Все новости

Налог с продаж и малый бизнес

Мелкие предприниматели опять могут стать крайним звеном в экономике

В условиях стагнаций, рецессий, экономических кризисов и санкций, следствием которых является возникновение бюджетных ограничений, у властей всегда возникает желание увеличить налоги, чтобы эти ограничения снять. Редко кто действует от обратного, большинство стран мира при необходимости следуют этим же курсом. 

Основные экономические тренды, по крайней мере на кратко- и среднесрочную перспективу, в России обозначились уже во второй половине прошлого года - сокращение производства промышленной продукции, инвестиций, располагаемых денежных доходов.

Власти всех уровней (в том числе финансовые) еще совсем недавно заявляли, что "исчерпали ресурс повышения налогов", "налоги трогать нельзя" и что проблемы "надо решать другими способами - через оптимизацию расходов, сокращение госпрограмм, приватизацию, возможно, заимствования". В бюджетном послании президента 2012 года было заявлено, что налоги на несырьевой сектор в этом электоральном цикле увеличиваться не будут. Ровно это же отмечено и в основных направлениях налоговой политики Минфина на 2015-2017 годы. Однако сегодня говорят уже, что "нужно дополнительно проанализировать и возможности по мобилизации доходов, включая самые разные варианты, даже увеличение налоговой нагрузки…"  Вначале, как известно, всегда бывает слово.

После неудачной попытки увеличения "фиксированных социальных взносов" для ИП, после которой в 2013 году с легального рынка ушло несколько сотен тысяч микробизнесов, могло показаться, что стрижку налоговых купонов (по крайней мере в ближайший год) попытаются перенести на внешний объект - зарубежные активы российского бизнеса.

Однако офшорников пока не трогают. Бесконечные разговоры о деофшоризации вылились в минфиновский законопроект, который много обсуждался и продолжает обсуждаться в публичном поле. Документ предполагает "покосить налоговую травку" с иностранных активов тех налоговых резидентов РФ, кто прямо или косвенно является контролирующим лицом более 10% иностранной компании. За этой шумихой практически все упустили из виду стремительно принятый закон, который если не разрушает, то существенно изменяет два налоговых режима, придуманных специально для малого бизнеса, - упрощенку и вмененку. Организациям, находящимся на спецрежимах, теперь вменено в обязанность уплачивать налог на недвижимое имущество, у которого появилась кадастровая стоимость и размеры которого превышают определенную величину - квадратуру, устанавливаемую регионами. Это административно-деловые и торговые центры, нежилые помещения с офисами, общепитом и бытовкой.  

Следом, не отходя от кассы, переключение внимания на новые инициативы и дискуссия о необходимости увеличения ставки НДС с 18 до 20%, налога на доходы физических лиц, повышения социальных взносов в ФОМС и… введение регионального налога с продаж. В последний день июля президент поддержал возвращение налога с продаж, и в августе Минфин направил в правительство загодя подготовленный законопроект. Налог сразу получил прозвище старого-нового, и теперь Минфин в спешном порядке будет продвигать его на федеральном уровне, чтобы дать возможность регионам соблюсти формальные законодательные процедуры и "не опоздать" к 1 января нового года… Впрочем, все по порядку. 

Налог с продаж - один из косвенных видов налогов (на потребление), взимаемый с с конечных потребителей в момент приобретения товаров и (или) услуг. Действует в ряде стран мира, включая США. Впервые на территории нашей страны был введен еще в СССР в 1991 году со ставкой 5%. Однако последствия его принятия никем толком не анализировались, ибо СССР вскоре распался, а в российском законе "Об основах налоговой системы в РФ", введенном в действие с начала 1992 года, налога с продаж уже не было. Снова опыт его внедрения в российскую практику появился в 1998 году. Налог  с продаж был введен как региональный и тоже со ставкой 5%, субъекты РФ могли самостоятельно принимать решение о его внедрении и установлении ставки в пределах "федерально лимитированной". В 1998-1999 годах практически все регионы у себя этот налог ввели, причем, разумеется, по максимальной ставке. С 2004 года налог с продаж (под влиянием решения Конституционного суда) в России был отменен.  

В нынешней версии законопроекта регионы также получают право по своему усмотрению вводить у себя налог с продаж. По сути, изменилась только ставка (максимум - 3%), в остальном все нормы проекта похожи на ту самую реку, в которую мы уже два (или полтора, если СССР считать не вполне нынешней Россией) раза вступали. По данным РБК, после его принятия Россия станет второй страной в мире, где будут действовать одновременно два косвенных налога - на добавленную стоимость и с продаж.

Согласно законопроекту, дифференциации ставок для разных видов товаров или в зависимости от того, кто является плательщиком, не будет. Продажа ряда товаров и услуг будет освобождена от его уплаты (хлебобулочные изделия, молочные продукты, сахар, соль, картофель, растительное масло, яйца, крупы, детское питание, детская одежда и обувь, лекарства). Также налог не будет взиматься с продажи недвижимости и ценных бумаг, услуг ЖКХ и услуг по сдаче внаем жилых помещений, с санитарно-курортных услуг, услуг в сфере культуры и искусства, перевозки пассажиров и с оказания ритуальных услуг. Освобождаются от обложения учебная, научная литература, периодические печатные издания, услуги адвокатов и некоторых финансовых организаций.

По расчетам Минфина, если все регионы введут у себя налог по максимальной ставке, то дополнительные доходы их бюджетов составят в 2015-м году - 195 млрд, в 2016-м - 211 млрд и в 2017-м - 230 млрд руб. При этом в правительстве почему-то считают, что не все регионы и не сразу решатся на введение этого налога у себя (хотя прежний опыт был как раз обратным). А нынешняя ситуация такова, что региональным бюджетам просто не позавидуешь: они готовы как губка впитывать деньги отовсюду, где просто дают (федеральные трансферты) или где можно взять административно, "в меру своих полномочий". Согласно исследованию Независимого социального института (НИСП), к середине 2014 года долги региональных бюджетов составили в среднем 31% их доходов, у 40% субъектов РФ этот долг превысил 50%. Дефициты региональных бюджетов достигли в целом по России 8% (на конец первой половины года дефицитными являлись бюджеты более чем 30 субъектов РФ, столько же регионов балансируют на грани дефицита). В абсолютном выражении на март текущего года совокупный дефицит регбюджетов достиг 700 млрд руб., а к концу года этот показатель может увеличиться до 900 млрд руб. В доходах бюджетов сокращается доля налога на прибыль (в условиях экономической нестабильности поступления от этого налога всегда снижаются, ибо им в принципе можно легко манипулировать), но растет доля налога на имущество. Как в этой ситуации, вероятней всего, поведут себя регионы и их губернаторы, если появится возможность "обзавестись более стабильным источником доходов" (косвенные налоги считаются более устойчивыми в условиях экономической нестабильности)? 

Основной аргумент сторонников налога с продаж именно такой: дать регионам возможность бюджетного маневра в части пополнения доходной части их бюджетов. В прошлые периоды свыше 50% общей суммы налога поступало в бюджеты трех регионов - Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. Например, по данным Минфина, в 2002 году около 36% поступлений от налога пришло в бюджет Москвы, более 10% - в бюджет Московской области и 8% - Санкт-Петербурга. Наиболее легко администрировать налог с продаж именно в торговых сетях (сегодня около 25% оборота розничной торговли осуществляется тут). Но… наиболее активно торговые сети в последнее десятилетие также развивались в этих трех регионах. Мультипликативный эффект? Богатые регионы станут еще богаче, а бедные?..

Обратим внимание и на следующую "деталь": уход плательщиков налога в тень и сложности с его администрированием в прошлом демонстрировали, что его собираемость была на уровне всего 30-35% планируемого. Сегодня, по прогнозам аналитических центров, собираемость будет в лучшем случае 50% плана.

Следовательно, исходя из нынешних реалий и памятуя неудачный опыт нашего не столь давнего прошлого на два вопроса (введут ли у себя все? соберут ли все?) уже с высокой степенью вероятности можно давать один положительный и один отрицательный ответ.

Как это затронет непосредственно малый бизнес?

С МП - юридическими лицами более-менее понятно: затронет прямо и непосредственно. Формально налог возникает там, где возникает конечный потребитель. Однако в нынешней версии законопроекта плательщиками налога являются не только организации, но и индивидуальные предприниматели, у которых есть объект налогообложения (еще один выстрел в сторону разрушения или очередной существенной мутации спецрежимов для МСП: избавили в свое время от одного косвенного налога - НДС, но приращиваем другим - с продаж плюс если имущественный налог затронул только МСП-юрлица, кто на вмененке и упрощенке, теперь мутация коснется и ипэшников, кто не только на вмененке и упрощенке, но и на патенте). Кроме того, если в цепочке движения товаров будут возникать ИП, которые закупают их не для себя, а для последующей реализации конечному потребителю, налог с продаж (если ничего не изменится) будет уплачиваться дважды и даже трижды (каскадом). Налоговый период составляет месяц. Следовательно, по итогам каждого месяца и ИП, и МСП-юрлица должны будут платить налог в бюджет (и сдавать отчетность), что существенным образом не только увеличивает налоговую базу, но и удорожает административные издержки на предпринимателей (допрасходы на бухгалтеров и взаимодействие с налоговыми органами). Кстати, прошлый опыт в отношении ИП тоже есть. Так, поскольку, как говорилось, налог с продаж - налог на конечное потребление, когда-то Конституционный суд уже принял решение, что приобретаемые для предпринимательской деятельности товары следует исключать из перечня облагаемых. Как это конституционное решение будет учитываться сегодня? О нем просто забудут или бизнес снова пойдет в суд и несколько лет, пока с него будет "сниматься текущая маржа", будет доказывать, что ИП не верблюд? Налоговое администрирование и сегодня совершенством не блещет, и не стоит надеяться, что налоговики будут столь лояльны, чтобы верить бизнесу на слово, где конечный потребитель, а где - "промежуточный". На практике плательщику, если он, конечно, захочет с этим возиться, придется подтверждать статус "промежуточного" покупателя и собирать с части контрагентов кучу документов, доказывающих, что цепочка длинная и кто-то в ней "не конечный". Без бумажки, как известно….

В отношении основной части МСП администрирование будет непростым, действенный контроль над сотнями тысяч торговых точек нереален (к слову, государство даже не стало дожидаться результатов эксперимента по онлайн-передаче данных кассовых аппаратов в ФНС, который должен закончиться в феврале 2015 года). Однако контрольно-кассовую технику имеют не все МСП: не обязаны ее иметь те, кто на ЕНВД. Создается множество возможностей для путаницы и манипуляций. И для роста коррупционного рынка.

Последствия всего этого - развивающийся тренд ухода бизнеса в тень (банальность), поиск новых схем по его неуплате и повышение цен. Причем издержки продавец переложит не только на те товары и услуги, которые будут облагаться налогом с продаж, но и на все остальные - эффект мультипликативен. Прирост в текущую и годовую прогнозную инфляцию, по разным оценкам, составит от 1,5 до 3% (например, по расчетам Центра макроэкономического прогнозирования Сбербанка, на 2,1%). В конечном итоге за все заплатит конечный потребитель. Впрочем, и "промежуточный", возможно, тоже.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru