Все новости

Мигранты в России: не количество, а качество

850 слов минимум – такие требования к знанию трудовыми мигрантами русского языка опубликовало Минобрнауки

850 слов минимум – такие требования к знанию трудовыми мигрантами русского языка опубликовало Минобрнауки. Приезжим теперь также положено уметь читать и понимать на слух основную информацию из бытовых диалогов. На мой взгляд, это шаг в сторону создания системы натурализации, о необходимости которой я говорю последние 10 лет. И все эти 10 лет меня спрашивают: «Нужны ли России мигранты? Может быть, отказаться от завозной рабочей силы?»

Безусловно, нужны. Как известно, один из важных критериев развитого общества – его способность притягивать и натурализовывать внутри себя разнообразный поток людей, приезжающих в страну учиться и работать. Это называется миграционной привлекательностью.

Если мы хотим, чтобы Россия была одним из лидеров мирового процесса, а Москва – мировым городом, мы должны всерьез задуматься об этом. Международная норма - 10-15% иностранцев в мировой столице. Поэтому все чаще повторяющийся вопрос о том, как обходиться без мигрантов, демонстрирует полное непонимание проблематики. Гораздо эффективней спрашивать себя, что мы можем сделать, чтобы привлечь квалифицированных специалистов с приличным уровнем культуры. Пока Россия не в состоянии это сделать, так как условия жизни и труда, которые предлагаются приезжающим, нельзя назвать цивилизованными. Уровень миграционной привлекательности страны остается низким – это первое и основное, что следует понимать, затрагивая тему миграционных потоков.

Качество миграции – образовательный и культурный уровень приезжающих - ключевой вопрос сегодня. Рынок труда в России устроен таким образом, что принимает большое количество неквалифицированной рабочей силы. Отсюда проблема миграции к нам из неблагополучных регионов Средней Азии, Украины, Молдавии. Ценные кадры нам  заманить нечем, они сюда не поедут. Системы аккультурации, в том числе, иноязычной миграции, на сегодняшний день у нас еще не создано. С каждым днем все очевидней, что ее нужно создавать, беря за образцы лучшие мировые примеры – например, американский. И в этом смысле, вступление в силу с 1 декабря прошлого года закона об обязательном получении сертификата о знании русского языка – важный шаг.

Однако построение полноценной эффективной системы приема мигрантов – это очень длительное и непростое дело. Оно требует и мощной культурной платформы, и организационного механизма, который бы перерабатывал и внедрял этот миграционный поток, не создавая проблем. Система очень сложная. А поскольку страна, в принципе, с трудом строит какие-либо сложные системы, все с опасением смотрят на эту конфликтную сферу, ожидая от нее каких-то неконструктивных сигналов. Нет опыта в этой области, нет нужных специалистов, нет отрегулированного законодательства и нормативной базы. Всё это еще предстоит создавать.

Помимо обучения языку страны пребывания натурализация предполагает знание ее истории  и основ государственного строя – этому в мире тоже учат мигрантов. Кроме того, еще на стадии отбора претендентов, в Соединенных Штатах, например, очень внимательно относятся к репутации потенциальных работников. Таким образом, Америка получает тщательно отобранные человеческие ресурсы, которые подлежат дальнейшей культурной обработке. Пройдя все этапы погружения в американскую жизнь, человек получает возможность претендовать на гражданство, и соответственно на все права американца.

Что касается Европы, то ее отношение к мигрантам чуть мягче. Здесь  термин «интеграция» практически вытеснил близкие по смыслу «ассимиляцию» и «включение». Интеграция, например, допускает сохранение мигрантами своих этно-культурных особенностей и рассчитана на достаточно долгий срок. Она также предполагает для неграждан равный с гражданами доступ к образованию, здравоохранению, предоставление равных прав на работу.

На фоне того, что Россия не имеет своей системы приема людей, естественно, усиливаются голоса тех, кто считает, что  миграция нам не нужна вообще. Добавьте к ним еще недовольство тех, кого вытесняют с рынка приезжающие мигранты, тех, кто теряет работу, так как аналогичный труд гастарбайтера дешевле. Речь о низкоквалифицированном труде, сфере строительства и услуг. В этих областях отчетливо видно столкновение интересов людей, традиционное для любой страны, которая принимает мигрантов. Это зона бытового конфликта, который очень на руку тем, кто по разным другим причинам выступает против миграции, в том числе упоминая ее качество.

И еще к вопросу о качестве мигрантов. Некоторое время назад мы упустили возможность получить высококвалифицированные русскоговорящие кадры, понимающие и принимающие российскую культуру. Ставка на привлечение русскоязычной миграции из стран СНГ и ближнего зарубежья, которая была сделана в середине 2000-х годов, себя не оправдала. К этому моменту естественный миграционный поток из этих стран в сторону России ослаб: кто-то уже уехал, а кто-то приспособился к новым условиям и встроился в те специфические социокультурные обстоятельства жизни, которые сложились в бывших республиках после развала СССР.

Люди переселялись в Россию, но не столь масштабно, как ожидалось. В некоторых регионах шли весьма интересные процессы. Несколько лет назад мы с коллегами смотрели статистику по переселению. И обнаружили, например, что самым привлекательным регионом в 90-е годы, в том числе, для русскоязычной миграции из стран СНГ, была Калининградская область.

Причин несколько. Первая - идея свободной экономической зоны, определенные преференции, связанные с этим статусом: для создания рабочих мест, налогообложения, товарных потоков. Вторая - достаточно конструктивная позиция местной администрации, включая муниципалитеты, и, можно сказать, поддержка миграции. Ну, и конечно, близость к Европе: возможность одновременно выстраивать рабочие контакты не только с российской территорией, но и с европейским пространством.

Происходило буквально следующее: из Киргизии приезжали эмиссары, в основном – мужчины. Они проходили весь подготовительный путь в Калининградской области: получали землю, право на строительство, строили целые поселки, а затем перевозили сотни русскоязычных семей. А поскольку это сообщество было достаточно квалифицированным – инженеры, врачи, учителя, то они быстро находили себе рабочие места. Это была целенаправленная программа неких сплоченных групп семей, попавших в Киргизии в некомфортную ситуацию этнических и социальных конфликтов. Они приняли решение вернуться на историческую родину, и это происходило в довольно серьезных масштабах. Наверное, так немцы переселялись в Россию при Екатерине: приезжали, осматривались, селились, столбили землю. Но регион региону рознь, а на уровне государства система приема еще не действует.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru