Все новости

Человек вне системы. Что может помешать Борису Джонсону сменить Терезу Мэй

Илья Дмитрячев — о том, сможет ли британский политик вернуться во власть и удержать ее

Он написал биографию Черчилля и был лицом британских евроскептиков перед референдумом 2016 года, он с переменным успехом руководил столицей и с еще более переменным успехом — всей британской внешней политикой, он регулярно делает провокационные заявления, чтобы повысить свой политический вес и попытаться бросить вызов Терезе Мэй.

Известный своим острым языком, заядлым популизмом, шкодливым взглядом, растрепанными волосами соломенного цвета и нарочито неряшливым стилем в одежде Борис Джонсон является одним из самых опасных противников нынешней главы правящей Консервативной партии и, соответственно, правительства. Однако стать следующим британским премьером ему будет очень сложно.

Когда в 2016 году избранная лидером тори Тереза Мэй назначила во главе МИД BoJo, как в английских газетах называют для краткости Джонсона, стало ясно — с таким человеком во главе Форин-офиса скучно не будет.

Несистемным был этот политик и слишком далеким от аккуратных высказываний и сдержанного поведения, присущего сотрудникам этого ведомства.

Этот прогноз полностью оправдался — Джонсон до самого последнего момента оставался белой вороной среди британских карьерных дипломатов, он не раз удивлял непродуманными или просто недопустимыми для главы МИД высказываниями. Некоторые из этих изречений имели весьма конкретные последствия.

В одном случае, например, его неосторожное заявление сильно усложнило положение Назанин Загари-Рэтклифф, женщины с британско-иранским гражданством, отбывающей пятилетний срок в тюрьме Ирана по подозрению в заговорщической деятельности с целью свержения режима. Из-за Джонсона ей, по сути, стал угрожать новый срок.

Но даже в той ситуации, когда многие указывали на несоответствие Джонсона занимаемой должности, Мэй оставляла его на этом посту.

Как представляется, в качестве министра и члена правительственной команды харизматичный политик был ей менее опасен, нежели в роли ярого оппонента в собственной партии.

Однако в итоге Джонсон ушел сам, не согласившись с видением Мэй по вопросу Brexit.

И ситуация пошла по описанному выше сценарию.

Джонсон и вправду принялся активно критиковать политику Мэй, используя для этого свое излюбленное оружие — авторские колонки в различных газетах.

Последствия одного развода

На этом фоне появившаяся в сентябре информация о том, что Джонсон разводится, ожидаемо стала одной из главных сенсаций нового политического сезона, на какое-то время отодвинув на задний план самые популярные темы последних месяцев — переговоры по Brexit или таинственный случай с отравлением Скрипалей.

Конечно, то, что политик изменял своей второй жене, с которой он находился в браке 25 лет, особенным секретом не было. Имена его бывших пассий, а также связанные с этим интимные подробности (аборт в одном случае, рожденный и долго не признаваемый ребенок — в другом) благодаря газетам быстро становились достоянием широкой общественности.

Но особенных сложностей, мешавших политику делать карьеру, это не доставляло. Тем более что супруга Джонсона, успешный адвокат Марина Уилер, каждый раз прощала мужу походы на сторону и брак сохранялся.

Вот и сейчас, в то время, как таблоиды со смаком публикуют фотографии предположительной 30-летней пассии 54-летнего Джонсона, более серьезные издания пытаются разобраться в деталях этого скандала и понять, насколько он помешает или, напротив, поможет политику вести борьбу за премьерское кресло.

Примечательно, что утечка информации о разладе в семье Джонсона, как потом стало известно, произошла именно из Консервативной партии.

Британские газеты после того, как новости о разводе были опубликованы, сообщили, что коллегам по партии его любовные похождения были давно известны. Именно на этом, судя во всему, и решили сыграть в окружении нынешнего премьер-министра, чтобы избавиться от опасного конкурента.

Распространенное многостраничное досье помимо пунктирного описания измен Джонсона включало в себя и ряд других моментов, которые выставляли его не с самой лучшей стороны. В нем, например, говорилось о слабой дисциплинированности Джонсона — и в пору журналиста, и на депутатском посту.

Тем временем, несмотря на новость о разводе и на опубликованный компромат, британский истеблишмент и политические аналитики не кинулись наперебой предрекать BoJo неминуемую политическую смерть.

Ну и что, пожимали плечами многие, — Владимир Путин, мол, тоже развелся, и что с того? Среди аргументов, которые можно было встретить, были и такие — семейная жизнь Джонсона не столь и важна. Стране позарез нужен Brexit на выгодных для страны условиях, и если Тереза Мэй этого сделать не может, так пусть это будет ее оппонент-консерватор, позиционирующий себя как один из главных британских евроскептиков.

Ответ через СМИ

Однако самого Джонсона опубликованное на него досье, судя по всему, достаточно сильно задело.

Или он сделал вид, что задело, или он просто решил сместить фокус внимания от неурядиц своей личной жизни.

Как бы там ни было, но он решил прибегнуть к уже упомянутому оружию — газетной колонке.

9 сентября бывший глава МИД обрушился с критикой на Мэй, сравнив ее стратегию с поясом смертника, детонатор от которой чиновники на Даунинг-стрит, якобы, вручили брюссельским бюрократам.

Это заявление наделало много шума, и тут уже в Джонсона полетели многочисленные стрелы критики, в том числе и от членов собственной партии, а ведь именно им придется выбирать нового лидера, реши тори попытаться-таки избавиться от Терезы Мэй, о чем давно говорится в кулуарах Вестминстерского дворца.

Что дальше?

Во всей этой истории до сих пор много белых пятен. Например, не ясно, насколько сильно эти провокационные статьи позволят Джонсону укрепить свои позиции у тех избирателей, которые два года назад двумя руками проголосовали за Brexit и, как написал Джонсон в одной из своих недавних статей, в душе согласны с тем, что женщины в парандже похожи на грабителей в банках и почтовые будки. Непонятно и сколько у него припрятано еще камней за пазухой и какой план "похода" на канцелярию Мэй у него проработан.

С другой стороны, знак вопроса стоит и над тем, насколько хорошо на Даунинг-стрит просчитывают будущие действия Джонсона и будут ли они нейтрализовать его, скажем, специально провоцируя на неконтролируемый выплеск эмоций. Потому что острота слова, конечно, для политика, ценное качество, но способность объединить вокруг себя разные точки зрения внутри собственной партии — еще более важное умение.

А вот этот навык Джонсон как раз и не демонстрирует. Пока у него не получилось не только удержать собственную жену, но и сплотить вокруг себя однопартийцев. Но если на семейные неурядицы тори еще закроют глаза, то неспособность представлять все течения в Консервативной партии — более серьезный для него минус.

Консерваторы вряд ли не заинтересованы в том, чтобы поменять Мэй на политика, столь сильно сеющего рознь в партии, каким является бывший глава МИД. И именно это может в итоге стать для крайне амбициозного Джонсона непреодолимым препятствием на пути на Даунинг-стрит.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru