развитых странах в последние годы рос и продолжает расти самыми быстрыми темпами. Аналогичные цели ставят перед собой и новые индустриальные страны, планируя выход на такой уровень промышленности в ВВП к 2020-2030 годам.

Да, при этом в сторону уменьшения по мере углубления системы разделения труда меняется доля занятых непосредственно в промышленном производстве. Например, в США в середине ХХ века она составляла более 25 %, а сейчас снизилась чуть ли не до 10 %. Но этот эффект связан с ростом производительности труда, информатизацией и роботизацией производства, о которых мы говорили в прошлый раз. Наконец, меняется профиль самой промышленности, ее структура. На смену более ресурсоемким и трудоемким видам производств приходят более интеллектуалоёмкие. Возникают новые отрасли промышленного производства и новые лидеры в этих отраслях.

Доля занятых в секторе высокотехнологических услуг при этом растет; во многих странах число занятых в этих секторах приближается к числу занятых непосредственно в промышленном производстве. Можно предположить, что по мере интеллектуализации производственных процессов эта тенденция будет набирать силу.
Напротив, страны переживающие депрессию и экономический кризис, как, например, Россия, характеризуется падением доли производства в структуре ВВП. Если рассмотреть объемы промышленного производства на душу населения, то мы увидим, как распределены эти цифры между развитыми в индустриальном плане и развивающимися странами. Зависимость очевидна: чем менее развита страна, тем меньше сложной технологической продукции она способна произвести в пересчете на душу населения.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru